07:19
Вторник, 24.11.2020
Главная » Статьи » Власть [ Добавить статью ]

«Ваша зарплата - это бутылка плохого вина, которое я пью по вечерам»: Как министр из провинции отстроил дворец на 56 комнат под Москвой

«НЕУЖЕЛИ ТАМ ЕЩЕ ЕСТЬ ЧТО ВОРОВАТЬ?»

Эта история началась в тихий предтюремный вечер, когда белорусы наконец отвлеклись от своей революции.

- Да ты из Саранска?! Знаем этот бандитский город в Мордовии! - улыбались они мне, улепетывая от омоновцев.

В моем родимом городке, правда, стреляли чаще людей, чем сигареты. Но было это давно, еще в 90-х.

- Мордовия жжет, - радовались братья-славяне. Им почему-то важно было знать: «У вас, в России, вор на воре».

Смешно. Сидим мы в минском парке, куда, как в фильме «Матрица», рвутся омоновцы в черном. И говорим о Мордовии. Как силовики штурмуют стену великолепного подмосковного замка. И живет в замке бывший мордовский чиновник, проректор МГУ 45-летний Алексей Гришин, он же - сын ректора Плехановки, тоже бывшего мордовского чиновника Виктора Гришина. И замок тот сказочно богат, как и две квартиры его хозяина, соединенные в одну на Ломоносовском проспекте в Москве. Люксовые автомобили, драгоценности, часы и много чего следователи взяли, а опись изъятого слили в прессу.

Силовикам пришлось перелезать через забор подмосковного дворца Алексея Гришина, чтобы задержать «мордовского принца» и проректора МГУ. Фото: Кадр оперативной съемки
Силовикам пришлось перелезать через забор подмосковного дворца Алексея Гришина, чтобы задержать «мордовского принца» и проректора МГУ. Фото: Кадр оперативной съемки

И возмутился завистливый интернет, заныл: это так живет на зарплату проректор МГУ?! Это у него папа - ректор Плехановки?!

Впечатлились блоги: неужели в нищей Мордовии еще есть что воровать?!

Зааплодировали следствию легковерные обыватели, недоумевая, правда: а раньше нельзя было имущество и зарплаты ВСЕХ чиновников взять да сравнить?! С калькулятором пройтись по дворам. От Рублевки и Питера до Дагестана и Чечни? А?

Слава о мордовском чиновнике-миллиардере разбудила и во мне любопытство: с чего шум? Ну взяли Лешу Тишайшего (такое у Гришина прозвище в Саранске). И что? На Рублевке с домиками стоимостью в десятки миллионов долларов ОМОН может врываться в любой, и мало кто из хозяев удивится.

Смущало, правда, появление в этой истории Алексея Навального... И, кстати, интересная штука. Чем глубже я вникал в эту, казалось, нехитрую историю, тем становилось страннее.

Так бывает - дернешь одну ниточку… А потом думаешь: зачем дернул? Что теперь с этим бардаком делать?

НИТОЧКА ПЕРВАЯ - «ДЕТСКАЯ ПЕСОЧНИЦА»

Навальный столкнулся с Гришиными во время охоты на другого зверя. «Отстреливая» зубров элиты, он выцеливал одного из самых матерых - губернатора Мордовии (а потом и Самарской области) Николая Меркушкина.

Обустроив Мордовию, в 2012 году Николай Меркушкин получил в управление и Самарскую область (на инаугурации ему вручили даже глобус Самарской губернии). Фото: Юрий СТРЕЛЕЦ/РИА Новости
Обустроив Мордовию, в 2012 году Николай Меркушкин получил в управление и Самарскую область (на инаугурации ему вручили даже глобус Самарской губернии). Фото: Юрий СТРЕЛЕЦ/РИА Новости

Простодушный Николай Иванович был легкой мишенью. В те дни он как раз опять отругал... народ. Плохо, дескать, за власть голосуете, негодовал он с трибуны. Москва, мол, урежет финансирование.

«Если будет низкий процент (голосования. - В. В.), - говорил Меркушкин, - у власти придется просить (деньги) вот так (склоняет голову). А если будет 97 процентов, то ты не будешь просить (гордая осанка). Ты потребуешь! Понятно?»

