03:16
Понедельник, 26.06.2017
Главная » Статьи » Украина, Россия ,США, ЕС.....

«Слабые звенья» Александра Лукашенко
Американцы готовят кадровый резерв для «демократической Белоруссии»

Агентство США по международному развитию (USAID), которое в России попросили «на выход» еще в 2012 году, утвердило пятилетнюю (с 2017 по 2022 гг.) программу по «обучению демократии» гражданского общества в Белоруссии. За этот срок американские власти в общей сложности намерены «демократизировать» три сотни белорусских активистов, общественных деятелей и госслужащих.

На данный момент, как сообщает RT со ссылкой на сайт правительственных тендеров США, агентство ищет организацию, которая будет отбирать белорусских специалистов для проведения запланированных тренингов. Прошедшие отбор, как предполагается, группами из 10−18 человек будут посещать организованные в Штатах курсы, где их станут знакомить «с демократическими практиками», «ценностями свободного рынка», а также «вдохновлять на деятельность, направленную на экономические и общественные преобразования в Белоруссии».

Естественно, оплачивает все принимающая сторона. И хотя точных данных о бюджете программы нет, можно предположить, что он немалый.

Например, в 2015 году, во время выборов в Белоруссии, американцы выделили на «увеличение политической активности» местного электората в общей сложности 46 млн. долларов. А в декабре 2016-го пообещали еще направить 520 тысяч на подготовку независимых белорусских журналистов к президентским выборам 2020 года.

Что касается конкретно USAID, то эта структура стала инструментом контроля США над Украиной еще до Майдана, проникнув за несколько лет активной деятельности практически во все сферы украинского общества. Через нее шло не только финансирование антироссийских организаций, но и формировался тот «кадровый резерв», который оказался востребован после госпереворота.

Собственно, то, что мы видели в Киеве в 2013—2014 гг. и наблюдаем сейчас, это во многом «заслуга» как раз USAID. И других подобных ей иноземных контор по развалу суверенных государств.

Вопрос, что может означать их сегодняшняя активизация в Белоруссии? Не будут ли под демократическими лозунгами теперь уже громить Минск?

Эти и другие вопросы «СП» адресовала члену Совета при президенте РФ по межнациональным отношениям Богдану Безпалько:

— Хотел бы отметить, что это не единственная организация. И это не единственная программа. Подобных западных программ за все время существования белорусского государства — т.е. с 1991 года — было уже достаточно много.

И стратегия остается той же. Это отрыв Белоруссии от России. Это попытка воспрепятствовать малейшей консолидации на постсоветском пространстве — прежде всего, Белоруссии, Украины, России. И еще Казахстана.

В данной ситуации, мне кажется, что американцы решили сменить немножко тактику. И сейчас они, учитывая белорусскую специфику, во-первых, рассчитывают на то, что, возможно, Лукашенко согласится на какой-то вариант с преемником. А, во-вторых, они, видимо, ожидают, что в 2020 году, если он и будет избираться, то в последний раз.

То есть, они играют в долгую. И готовят кадровый резерв.

Ведь все эти программы рассчитаны на то, что люди, которые пройдут обучение, со временем займут определенные должности, станут руководителями, лидерами общественного мнения, владельцами или сотрудниками средств массовой информации и, соответственно, смогут повести белорусское общество как раз туда, куда нужно американцам.

Я сильно сомневаюсь, что затраты на обучение этих людей носят исключительно благотворительный характер.

Проблема в другом. Проблема в том, что сама белорусская власть сейчас создает массу предпосылок для того, чтобы подобного рода программы находили отклик. Чтобы кандидатов для подобных тренингов находили все в большем количестве.

Вместо того чтобы строить союзное государство люди, принимающие решения в Республике Беларусь, пытаются играть какую-то свою игру, которая, условно говоря, выражается в том, что из России получают максимум ресурсов, но при этом ограничиваются выражением знаков внешней лояльности.

