03:18
Четверг, 20.09.2018
Главная » Статьи » Жизнь в России

Взять страну да и поделить!
С какой целью чиновники решили распилить Россию на 14 регионов

Зачем страну, уже поделённую на области с автономиями да на федеральные округа, делить ещё раз – на 14 макрорегионов, как затевает Минэкономразвития? Нам объясняют: так будет лучше. А кому, собственно? Внятно объяснить, в чём смысл их задумки, в министерстве не могут.

То ли сказать им нечего, то ли проболтаться боятся. Понимают ли чиновники, сколь опасные игры они затеяли, а если понимают, то в чьих интересах они действуют? Чтобы сразу расставить все точки над «ё»: глава МЭР Максим Орешкин – один из трёх министров, выступивших категорически против инициативы президентской администрации изъять у крупнейших отечественных корпораций части их сверхприбылей на выполнение майских указов главы государства.

По сути, Орешкин вместе с Денисом Мантуровым и Дмитрием Кобылкиным встали стеной на защиту интересов крупного капитала от посягательств со стороны государства. И, таким образом, наивный вопрос «кому служите?», пожалуй, теряет смысл – всё и так ясно как день. Схема раздела говяжьей туши от Максима Орешкина В последнее время практически все новоназначенные исполняющие обязанности глав регионов представляют ту или иную крупную промышленно-финансовую группу.

Скажем, самарского и.о. губернатора Дмитрия Азарова молва связывает с владельцем «Волгопромгаза» Владимиром Аветисяном, а через него – с Анатолием Чубайсом и бывшим министром Михаилом Абызовым. С другой стороны, Аветисян – советник гендиректора «Ростеха» Сергея Чемезова. И.о. губернатора Кемеровской области Сергей Цивилёв – выходец из команды миллиардера Геннадия Тимченко. Губернатор Вологодской области Олег Кувшинников – представитель интересов «Северстали» Алексея Мордашова. Продолжать можно долго, пока не закончатся все губернаторские фамилии. За Мариной Ковтун – «Норникель», за Борисом Дубровским – холдинг ММК, за Василием Орловым – «Сибур».

Другими словами, фактически каждый глава того или иного российского региона в той или иной степени связан с одной или несколькими фамилиями из списка миллиардеров Forbes. И это на сегодняшний день – данность. А теперь перейдём непосредственно к предложению МЭР. В рамках «Стратегии пространственного развития» ведомство Орешкина предлагает нарезать страну на 14 макрорегионов исходя из особенностей их экономической специализации – с целью «раскрытия социально-экономического потенциала территорий»: Дальневосточный, Северо-Кавказский, Северный, Северо-Западный, Центральный, Центрально-Чернозёмный, Южный, Волго-Камский, Волго-Уральский, Уральский, Западно-Сибирский, Южно-Сибирский, Енисейский и Байкальский.

В чём смысл этой стратегии, Орешкин объясняет крайне расплывчато – хотим, мол, чтобы стало жить лучше. И было бы объяснимо, если бы к зажиточным регионам прикрепляли дотационные. Но вот Кавказ – и где там доноры? А где они на Дальнем Востоке? Может, руководствовались принципом неких замкнутых производственных циклов? Нет, не похоже: практически у каждой области или автономии – своя специализация.

Что-то с этим прожектом Орешкина явно не так. «Я бы ещё понял, если бы нечто подобное затевалось в тучные годы, – недоумевает экономист Михаил Хазин. – Но сейчас, на пике затяжного кризиса, когда все голодные и злые, когда элитам уже не хватает ресурсов для освоения и когда, как уверяют в правительстве, у них нет лишних денег и приходится увеличивать пенсионный возраст, чтобы выплачивать пенсии?! Не для того ли передел затеяли, чтобы растащить страну по кускам?» А между тем ситуация в стране сложная. Покупательная способность рубля падает, санкции, как бы мы ни хорохорились, дают о себе знать.

На этом фоне правительство принимает одно непопулярное решение за другим, и по окончании сезона отпусков в стране может стать по-настоящему жарко. К тому же профсоюзы пообещали невиданные протесты против пенсионной реформы. А народное недовольство – штука неуправляемая. Могли ли стучавшие касками о брусчатку в конце 80-х шахтёры Кузбасса или москвичи, недовольные дефицитом табачных изделий, представить себе, что их протест обернётся распадом Союза

? А тут Орешкин со своей схемой раздела говяжьей туши – хватай себе, пока можно! «Сколько себя помню, в России постоянно ведутся поиски наилучшего территориального деления страны, – делится наблюдениями основатель алтайской Школы реальной политики Константин Емешин. – В случае же, предложенном МЭР, это как движение по лезвию бритвы. Подобная децентрализация повышает риск развала России». И к тому же она неконституционна. А значит – незаконна. Валентин КАТАСОНОВ, экономист, профессор кафедры международных финансов МГИМО: – Это уже какая-то бесовщина, если угодно: в МЭР нарезают «макрорегионы», а по какому принципу их нарезают – не могут объяснить.