Навальный, решив, что «клиент для позора созрел», запустил квадрокоптер над рублевскими дворцами «гнезда Меркушкина». Но большого ажиотажа видео не вызвало. («Жертвы» Навального часто даже рады таким разоблачениям - власти не трогают тех, кого «мочит враг режима».)

Но обнаружилось, что рядом с дворцом сына губернатора (Алексея Меркушкина) стоит дом его друга юности Алексея Гришина (сына ректора Плехановки). Тут же высились особняки бывшего ректора РГТЭУ* Андрея Шкляева (зятя ректора Плехановки) и мордовского депутата Александра Муравьева...

Дома добротные. Стоимость, по некоторым данным, дворца Гришина-младшего - 360 миллионов, сына Меркушкина - 260 миллионов, остальных по 121 млн рублей.

Обыкновенная рублевская история, скажете?

Как сказать...

Ведь дети мордовского губернатора и ректора Плехановки лишь ЧУТЬ обнажили капиталы, опрометчиво разместив их в «детской песочнице», на клочке рублевской земли. Самый их краешек. И это ЧУТЬ весило миллиард!

И кроме естественного «откуда деньги?» стало интересно, как к детям наших сановников липнут миллиарды. Как так получается, что дети прокуроров-губернаторов-министров все сплошь талантливые и удачливые бизнесмены?

КТО ТАКОЙ ГРИШИН?

Отец нашего героя Алексея - Виктор Гришин в 1995 году, когда Николай Меркушкин возглавил Мордовию, служил министром экономики республики. И стал правой рукой губернатора.

В тот год сыну губернатора было 17 лет. Гришину-младшему - 20.

Два Алексея сдружились неизбежным образом. По факту рождения Главными Детьми Республики они становились мордовскими принцами.

Впрочем, в 90-х еще не дошли до бесстыдства, когда посты глав регионов, министерств или госмонополий передавались бы по наследству.

Юному Гришину дали «поиграть» в ведущего специалиста представительства Мордовии в Москве, сына губернатора в 21 год посадили в кресло гендиректора мордовской кондитерской фабрики «Ламзурь»...

Это были старые добрые дни «первоначального накопления капитала».

Отцы семейств (губернатор Меркушкин и Гришин-старший) с любовью обустраивали свой дом - Мордовию.

Родня губернатора осваивала управленческие высоты. Производство стройматериалов и банки - брат с племянником. Пищевую промышленность - дети. Топливный бизнес и колхозы - тети, дядя, племянники.

И все было душевно и красиво. Под лозунгом «Согласие. Порядок. Созидание» местная экономика получила наконец настоящего хозяина. Не случайного, не залетного. А Москва - надежного наместника, дающего нужное голосование на выборах.

И к середине 2000-х границы семейного бизнеса Меркушкина наконец совпали с границами Мордовии.

«Все у нас вокруг принадлежит маркизу Карабасу», - посмеивались мордовские подданные, по темноте своей не понимающие, как же им повезло.

Москва, кстати, «семейной приватизации» целого субъекта Федерации упорно не замечала. (Хотя прокуратура Ленинского района Саранска однажды отважно пыталась оспорить приватизацию Семьей местного молокозавода и даже писала жалобы в центр - стоимость акций была занижена раза в три.)

Одновременно Меркушкин-старший оттачивал свою знаменитую методику, которая потом станет всероссийским трендом (а на Северном Кавказе так вообще национальной идеей): «Как выжать из Москвы побольше денег».

Поначалу они, правда, водились скорее у олигархов, чем у Кремля, а потому мордовский глава вел дружбу с главой «ЮКОСа» Михаилом Ходорковским. Через хитрые мордовские фирмочки текли нефтяные миллиарды, сколько прилипло к рукам чиновников, знает лишь дьявол (только официально «ЮКОС» перечислил семейному фонду «Созидание» в Мордовии пару миллиардов рублей).

При этом его сын Алексей остался строить стадион к чемпионату мира в Саранске. Фото: Юлия ЧЕСТНОВА/ РИА Новости
При этом его сын Алексей остался строить стадион к чемпионату мира в Саранске. Фото: Юлия ЧЕСТНОВА/ РИА Новости

Империя Отцов росла. И перед юными Алексеями раскинулись ВИП-горизонты.

- Выбирайте! - говорила им сама судьба.

Эх, если бы тогда 20-летнему Леше Гришину рассказали, что все у него, конечно, будет - и министерство, и проректорство МГУ...