«СП»: — По сути, ту же самую политику проводил Янукович. Он тоже пытался на двух стульях усидеть. К чему это привело?

— Понимаете, каждый считает, что он лучше, умнее, что он учел опыт предшественников или опыт других — того же самого Януковича…

Но кроме всего этого есть еще обстоятельства, заложником которых является Александр Лукашенко. При всей колоссальной поддержке со стороны России (в общем-то, очень небольшого европейского государства, которым является Белоруссия), он не сумел выстроить экономическую модель, которая бы была эффективной.

По оценкам Международного валютного фонда — организации, которая настроена по отношению к России отнюдь не дружественно, только с 2005 по 2015 гг. помощь Белоруссии от РФ составила 106 млрд. долларов. Вдумайтесь в эту цифру — 106 млрд. Для страны с населением в десять миллионов человек, состоящей из шести областей. И это только за десять лет.

Но белорусский лидер не сумел выстроить адекватную, экономически выгодную модель даже при такой поддержке. Он просто привык получать эту поддержку в виде даров. Привык получать ее в обмен на заявления о своей лояльности, реальных плодов которой, на самом деле, мы так и не дождались.

Если вы спросите белорусских лидеров о том, собственно говоря, чей Крым, то они вам вряд ли ответят, что Крым — российский.

«СП»: — Да, официальный Минск как-то уходит здесь от прямого ответа. Впрочем, как и белорусские СМИ…

— А как тогда мы можем строить союзное государство? Просто гнать туда миллионы тонн нефти каждый год?

Поэтому первое обстоятельство, заложником которого является Лукашенко, это неэффективная экономическая модель. Сейчас, в условиях мирового кризиса, когда Россия уже не может оказывать очень большую поддержку, белорусская экономика начинает шататься.

Для Александра Григорьевича это может быть опасно уже с политической точки зрения. Люди, которым он обещал зарплату в 500 долларов, недовольны. Весьма недовольны те, кто раньше имел высокие доходы, но чьи доходы упали из-за девальвации белорусской валюты. И, конечно, возмущены простые самозанятые граждане, которых он обложил налогом через свой Декрет № 3 «о борьбе с тунеядцами».

Поэтому сейчас для того, чтобы удержаться у власти, Лукашенко крайне необходимо получать какие-нибудь ресурсы, и он будет просить везде — у России, у США, у МВФ, у Китая…

Второе обстоятельство — главной страстью Александра Григорьевича является стремление к власти. Он находится у руля уже более двадцати лет. И без его непосредственного участия фактически ничего не решается в белорусском государстве. Даже на местном уровне — в областных и районных центрах невозможно принять какие-либо решения.

То есть, по большому счету, ему сейчас (в данной ситуации) мало, на кого можно опереться.

И еще одно важное обстоятельство — Лукашенко в гуманитарном аспекте сделал ставку на белорусский национализм. Он сделал эту ставку в расчете на то, что ему удастся в обществе воспитать настроения, которые воспрепятствуют желанию самого общества интегрироваться с Россией.

Если бы последовательно развивались все интеграционные процессы, которые планировались еще в 90-е или в 2000-м, то мы давно уже были, действительно, союзным государством. У нас было бы единое гражданство, единый парламент, единая валюта, единая армия. У нас была бы совершенно другая интеграция в области экономики, в области занятости… и т. д.

И граждане Белоруссии жаждут этого. Они этого хотят. Лишним доказательством тому является то, что более 600 тысяч белорусов приезжают в Россию устраиваться на работу.

Но Александр Григорьевич, видимо, испугался этих настроений и этих процессов…

И несколько лет назад мы начали наблюдать странные вещи. В республике вдруг стали устанавливать памятники литовским князьям. В школах начали говорить о том, что Радзивиллы (с XVI в. польско-литовский княжеский род — ред.) являются представителями белорусской национальной элиты.