При этом в МЭР как-то подозрительно забывают о действующем экономическом районировании – они что, вообще не помнят, чем занимаются? Действует же нарезка на экономические районы – ну, хотите, обзовите их для важности макрорегионами. Или это какой-то принципиально новый проект? Но в чём разница, нам не сообщают. И это подозрительно. Подозрительно делят. Непонятно, кто в выигрыше – но точно не экономика страны. В Сибири испугались сепаратизма и дестабилизации Одним из первых инициативу Орешкина разнёс в пух и прах полпред в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло.

По его мнению, распил Сибири на три части «ослабит интеграционные процессы, усилит проблемы развития субъектов и нарушит достаточно сложные, но единые для всех условия хозяйствования». И так-де доходы жителей округа на четверть ниже, чем у среднестатистического жителя страны, а за продукты и услуги ЖКХ платить им приходится больше. Воистину к чему народ баламутить? Впрочем, Меняйло тактично умалчивает о главном – об угрозе дезинтеграции.

А что такое «сибирский сепаратизм», он знает. «Я хотел бы жить и умереть в России, если б не было такой земли – Сибирь», – пел Александр Башлачёв, и это сегодня уже не просто безобидные строки из песни времён перестройки. В ходе переписи населения 2010 года каждый десятый житель федерального округа в графе «ваша национальная принадлежность» указал не «русский», а «сибиряк».

Если кому-то покажется, что мы передёргиваем, напомним, что ещё в середине XIX века зародилось такое явление, как «областничество». Группа сибиряков в Петербурге – Григорий Потанин, Николай Ядринцев и др. – готовила восстание с целью оторвать Сибирь от России и провозгласить там независимое государство (что примечательно – в тесном взаимодействии с питерскими поляками). Первых сепаратистов сослали на каторгу, но их дело оказалось живучим.

После Февральской революции в Томске провозгласили «Постановление об автономном устройстве Сибири» и подняли сепаратистский бело-зелёный флаг. И вот, казалось бы, Меняйло всего лишь даёт Орешкину отповедь – «центры экономического роста» закрепляют угрозу превращения Сибири в сырьевой придаток». Но при этом как бы невзначай проговаривается: в Москве и Петербурге-де «происходит сверхконцентрация капитала в ущерб провозглашаемой политике равномерного развития регионов».

Вот и потянулась ниточка. А завтра сибиряки выйдут на улицу с транспарантами «Хватит кормить Москву»? И полпред их, похоже на то, поддержит. Но одно Меняйло, несомненно, уловил верно: внедрение предложенной МЭР схемы раздела России на 14 частей «может способствовать дестабилизации социально-политической ситуации на местах». Ещё как может. Полпред Меняйло уже подготовил пакет документов для зампреда правительства Виталия Мутко, где он объясняет вредоносность затеи Орешкина.

Вот, кстати: а вы помните, что Мутко нынче отвечает в правительстве не за футбол и прочие виды спорта, а за региональное развитие? Так что если страна вдруг, не дай бог, посыплется от неуклюжего толчка МЭР, спрос с него будет. Не с Орешкина. Аббас ГАЛЛЯМОВ, политолог: – Это не реформа, это замыливание глаз, псевдореформа. Такие псевдореформы предлагают тогда, когда у элит случается кризис управления, когда они понимают, что ничего делать нельзя, но начать делать что-то существенное им страшно.

И начинают плодиться такие вот завиральные идеи, от которых и существующему порядку ни жарко ни холодно, и угрозы их авторам они не несут. С другой стороны, Орешкина не смогут обвинить в том, что он ничего не делает. Делает же! Кто оплатит фантазии министра? Ладно, допустим, Орешкин на самом деле не собирался раздербанить страну на радость финансово-промышленным (так и подмывает написать – олигархическим) кланам. Но ведь о том, что 14 макрорегионам потребуется собственная система управления, он не мог не догадываться, правда?
Выходит, что на местах придётся создать с нуля 14 «экономических правительств» – разумеется, под кураторством МЭР. Понятное дело, куда при этом направят бюджетные средства – прямиком в руки Орешкина. Возможно, на том и строился расчёт, а о том, о чём шла речь выше, министр и не помышлял – как знать. Лет десять назад Дмитрий Медведев, в ту пору президент, отдал поручение МЭР разработать концепцию макрорегионов, но тогда всё осталось на бумаге. Критики проекта осудили и его поверхностность (федерация и её субъекты в нём фигурировали как некие обез­личенные «агломерации»), и его коррупционный потенциал. Решили, что создавать 14 новых кормушек для чиновников чересчур жирно. А что изменилось сейчас? В казне стало больше денег? Вот, кстати, о деньгах. Одна напасть, если, создавая свои 14 макрокормушек, МЭР запустит черпак в федеральный бюджет. С этим как-нибудь разберутся. Но что, если в пользу создающегося макрорегиона ополовинят региональные бюджеты?

Может такое быть? Безусловно. И что, регионы безропотно станут платить? Что-то сомнительно. Понять бы вообще: а кому платить-то? Вот Новосибирская область. У разработчиков стратегии она целиком не влезла в один макрорегион. И в Новосибирске теперь недоумевают: а как финансировать придумку Орешкина, если географические границы Новосибирской области и макрорегиона, куда её впихивают, не совпадают?! Да и кто будет распоряжаться доходами и налогами? Минэкономразвития? Административная «столица» макрорегиона? Округ? Или, как прежде, область?