- Но однажды, - сказал бы ему кто-то сверху, - в твой дворец ворвутся омоновцы.

Интересно, он изменил бы свою жизнь?

Думаю, вряд ли.

Тут вот в чем дело.

ДРУЖБА МАЖОРОВ

Саранск - насквозь провинциальный, домашний городок, как его ни пудри и ни разукрашивай. Поэтому, когда принцы с придворными устроили ночные гонки (один из гонщиков в 2001-м сбил мать двоих детей, но уголовное дело в Октябрьской прокуратуре Саранска так и не смогли найти), причина была очевидна - скучно пацанам.

Да и отец Алексея, Гришин-старший, уже был в Москве.

- Он оказался там на интересной должности в Госдуме, - рассказал мне один федеральный чиновник, - она неожиданно стала ключевой - глава Комитета по региональной политике. Появилась возможность лоббировать финансирование регионов.

Гришин-старший становится влиятельным московским сановником - замом главы фракции «Единой России» - и чудесным образом получает в управление легендарный Университет имени Плеханова.

Меж тем ребят в Саранске родители старались чем-то занять - включили в советы директоров, вручили кабинеты с секретаршами. Заставили даже заняться благотворительностью, чтобы хоть как-то приблизить к народу.

Но с людьми принцы сходились трудно.

- Пришла к ним просить спонсорскую помощь на детский праздник, - рассказывает моя саранская знакомая. - Сели за стол. Нам предложили конфеты, чай. Парни смотрят на нас, улыбаются. И вдруг один говорит: «Кушайте-кушайте. Вы же обычно на халяву едите». Я опешила. А они любуются эффектом. Ну я-то понимала - развлекаются балбесы малолетние. Промолчала ради детей. Они кивнули: мол, ладно, иди, поможем.

Парни, надо отдать им должное, повзрослели и взялись за ум. Благо схема отлажена - отцы затаскивают в республику деньги, дети строят. (Что, если вдуматься, даже справедливо - коль кредиты у Москвы выбила Семья, почему они должны уходить на сторону?)

Причем деньги извлекались из казны творчески.

Создается, например (этот опыт тоже разойдется по регионам), Корпорация развития Мордовии, цель - стимулирование экономики. Льготные кредиты корпорации были, разумеется, разобраны предприятиями Семьи. И хотя миллиард рублей, по версии Следкома, все-таки исчез, экономический эффект, конечно, был.

Как ни крути, население (пусть вместо нормальных зарплат) получает храмы, стадионы, театры и прочее. А то, что Мордовия постепенно становилась банкротом, кому интересно, кроме экономистов? 50 миллиардов рублей долга, это 200% от собственных доходов республики, только на выплату процентов по кредитам уходит 3 миллиарда рублей в год.

Зато как похорошела столица Мордовии при Меркушкине! (Как в России выгодно прихорашивать и строить, поговорим в следующей серии этого материала.)

Поэтому Гришин-младший через свою управляющую компанию «Инвест-капитал» купил строительную фирму «СДС-Управление строительства». Для успешного бизнеса этого было достаточно.

На неприметное предприятие обрушиваются жирные госконтракты - в 2010-м на 1,65 миллиарда, в 2011-м на 4,6 миллиарда...

Именно тогда, на заре своей работы, юный Гришин украдет (по версии следствия) свой первый десяток (из найденных следствием) миллионов. Ну как украдет...

Забегая вперед, даже неудобно за будущего министра строительства региона - не воровство, а ерунда какая-то!

Гришинская «СДС» в те дни строила в Саранске Перинатальный центр за госденьги и жилой комплекс - за свои. Лифты на оба объекта заказали у одного поставщика. И, как считает следствие, не удержались от соблазна - одни и те же лифты в больницу пустили дороже, а для себя, в новостройку, дешевле.

Или еще случай - в Саранске «СДС» строила жилой дом, а потом передумала. Деньги вывели, стройку забросили. Несчастные дольщики уже почти 10 лет ходят по судам. Потом и саму компанию Гришин решил обанкротить и деньги изъять (еще один эпизод обвинения).

Для будущего замдиректора «Оборонстроя» и проектного главы «Олимпстроя» выглядело как-то неряшливо. Мелочно. По-детски.

«ЭФФЕКТИВНЫЕ», НО БРАЛИ НЕ ПО ЧИНУ

- «Оборонстрой»?! - уверен, уже насторожился читатель. - И не тот ли это «Олимпстрой», построивший Олимпиаду в Сочи?

