09:05
Воскресенье, 04.12.2016
Главная » Статьи » Власть

По кризису ударили директивой
Кабмин признал неэффективность управления госактивами

Росимущество разослало в госкомпании директиву: снизить на 10% издержки, и представить в правительство план, как это делать. Об этом сообщают «Ведомости».

Вот как выглядят ключевые пункты директивы:

— госпредставителям в советах директоров компаний, подконтрольных государству, инициировать заседания советов;

— на этих заседаниях поручить менеджменту в течение месяца разработать планы сокращения операционных издержек на 10%;

— раз в квартал госкомпании должны отчитываться перед советом директоров и отраслевым федеральным ведомством о сокращении затрат.

Компании с госучастием уже начали рапортовать о готовности к секвестру. Так, РЖД сообщила, что в первой половине 2016 года уже оптимизировала расходы на 53 млрд. рублей. Но, надо думать, железнодорожникам придется изыскать резервы для дополнительной экономии, поскольку общие операционные расходы компании за шесть месяцев 2016 года составили неслабые 702,7 млрд. рублей.

Придется затягивать пояс и «Транснефти» — в последние два года она следовала программе сокращения издержек всего на 3% в год. В забавную ситуацию попала энергетическая компания «Россети». 2015-м энергетики «перевыполнили план» — сократили издержки на 12,3%, хотя была установка снизить их на 2−3%. Теперь компания уверяет, что урезать издержки еще на 10% просто не в силах, и просит Минэнерго зачесть прошлогодние показатели, но тщетно — министерство отмалчивается.

Другие госкомпании ведут себя более хладнокровно. Так, «Роснефть» и ВТБ сухо отметили, что всегда исполняют директивы. А представитель «Аэрофлота» оптимистично рассказал «Ведомостям», что перевозчик снижает издержки, внедряя цифровые технологии в процессы управления.

Почему кабмин надавил на госкомпании, в целом понятно.

Еще в 2015 году правительство снизило на 10% расходы федерального бюджета. А теперь, видимо, пытается распределить бремя бюджетной консолидации на весь госсектор. Сокращение расходов госкомпаний позволит, с одной стороны, уменьшить дотации наименее прибыльным из них. Кроме того, у государства появляются основания ждать повышенных дивидендов от наиболее прибыльных компаний — например, «Роснефти» и «Газпрома».

Наконец, издержки госмонополий прямо влияют на тарифы. Поэтому не исключено, что с помощью контроля издержек правительство пытается сдерживать рост цен.

Смогут ли госкомпании выполнить директиву, к каким последствиям приведет эта попытка?

— Когда государственные расходы РФ сокращаются в 2017 году еще на 10% в номинальном выражении, логично распространить такой же подход и на компании госсектора, с целью повышения их эффективности, — считает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — К госкомпаниям действительно накопилось немало вопросов, в том числе по нецелевым тратам и непрофильным активам. В этой ситуации директива Росимущества может дать немало оздоровительных эффектов качественного характера.

Например, если вы начинаете заниматься сокращением операционных расходов за счет рационализации состава активов и избавления от непрофильных активов, вы тем самым начинаете реструктурировать компанию, и повышать ее экономическую эффективность. А надо понимать: эффективность отечественных монополий существенно отстает от ближайших конкурентов, которые работают на мировом рынке, хотя такого быть не должно.

Отдельно для наших инфраструктурных монополий — например, РЖД, — директива станет жестким стимулом для пересмотра планов внутренней реструктуризации компаний, которые сейчас разрабатываются.

Исполнение директивы выявит, кроме того, важный момент. По итогам 2017 года наверняка образуется пул госкомпаний, которые с задачей по сокращению издержек не справились. В этом случае перед государством возникнет выбор: либо сохранять эти активы, затрачивая на это дополнительные средства, либо готовить их к продаже.

С этой точки зрения, выполнение директивы — еще и толчок для формирования новых программ приватизации госимущества.

Все эти эффекты вполне оправдывают инициативу с директивой.

«СП»: — Какая отдача будет от директивы для бюджета?

— Расчеты носят исключительно косвенный характер. Но совершенно ясно одно: все запросы госкомпаний на финансовую помощь государства отныне будут увязываться с директивой: не выполнили план по сокращению издержек — не получите вообще никакой помощи.

На деле, директива мало повлияет на средства, которые заложены в бюджет. Зато она поможет сохранить Антикризисный фонд и деньги из президентского резерва.

«СП»: — Почему госкомпании, которые работают в условиях рынка, нуждаются в директивном управлении?