«В силу того, что предлагаемое МЭР пространственное деление не совпадает с административным делением страны, неизбежны как административные, так и экономические сложности, – увещевает свердловский политик Евгений Артюх. – Всё зависит от реальных целей и задач авторов реформы, которые нам не известны. Появление макрорегионов повлечёт изменение системы межбюджетных отношений и перераспределение налоговой массы – иначе и быть не может». Готовы ли к такому в Москве? А в провинции? Теоретически предлагаемая концепция могла бы стать некой трёхсоставной «матрёшкой» (по похожему принципу организовано, скажем, взаимодействие Тюменской области с «северами» – двумя автономными округами).

Есть административные округа, есть экономические макрорегионы и есть собственно субъекты Федерации. Но для этого следовало бы как минимум урегулировать вопрос о границах макрорегионов, совместив их с границами субъектов. К тому же принцип «матрёшки» вообще небесспорен, даже применительно к той же Тюменской области. Запуск макрорегионов неизбежно приведёт к дублированию функций чиновников, убеждён политолог Сергей Марков: «МЭР не даёт ответа на ключевой вопрос: кто будет заниматься экономическим планированием в том или ином регионе? Местные или окружные власти либо руководство нового макрорегиона? А кто тогда будет принимать и утверждать местные бюджеты?

МЭР своим непродуманным предложением вносит сумятицу и, не побоюсь крепкого выражения, устраивает форменный бардак. И вообще, есть же закон о территориальной целостности страны и об ответственности за призывы к расчленению территории!» Наталия ОРЛОВА, главный экономист Альфа-банка: – От нарезания карты по-новому темпы экономического роста не изменятся. На макроэкономическую картинку это тоже никак не повлияет. Экономический эффект может дать консолидация между собой тесно связанных экономикой регионов. Зачем Орешкин «сотворил дубля»? Сегодня в России тлеет не менее 30 внутренних территориальных конфликтов, и «Наша Версия» об этом неоднократно писала.

Чечня с Ингушетией никак не поделят Малгобекский и Сунженский районы, город Чайковский «переезжает» из Пермского края в Удмуртию, Тавдинский район Свердловской области требует признать себя частью более сытой Тюменской области, город Аша Челябинской области просится в Башкирию и т.д. Не повлечёт ли бездумное «нарезание» макрорегионов целый парад подобных выступлений? И не передерутся ли регионы между собой? Москва, похоже, в восторге от того, что на неё намереваются навьючить развитие всего Центрального макрорегиона. Да и как быть с национальными республиками?

От идеи создания Волго-Камского макрорегиона пока в восторге лишь башкирские и татарские сепаратисты, судя по сообщениям в социальных сетях. Мол, вот удача-то привалила, теперь все вместе от России отделимся! Так даже сподручнее, чем поодиночке. В концепции Орешкина о том, как поделят национальные республики, ни слова. Почему-то из списка макрорегионов выпала Арк­тическая зона. Похоже, министерство не рассматривает Арктику как часть России и уж точно – как единую площадку для проведения там экономического планирования. Что же, симптоматично, но не удивительно.

Да и как всё-таки быть с Конституцией? Там ни о каких макрорегионах нет ни слова. Правда, и федеральные округа не являются конституционной частью административно-территориального деления – их создали во исполнение соответствующего президентского указа. Но, согласитесь, неконституционный статус макрорегионов может внести ещё больше сумятицы в законодательные рамки. К тому же одно дело – известная условность функционирования федеральных округов (их основная функция, по сути, свелась к надзору за субъектами и информированию центра о реальном положении дел) и совсем другое – экономика. Так неужто нельзя было обойтись без этой завиральной идеи раскромсать страну на 14 макрорегионов? И помнят ли Орешкин со своими управленцами, что в России вообще-то существует экономическое районирование – уже «нарезаны» 12 экономических районов? Они, кстати, практически совпадают с макрорегионами, только называются немного по-другому. И встроены в экономику страны давно и прочно.

И даже числятся в классификаторе МЭР. Эту действующую систему точно надо сломать, чтобы на её месте выстроить точно такую же? Или дело всё-таки не в экономике, а в том, о чём мы упоминали в первой части повествования? Помнится, у Стругацких чародеи-учёные «творили дублей» – похоже, чем-то похожим занимаются подручные главы МЭР. Так и подмывает сравнить МЭР с фантазийным НИИЧАВО. Но это будет слишком легковесное сравнение – учитывая веские подозрения, о которых было сказано. И вот как в этой связи прокомментировал инициативу Орешкина уральский политолог Александр Устинов: «Пока же инициатива «укрупнить» грозит вылиться в последующее «поделить».
Руслан Горевой


Источник

Категория: Жизнь в России | Добавил: Ленпех (14.09.2018)
Просмотров: 343 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Опрос
Надо ли повышать пенсионный возраст:
Всего ответов: 1343
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0