Да. Те самые. Мордовский принц и проектами олимпийской стройки рулил. И оборону укреплял. Обыкновенная русская жизнь.

Ну вот, к примеру, был у главных детей Мордовии друг - сын еще одного из мордовских министров Михаил Барышев. Обыкновенный саранский паренек с добродушной улыбкой. С ней в моем дворе обычно спрашивали одинаково ласково и «как жизнь, старина?» и «сюда иди, базар есть».

И случилось с Барышевым чудо. Отучившись в Суворовском училище, попадает он в Комендантский полк Кремля. В 29 лет уже его командир, а в 36 - начальник всего ЦСКА (!), еще через три года он на генерал-лейтенантской должности начальника Главного управления Минобороны по работе с личным составом.

Невероятно? Но те же чудеса и с Гришиным.

Алексей в 26 лет защищает кандидатскую. Ему сразу дают госпремию Мордовии. В 31 он вместе с другом Лешей Меркушкиным учится управлять местными предприятиями, и вдруг - р-р-раз! - помощник министра регионального развития РФ и мгновенно - помощник вице-премьера РФ.

Зачем федеральному вице-премьеру вдруг понадобился провинциальный управленец? Терпение.

Через три года Алексей Гришин вдруг становится замом гендиректора «Оборонстроя» и как-то сразу исполнительным директором по проектированию «Олимпстроя».

То есть за каких-то пять-шесть лет мордовский парень вдруг вырастает в незаменимого эффективного менеджера федерального масштаба.

Потом Гришина переведут в Самарскую область, к… да-да, к перелетевшему сюда из Мордовии Николаю Меркушкину, причем опять-таки на неслучайную должность - министром строительства. В Самаре как раз шло масштабное осваивание денег на строительстве стадиона к чемпионату мира по футболу...

Детей к сияющим высотам вели осторожно. Умно.

Как потом расскажет мне экс-глава Госфинконтроля Самарской области Ольга Михеева: «Алексея власти берегли. Да так, что он ничего не подписывал, кроме поздравительных открыток».

Принцев оберегал клан «взаимопомощи» (помните фильм «Прохиндиада, или Бег на месте», где герой Калягина решал все вопросы?) - ректоры, судьи, депутаты, бизнесмены, министры, ВИП-священники, генералы...

«Нам Меркушкин говорил прямо: мне ничего не будет, - рассказывал глава самарского ОНФ Вадим Нуждин. - И в Самаре этому свято верили...»


- И как думаешь, почему? - спросил меня приятель, федеральный чиновник (и это не Хинштейн), чье имя я поклялся не называть. - Почему такие вундеркинды так легко делают карьеру? Отцы? Да брось. Отцы не боги. Сама система их бережет, гибкие исполнители - ее опора. С такими ребятами «по дружбе» можно делать дела. Они эффективны, понимаешь? А если появится какой-нибудь законник, честный идиот, система забуксует. И всем будет плохо. Сколько я таких сочувственно «хоронил». Мешают.

- Чепуха... - ворчу. - Помнишь «удобного» суворовца Барышева с его реактивной карьерой от рядового до генерала? Арестован (по обвинению в хищениях на посту начальника ЦСКА). Защитила его твоя система?

- Про таких говорят: попал под лошадь. Дочку большого человека, слышал, он уволил, - кивнул приятель. - К тому же имел скандальную репутацию. Система таких выскочек подчищает.

- А Лешу за что? - перехожу я к главному.

- С Лешей сложнее, - соглашается чиновник. - Дом он себе построил не по чину, под Навального подставился, наверху это заметили - первая ошибка... Но главное - то, что случилось в Самаре. Там вы обнаглели, конечно...

- Кто это «вы»?! - изумляюсь.

- Мордва, - подмигивает. - Вы же, как обычно, жжете...

P. S. И все-таки многое не сходилось. Во-первых, дворец Гришина с 56 комнатами не мог быть построен на мордовские деньги. Маленький Саранск не тянет на такой размах. Да и странно выглядели уголовные дела - мелочные эпизоды 11-летней давности с истекающими сроками подсудности, словно у следствия цель - посадить не Гришина. А кого-то еще.

И я поехал в Самару, где Гришин-младший был министром и вице-губернатором. И не подозревал, как вдруг перевернется эта история. Что мордовского «принца» мне будет даже жаль.