— Большая часть государственных активов — крупных и серьезных — это все-таки монополистические структуры. Они в любом случае требуют регулирования — и со стороны Федеральной антимонопольной службы, и со стороны представителей государства.

Кстати, только в текущем году был поставлен вопрос о необходимости повысить эффективность самих представителей государства в советах директоров госкомпаний. Беда в том, что эти представители очень часто срастаются с аппаратом монополии, и особого влияния на ее деятельность не оказывают.

Словом, ситуация, которая на сегодня сложилась, — безусловно перекошенная и нежелательная для будущей российской экономики. У нас, по оценке Международного валютного фонда, более 60% ВВП создается в госсекторе. В последние месяцы появились и другие оценки — около 70%, причем эти цифры российским правительством не опровергаются.

Официальные лица говорят о превышении отметки в 50% доли госсектора в ВВП. Но и это — огромнейшая величина, и серьезнейшая проблема. Государство прекрасно понимает: в результате такого подхода значительная часть российской экономики работает в условиях, весьма далеких от критериев рыночной эффективности. И с этим нужно что-то делать.

«СП»: — Какие решения возможны?

— Бизнес-сообщество в лице Российского союза промышленников и предпринимателей, предлагает решить проблему радикально: сократить госсектор в два-три раза в течение ближайших нескольких лет. Но правительство, понятно, такой план не устраивает. Именно поэтому оно будет предметно разбираться, что происходит внутри каждой госкомпании.

На деле, сейчас многие госкомпании представляют собой «чемодан без ручки»: для бюджета «нести» такую компанию неудобно, а бросить нельзя, поскольку именно госкомпании в значительной мере обеспечивают занятость. Кроме того, пусть проблемные компании и являются неэффективными монополиями, они все же делают свое дело, и заменить их нечем.

По сути, директива Росимущества — это признак брожения в начальственных умах, признак того, что проблема эффективности госсектора возглавила топ проблем российской экономики.

«СП»: — Где, кроме России, применяется практика директивного управления?

— Практически во всех экономиках, где имеется государственный сектор. Например, директивное управление экономикой активно используется во Франции, в сфере атомной энергетики (АЭС почти во всех странах находятся в государственной собственности). Директивы в таких случаях — неотъемлемая часть оперативного управления.

Кроме того, директивное управление всегда применяется в компаниях, которые являются системообразующими для экономики страны, и потому принципиально важны для государства.

Другое дело, что объем государственных секторов в экономиках развитых и даже развивающихся стран — за исключением Китая — существенно ниже, чем в России. Поэтому и российской остроты проблема управления госактивами в этих экономиках не имеет.

Надо понимать: у нас доля госкомпаний в экономике как минимум вдвое выше, чем у стран-членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), которая представляет собой клуб наиболее развитых стран.

Кроме того, за многие десятилетия в мировой экономике сложился незыблемый принцип: государство имеет полное право вмешиваться в управление активами, в которых имеет соответствующий пакет акций. Тем не менее, в параметрах текущей работы эти компании с госучастием абсолютно не должны отличаться от обычных рыночных компаний, работающих в отрасли.

Это значит, что если госкомпании неэффективны, и требуют для себя все новых поблажек и преференций, государство вправе провести самую жесткую зачистку таких активов.

— Использование директив для управления госкомпаниями — вполне разумный подход, — отмечает директор Института политических исследований Сергей Марков. — Все-таки компании с участием государства управляются не чисто рыночными механизмами, а сочетанием рыночно-административных рычагов. Но в данном конкретном случае пользы от директивы, я считаю, не будет.

На мой взгляд, директива Росимущества показывает одно: экономический блок правительства РФ снова пытается идти не путем повышения госрасходов, как это делает большинство развитых стран, а путем сокращения доходов, как это рекомендует МВФ большинству неразвитых экономик. Между тем, с точки зрения многих экспертов, следование логике МВФ ведет лишь к углублению кризиса.

Я считаю, что госкомпании должны не экономить, а давать больше заказов частным компаниям, чтобы стимулировать экономический рост. Бесконечное зажимание бюджета, в том числе потоков на поддержку госкомпаний, только усугубляет нынешний кризис…

Категория: Власть | Добавил: Ленпех (08.08.2016)
Просмотров: 472 | Теги: госкомпании, Россия, Сокращение расходов, Росимущество | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
Кто действительно защищает права военных пенсионеров?
Всего ответов: 161
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 48
Гостей: 46
Пользователей: 2
nvs1950, Анд63