02:53
Понедельник, 22.04.2024
Главная » Статьи » Новости МО и МВД РФ и мира [ Добавить статью ]

Как в Дагестане милиционеры пытали 14-летнего мальчика
Новость на Newsland: Как в Дагестане милиционеры пытали 14-летнего мальчика

Правозащитники - «иностранные агенты», теперь это закреплено в законе. А чем занимаются эти "иностранные агенты"? Подрывной деятельностью: пытаются посадить полицейских, избивших несовершеннолетнего, а также дарят корову бедствующей семье избитого. Ведь правда — подрывная деятельность? 

А если серьёзно, то недавно в Дагестане произошло важное событие. В далеком горном селе был посажен полицейский-садист. "Экая невидаль!" - скажет кто-то. Но для кавказской республики, где полиция полностью безнаказанна, где люди отчаялись добиться справедливости в судах, даже эта небольшая победа — важное событие. И ещё. Эта небольшая победа - одновременно и удар по терроризму, потому что именно безнаказанность чиновников и полицейских — один из главных пропагандистских аргументов тех, кто зовет людей «вершить справедливость» при помощи выстрелов из-за угла и бомб под колёсами автомобилей.  

Чуть больше двух лет назад, 18 июля 2010 года, в пять часов вечера к Ахмедовым, живущим в горном селе в Дагестане, пришли полицейские. В доме были четверо несовершеннолетних детей, в том числе старший - 14-летний Махмуд Ахмедов, и их 85-летний дедушка Гусейн Курбаналиевич.  

Полицейские, ничего не объясняя, забрали Махмуда с собой. Гусейну Курбаналиевичу, пытавшемуся узнать, куда забирают ребёнка, грубо посоветовали не соваться не в своё дело.  

Бить Махмуда начали уже в полицейской машине. Требовали признаться, что он украл электродрель и спрятал её в тумбочке у себя дома. Привезя в райотдел, продолжали бить весь вечер и всю ночь. Один полицейский держал, ещё двое - били дубинкой по груди, по голове, заламывали пальцы, грозили отрезать их ножницами, били по коленям и голеням («Чтобы не ушёл отсюда», - сказал один из садистов), угрожали изнасилованием, постригли («Говорили, что барана стригут, и смеялись», - расскажет потом Махмуд сотруднику «Мемориала»). Били «просто так»: «Взяли отпечатки пальцев, но ничего не записывали, просто били и говорили, что я украл». Когда мальчика оставили в покое, он не мог уснуть - так болела голова, было больно закрыть глаза.  

Мать Махмуда, Айшат Гусейнова, была в это время в Махачкале. Отец, Хирамагомед Ахмедов, работал на другом конце села. Родителям удалось добраться до отделения полиции на попутках только на следующее утро... Сына они нашли в ужасном состоянии - избитый, он сидел, не поднимая головы, держась за неё руками. 

Совершенной новостью для полицейских-садистов стало то, что двоюродный дядя избитого мальчика — сотрудник МВД. Хирамагомед обратился к нему, и Махмуда тут же отпустили. Полицейские сожалели, что так вышло: мол, не знали, что бьют племянника коллеги... О злосчастной дрели тут же забыли; о том, чтобы поискать в тумбочке якобы спрятанный там инструмент, не было и речи. 

Ахмедовы пошли к прокурору, тот немедленно отправил мальчика в больницу. По дороге Махмуду стало плохо, началась рвота, родители под руки довели его до палаты. Выяснилось, что Махмуд потерял слух на одно ухо. Позже он скажет сотруднику "Мемориала": «Я и не знал, что так больно, когда по уху бьют».  

Когда родители Махмуда были у прокурора, тот вызвал к себе пытавших Махмуда полицейских. Участковый стал орать на мать мальчика, заявляя, что избил его, потому что "захотелось так", и что никакие жалобы Ахмедовым не помогут. На Кавказе многие полицейские, как известно, не просто молча наслаждаются своей безнаказанностью, но и грубо бахвалятся ею. После этих слов у Гусейновой случился эпилептический припадок, очнулась она уже в больнице.  

Дальше — больше. Против родителей избитого мальчика возбудили дело... о клевете на сотрудников полиции! Благо, примерно в то же время возбудили и дело против полицейских - о превышении должностных полномочий. Дело о клевете приостановили.  

В результате долгого разбирательства трое полицейских были осуждены на условный срок. Родители Махмуда приговор обжаловали. И вот 12 июля 2012 года правосудие свершилось: один из полицейских получил реальный срок - три года в колонии общего режима. Дело ещё двоих, выделенное в отдельное в производство, ожидает рассмотрения.  

Важную роль в этой победе сыграли сотрудник дагестанского офиса «Мемориала» Сиражутдин Дациев и адвокат Азиз Курбанов, представлявший интересы потерпевших по соглашению с нашей организацией. 

Сейчас Махмуд сидит дома, лечится: его до сих пор преследуют головные боли, на солнце ему находиться нельзя, слух до конца не восстановили и после лечения в московской больнице. Он не учится, не работает; занимается по хозяйству, кормит кур, кроликов. Отец Махмуда в результате падения разбил голову, сейчас он болен. Всё хозяйство - на плечах матери мальчика и детей. "Amnesty International” выделила средства, и сотрудники «Мемориала» купили корову семье Ахмедовых и одежду их малолетним детям.  

Слух мальчику не вернуть. Вряд ли страшная ночь с 18 на 19 июля и вся дальнейшая история прибавят ему доверия к правоохранительным органам и заставят когда-то к ним обратиться. 

Остается надеяться, что еще двое полицейских, принимавших участие в истязании мальчика, не уйдут от ответа.     

Только сегодня мы узнали, что осужденный подал кассационную жалобу. Борьба не закончилась. 

Олег Орлов


Источник

Категория: Новости МО и МВД РФ и мира | Добавил: Ленпех (20.07.2012)
Просмотров: 684
| Теги: полиция, публицистика, мемориал, дагестан, права человека | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Видео канал сайта

Военный пенсионер.рф

Опрос
Какое общество мы строим
Всего ответов: 370
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 25
Гостей: 25
Пользователей: 0