*РГТЭУ - Российский государственный торгово-экономический университет, слитый в 2012 году с Плехановским.

«ЛУЧШИЙ ГУБЕРНАТОР»

Интересно, знает ли ФСБ или кто-нибудь в Кремле, как на самом деле в регион заходят назначенцы? Поверьте, мордовская команда Николая Меркушкина в Самару вошла самым обыкновенным для Руси образом.

- Мне назначили встречу в «Москва-Сити» двое, - вспоминает самарский бизнесмен, владелец компании «Современные медтехнологии» Сергей Шатило. - Мы, говорят, заходим в регион. Ты планируешь в Самаре работать? Пожимаю плечами: а что? Плати (называют цифру). Я просто плюнул и ушел.

- Дали работать? - спрашиваю в уверенности, что речь пойдет о бесчинстве страшной «мордовской мафии».

- Да в Самаре не было лучше губернатора, чем Меркушкин! - вдруг решительно сказал Шатило. - Люди это скоро поймут. Вы посмотрите, какие в области дороги. Сколько всего построено! Меркушкин и его команда - разумные, деловые люди. Мне дали работать, конечно. Получился хороший проект.

- Подождите, - запутываюсь я. - Люди губернатора вымогали долю, а вы его называете лучшим?!

Шатило философски пожал плечами:

- Да! Но он дело делал.

Потом он как-то спросил самого Меркушкина из чистого любопытства: кто все-таки деньги у него просил?

- Губернатор сильно тогда разозлился, - вспоминал бизнесмен. - Закричал: «Не давай этим сукам!»

- Так кто эти люди?

- Был человек в окружении, он координировал.

- Да, был персонаж, - вспомнил я слова экс-главы Госфинконтроля Самарской области Ольги Михеевой. - Бывший силовик (фамилия известна редакции. - В. В.). К нему заходили застройщики - четко два раза. До заключения контракта и после.

«В какой богатый серпентарий попал наш герой Алексей Гришин, - думал я при этом милом криминальном разговоре, словно я в Абхазии или на Сицилии. - Хороший мальчик из уважаемой семьи, отпрыск ректора Плехановки, друг юности сына губернатора (к тому времени этот сын был уже вице-премьером Мордовии). С блестящей карьерой: «Оборонстрой» - «Олимпстрой» - министр строительства Самарской области...»

- С Гришиным работали? - спрашиваю.

Шатило вздрогнул.

- Старался его избегать, - нахмурился он. И рассказал, как в Самаре кардиологическую клинику строил.

КАК ОСВАИВАЛИ РЕГИОН

- Я год провел в тюрьме, - сказал бизнесмен. - Пришили «спящую» статью УК «картельный сговор» (на всю Россию 6 таких уголовных дел. - В. В.), но суд отменил арест.

- Зачем посадили?

- Не дал показания на губернатора.

История Шатило в общем-то проста. Николай Меркушкин в те дни, как всегда, любовно обустраивал вверенный ему регион, как хороший крестьянин - избу. По общерусской традиции расставляя своих людей с прицелом, чтоб каждый пас отдельную отрасль, как пастух стадо. Семья мигрировала в Самару. Это местные жители видели по магазинам - мордовские продукты теснили товары аборигенов. Расцветал «саранский импорт».

- Он привез команду и рассадил их на потоки, - рассказывал мне депутат Госдумы Александр Хинштейн. - Придумал, например, областной фонд жилья и ипотеки, который стал основным подрядчиком и застройщиком жилья для населения. Фонд поддержки индивидуального строительства на селе - оператором сельского строительства. В итоге в первом фонде дыра в 1,8 миллиарда (директор под стражей), во втором - 2 миллиарда (руководитель, однокурсник сына губернатора, Костин под следствием).

Точно так же, по мнению критиков Меркушкина, «мордва» решила прибрать медицину. Появился проект кардиоцентра на модных условиях государственно-частного партнерства. Область давала бизнесмену (Шатило) бесплатную землю, коммуникации, налоговые и прочие льготы. При этом кардиоцентр оставался собственностью инвестора.

То есть, с одной стороны, казна не тратилась на дорогую больницу, с другой - весь «сердечный» медицинский рынок уходил в руки Шатило.