Ну, и конечно, это якобы имеющаяся преемственность к Великому княжеству Литовскому и к Речи Посполитой.

«СП»: — Что-то все это напоминает…

— Да, здесь очень явная параллель с украинской национальной историографией. Только акцент делается уже не на Галицко-Волынскую державу, а на Полоцкое княжество.

О чем говорить, если существует не только культ Радзивиллов, которые, собственно, белорусских крестьян даже за людей не считали, почитали их за скот, но и Винсента Константа Калиновского. Он тоже сегодня считается в Белоруссии национальным героем, и ему даже установили мемориальную доску на одной из улиц (если не ошибаюсь, в 2010 году).

А ведь это польский повстанец, который мечтал о воссоздании Речи Посполитой в границах 1772 года, с жуткими крепостными порядками, где господствовала польская элита, жестоко угнетая тех же самых белорусских крестьян.

И, кстати, этот «повстанец» очень любил вешать православных священнослужителей. Или сжигать те белорусские деревни, которые казались ему нелояльными по отношению к Польше.

По большому счету, это мало чем отличается, от героизации, скажем, Бандеры или Шухевича. Просто они как бы по времени немножко разнесены. Но если Бандера и Шухевич — это коллаборационисты, то Калиновский — чистый поляк, ставший по недоразумению сейчас национальным героем Белоруссии.

А людей, которые описывали все эти отрицательные явления — и в экономической, и в политической, и в гуманитарной жизни — сейчас посадили в тюрьму. Их обвиняют в разжигании национальной (и прочей) розни. И над ними идет суд. Это Сергей Шиптенко, главный редактор журнала «Новая экономика». Публицисты Дмитрий Алинкин и Юрий Павловец.

«СП»: — Значит ли это, что «украинская прививка» может не сработать, и события в Белоруссии начнут развиваться по тому же сценарию?

— Нет, я не думаю, что у Белоруссии будет именно украинский сценарий. Украинский сценарий — это когда, скажем условно, здание горит. В нем нельзя находиться — это опасно для жизни. А белорусский вариант — это когда здание тлеет или гниет. Но в один какой-то момент оно может обрушиться.

В Белоруссии без всякого Майдана общество может быть переформатировано в совершенно другой формат. Там не будет восстания, там не будет гражданской войны. Не будет каких-то жутких массовых беспорядков и т. д. Но однажды окажется, что белорусское руководство не готово даже на внешние знаки лояльности по отношению к России. Даже за экономические бонусы.

«СП»: — От нас что-то зависит? Что мы можем сделать, чтобы этого не случилось?

— Мы должны всегда помнить, что белорусская элита и белорусское общество очень сильно отличаются. 60% населения Белоруссии очень позитивно относятся к России и к ее руководству. Таковы данные последних исследований международных экспертов. Более того, они пришли к выводу, что повышение симпатий к нашей стране произошло в результате включения Крыма в состав России и в результате помощи российского государства Сирийской Арабской Республике в борьбе против исламистских террористов.

Это первое, что мы можем сделать — т.е. не отождествлять простых граждан Белоруссии с ее элитами — гуманитарными или же бюрократическими.

Второе, нужно постоянно об этом говорить. Чтобы никто не обольщался (ни у нас в России, ни в Белоруссии), что нас можно будет вот таким образом обмануть.

И мы, безусловно, должны влиять на собственные элиты. Ведь наше Министерство иностранных дел очень мало делает для того, чтобы как-то сформировать русофильские течения за рубежом. Хотя бы в ближайшем зарубежье.

Категория: Украина, Россия ,США, ЕС..... | Добавил: Ленпех (15.05.2017)
Просмотров: 389 | Теги: #Белоруссия, #Постсоветское пространство, #Внешняя политика США, #USAID, #Александр Лукашенко | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
За кого Вы проголосуете на выборах Президента РФ
Всего ответов: 3914
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0