- Не было у Шатило денег на такой мощный объект, - уверяли источники в самарском правительстве. - Ясно, что это деньги Семьи...

Но сам бизнесмен утверждает, что травля Меркушкина - пример фирменной самарской зависти. Что проект похоронен зря. А скелет клиники на 25 тысяч кв. м стоит памятником самарскому идиотизму.

- И все-таки что не так с министром строительства Гришиным? - спросил я у Шатило. - Его арестовали, слышали?

- Выиграл я один тендер, - нахмурился предприниматель. - Меня тут же вызывает Гришин. И мягко советует больше без разрешения ничего не выигрывать. Я сразу все понял и стал держаться подальше.

«ХОРОШИЙ ПАРЕНЬ. С ТАРАКАНАМИ»

В Самаре губернаторское правило «Мне все равно ничего не будет» (Меркушкин это выпалил на одном из совещаний) приняли буднично. Дескать, да? Ну ок.

Тем более что ничего необычного в регионе не происходило. Главе местного Следственного комитета выдали (в аренду) коттедж по соседству с губернатором, дружили мужики семьями, и команда Меркушкина работала спокойно, воплощая в себе знаменитую «русскую стабильность и поступательное движение вперед».

Но о том, что с министром строительства Алексеем Гришиным что-то не так, в Самаре все-таки шептались.

- Для меня до сих пор загадка, почему федералы не отреагировали на слив хакеров («Шалтай-болтай». - В. В.) четыре года назад, - удивлялся один из спецов местных спецслужб. - Они вывалили в сеть часть скрытой переписки мордовской команды, где уже было все ясно. Там и про гришинский дом с 56 комнатами, и переписка со строителями, которые возводили в его рублевском дворце молельную комнату. Там была даже истерика жены Гришина, недовольной слугами. Скоро на сайте хакеров появилась пометка «Заплачено». Кто-то внес 90 биткоинов (около $100 тысяч), чтобы выкупить компромат. Хакеров арестовали, но никаких уголовных дел по Гришину в Самаре до сих пор нет.

Зато в самарской администрации ходили красивые легенды о «мордовском принце». Там пареньком, начинавшим строить Сочинскую олимпиаду и почему-то оказавшимся в самарской дыре, любовались. Хороший парень, с тараканами!

«Подмосковный «Версаль» появился у проректора МГУ Гришина, когда он был министром в Самарской области»
«Подмосковный «Версаль» появился у проректора МГУ Гришина, когда он был министром в Самарской области»

- Как-то встречаюсь с ним в местном бутике, - рассказывает бывшая сотрудница администрации. - А он шапку там мерит. Говорит, 80 тысяч стоит. Я в провинциальном ужасе: «Сколько?!» А он смеется: «У вас тут все даром!»

- Секретарши от него были без ума, - смеется чиновница. - Алексей любил говорить: «Ваша зарплата - это бутылка плохого вина, которое я пью по вечерам» (супруга Гришина учила секретарш подбирать мужу нормальные вина, но те из-за шока запомнили лишь фразу: «Мой муж пьет вино только с южного склона»).

Провинциальная отсталость аборигенов выводила «принца» из себя. Говорят, он бросал в секретарш телефонами (чем и запомнился чиновничьей Самаре). Одной рассек айфоном бровь (откупился), но в минуты расположения любил показывать фото своего подмосковного дворца.

- «Что ты там делать будешь, в футбол играть?» - смеялись мы, - вспоминает сотрудница. - А потом увидели по телевизору, как этот дворец штурмует ОМОН. Вот ведь жизнь...

ЗАРАБАТЫВАЛИ ДАЖЕ НА... БОРЬБЕ С КОРРУПЦИЕЙ

И все-таки жаловаться на Меркушкина и его министра по строительству Гришина Самаре стыдно. Это как красавице пенять хорошему стилисту, что услуги его дороги.

Зачем жадничать, когда платит государство. Зачем деньги жалеть?!

Самару «мордва» отстраивала масштабно. По области возводились десятки оздоровительных центров, дороги, мосты, парки и, конечно, циклопический футбольный стадион.

Самара сразу почувствовала нездоровую тягу нового хозяина к мегапроектам. Казалось, властям не важно, что строить. Главное - побольше!

- Задача была максимально затащить в регион бюджетных денег, - рассказывает глава самарского ОНФ Вадим Нуждин. - Под максимально дорогие проекты. Работала целая схема, от проектных организаций до «золотых подрядчиков» - аффилированных с Семьей фирм: «Евроальянс», «Вист». Но основная называлась «Сити» Гришина.

«Золотые подрядчики» почти всегда выигрывали тендеры, причем жадничали - от начальной цены сбрасывали лишь 0,1%.

- В прямой аффилированности Гришина с «Сити» я тоже уверен, - доказывает Хинштейн. - Не могут пустышки с капиталом в 10 тысяч рублей получать многомиллиардные подряды. Я как-то Гришину говорю: «Алексей, ты вообще стыд потерял со своей «Сити». Уже 5 миллиардов денег туда загнал областных, а у тебя «уставник» (уставной капитал) - 10 тысяч. Проходит неделя - смотрю, «уставник» поднимают до 10 миллионов. Значит - точно его фирма!

Сама схема «Как заработать, поднимая Россию с колен» - настоящее произведение русского народного искусства. Все по-хозяйски продумано. Сняли жирок с тендера? Значит, пора подзаработать на проекте.

Тут дело на лету подхватывал Гришин, который, напомним, на сочинской олимпийской стройке как раз заведовал проектами.

- Алексей ввел очень странный вид проектирования - «предварительный», - рассказывал мне его бывший сотрудник. - Например, на совещании вдруг изрекал: «А если вот здесь (чертит на карте точку) построить садик? Давайте закажем исследование: нужен он или нет...» Ну, казалось бы, опроси жителей и все! Но вместо этого какой-то конторе выделялись 10 млн рублей на бумажку, где значилось: «Да, садик поставить неплохо бы». Причем никакого строительства обычно не происходило...

Затем приходила очередь субподряда. Каждый из желающих заработать на украшении Самары шел на поклон к специально отведенному для такого случая человеку.

Неплохой доход, кстати, приносила даже... борьба с коррупцией.

- У них была структура, которая выявляла хищения, - вспоминает Вадим Нуждин. - Все роли были распределены. Профессионалы. Одни находили жуликов, другие говорили им: «Умерьте свои аппетиты, долю будете заносить нам».

В итоге проект, словно тучная, нагулявшаяся на выпасе корова, добредает до самой стройки.

Начинается главный этап «дойки» бюджета. Творческий.

«ТАКУЮ КРАСОТУ РАЗВОРОВАЛИ!»

В Самаре, конечно, сразу вспоминают эпическое строительство футбольного стадиона, которое, по мнению многих, и стало роковым для Гришина (все-таки сдан объект был со срывом всех сроков, да и вместо 14 млрд потратили 22).

Хотя сначала все шло гладко, по старой схеме «дойки» бюджета.

- Для начала они заложили в фундамент непредусмотренную бетонную многометровую плиту, которая стоила миллиард рублей, - рассказывает Хинштейн.

- Зачем?

- Основа бетона - цемент, его везли из Мордовии. Это очень выгодно! Главное - увеличить стоимость проекта. На упреки в срывах сроков команда Меркушкина заявляла: «Вредительская риторика! На кону имидж страны!» Вся их работа была построена по одному принципу - затягивать. Федеральный центр будет вынужден прислать деньги еще.

Но лично мне, мордвину (наполовину), было совестно за другой долгострой «мордовской команды» - Сергиевскую птицефабрику.

Все-таки стадион сделан нормально. По-нашему. По еще меньшиковскому принципу: «Пусть украду копейку, но на рубль пользы принесу».

А там, в Сергиевском районе, безумное зрелище. 4 миллиарда (!) закопанных денег под видом крупнейшей птицефабрики в Поволжье. Деревенские мужики, охраняющие этот металлолом, ворчат: «Такую красоту разворовали».

И все это на фоне почти законченного элеватора, где должно стоять голландское оборудование, но не стоит. Из бюджета аванс заплатили, забирать из Голландии не стали, и даже не пытайтесь понять почему. Просто прочитайте это.

«Фундаменты корпусов откорма бройлера (108 зданий) выполняются из некачественного бетона, прочность которого зачастую на 30 - 43% ниже проектной, - написано в отчете Госфинконтроля. - Железобетонные изделия... оставляют сомнения в легальности своего происхождения. Монолитные железобетонные полы в указанных корпусах в ряде случаев также выполнены из некачественного бетона прочностью до 40% от проектной, уложены на недостаточно толстую (до 37% от проектной) песчаную подушку, имеют трещины длиной до 20 и более метров. Очевидно, что демонтаж некачественных фундаментов потребует демонтажа всех конструкций, то есть полного демонтажа объектов».

Стройку за счет казны словно специально затеяли в ста километрах от Самары, чтобы спокойно выжать. А выжав, бросить то, что осталась, для прокуроров - дескать, ну идите, считайте, пробуйте доказать.

Незавершенную стройку за счет казны словно специально затеяли в ста километрах от Самары.
Незавершенную стройку за счет казны словно специально затеяли в ста километрах от Самары.

Не знаю, кого это удивит, но курирующий стройку фабрики чиновник Константин Позмогов покончил с собой. Удивительным способом: семь ножевых ранений...

- Передали слова одного большого деятеля: «Хорошо себя чувствуешь? Позмогов тоже хорошо себя чувствовал», - вспоминает экс-глава самарского Госфинконтроля Михеева, затерзавшая ведомство Гришина проверками. - Потом прислали записку с угрозами, буквы вырезали из газеты, как в «Шерлоке Холмсе» (смеется). В итоге Меркушкин сказал Гришину: «Михеева должна все одобрить или уйти». Я не сделала ни того ни другого. Тогда они просто упразднили Госфинконтроль.

Война на уничтожение

Через пару лет Гришин даже не уезжает - бежит из Самары. Затем уходит в отставку и Меркушкин.

Тут же зашевелились силовики, вдруг заинтересовавшиеся увеличением сметы стадиона «Самара Арена», оздоровительных центров, спорткомплекса «Динамо», технопарка «Жигулевская долина»...

В местном Минстрое прошли обыски, бывшие подчиненные Гришина - Реналь Мязитов, Светлана Моравская (Гришин привез ее из «Олимпстроя»), Дмитрий Костин арестованы. Сообщалось об ущербе в 1,8 млрд рублей...

Семья, конечно, включила аварийные связи. Гришин «спрятался» на посту проректора МГУ, но «принца» все равно арестовали. Отец Алексея, ректор Плехановки подал в отставку.

Меркушкина перевели на экзотический пост - спецпредставителя президента по взаимодействию со Всемирным конгрессом финно-угорских народов.

Вот только мой приятель-чиновник, мудрый (иногда) аноним, сказал, что по нынешним временам Меркушкин как губернатор... хорош.

- То, что вызывает в тебе праведную журналистскую ярость, прости, чепуха! - снисходительно улыбнулся он. - Много строят - много воруют, пусть так, чем никак. Ткни пальцем в карту, съезди в любую русскую глубинку и увидишь то же самое, только хуже. А в Самаре была драка местных с «мордвой» за ресурсы. Началось она, кстати, с правильного решения Меркушкина - Гришина по переносу строительства стадиона из одного конца города в другой (что подтвердил один из инициаторов переноса - депутат Облдумы Михаил Матвеев. - В. В.). При предыдущем губернаторе Артякове для стадиона выбрали район слияния рек Волги и Самары, где земли были заранее скуплены за бешеные деньги в ожидании выгодной продажи. Но губернатор сменился.

- Когда я пришел к Меркушкину и сказал о всех минусах старого места, тот еще сомневался, - вспоминал Матвеев. - Но когда я сказал, кому это выгодно, глаза губернатора загорелись. Он вызвал Гришина и скомандовал: «Ищем новую площадку!»

- «Мордве» местные элиты этого простить не могли, - говорит чиновник. - Они «попали» не на один миллиард. И началась информационная война на уничтожение, где сразу было видно - кто чей... Поэтому Лешу Гришина даже жаль - он сейчас разменная монета в руках больших игроков.

И если даст нужные показания... (азартно присвистывает).

P. S.

Меж тем в Саранске, где сидит в заточении Алексей Гришин, затевается новое мощное строительство. Меркушкин возводит в центре города дворец (называется, кажется, Дом финно-угорских народов).

Прав, видимо, мой приятель: «Ткни пальцем в карту...»


Источник

Категория: Власть | Добавил: Ленпех (16.10.2020)
Просмотров: 610 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Видео канал сайта

Военный пенсионер.рф

Опрос
Верите,что больше не будет правительство добавлять к пенсии ежегодно 2% сверх инфляции ?
Всего ответов: 419
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 14
Гостей: 14
Пользователей: 0