09:09
Воскресенье, 04.12.2016
Главная » Статьи » статьи

Виталий Третьяков:Оптимальная политическая система для России
Она существует и может быть построена

Реальность

Политическая система, ныне существующая в России, не только не подходит ей, но и является для неё противоестественной. Причём во всех своих составляющих — от доктринальных документов (начиная с Конституции 1993 года) до институтов (например, Государственной Думы, в которой естественным для России является только её историческое название; политических партий, которые не являются в строгом смысле слова партиями ни классического, ни нового типа; практически отсутствующего местного самоуправления и т. д.). Наконец, абсолютно противоестественным для России является её подчинённость международным институтам, включая даже те, в создании которых она сама не принимала никакого участия, в силу чего они по определению не учитывают интересов России или впрямую им противоречат.

И дело не в том, что так считаю я. Дело в том, что всё это подтверждается каждодневно и на все уровнях. Прежде всего тем, что единственным эффективно действующим политическим институтом в нашей стране является институт президентской власти (власти верховного правителя), причём и его эффективность проявляется только при сильном и целеустремлённом носителе этой власти (в данном случае — Владимире Путине, ибо то же, но при Михаиле Горбачёве и Борисе Ельцине привело к печальным результатам).

Мы не может найти в России ни одного социального слоя (от олигархов до бомжей, от так называемой интеллигенции до так называемого офисного планктона, от промышленных рабочих до так называемого креативного класса, от пенсионеров до золотой молодёжи, от чиновников до богемы, от учёных до наёмных работников), который бы в массе своей был удовлетворён нынешним положением дел (от экономики до политики и культуры) в стране и своим собственным положением.

Ни в одной просвещённой аудитории мы не найдём и дюжины человек, которые искренне сказали бы, что в России есть политическая партия (думская или иная), отражающая их интересы и за сохранение власти которой они готовы в любой момент выйти не то что на баррикады, а хотя бы и на выборы, особенно если идёт дождь или нужно ехать на дачу.

Наконец, всё возрастающая ностальгия по советскому прошлому и по Советскому Союзу как государству дополняет эту картину, может быть, и эмоционально-психологической, но яркой и сочной краской.

Не буду далее — за очевидностью моих утверждений — диагностировать эту реальность.

Почему так произошло?

В силу многих причин, но для наших рассуждений главными являются три.

Во-первых, нынешняя политическая система России позаимствована на Западе, а следовательно, абсолютно не подходит для нашей страны. Как мне уже неоднократно приходилось говорить, мы приобрели стиральную машину, которую вынуждены (в реальных условиях России) использовать как холодильник. Естественно, что она работает плохо и отнюдь не по приложенной к ней инструкции (то есть Конституции 1993 года).

Во-вторых, эта западная система, в частности — многопартийность, перенесена нами с Запада в тот момент, когда она перестала эффективно работать и там, то есть устарела, обветшала, переродилась и всё чаще работает не в демократическом, а в авторитарном режиме.

Невозможно построить демократию западного типа (не путать с демократическими декорациями) в стране, не приспособленной к западной модели демократии, да к тому же по устаревшей и изжившей себя модели. А ведь на создание того, что невозможно в России создать (демократию западного типа), мы тратим гигантские силы и средства, а на обеление её (доказывание себе и другим, что это и есть желанная всеми и искомая демократия) — огромные информационные и интеллектуальные ресурсы. И всё это — бестолку. Ибо доказать недоказуемое нельзя, а политическая система в России работает по своим собственным законам, никакого отношения не имеющим к официальным документам и декларациям.

В-третьих, существующий с 1993 года в России политический режим привёл (и не мог не привести) к не меньшему, чем на излёте советских времён, отчуждению основной части населения от власти и особенно от собственности, понимаемой не только в границах лично-семейного кругозора (квартира, машина и пр.). Тут нужно иметь в виду, что население России фактически (пусть и в меньших масштабах) обладало лично-семейной собственностью и в советское время, но при этом не знало массовой бедности и тем более нищеты, однако официально, а в какой-то степени и реально владело всей суммой общенациональных богатств. Синдром «ограбленной нации» остаётся и ещё долго будет оставаться одной из основных характеристик массового (народного) сознания в России. Отсюда, в частности, и неприятие почти всех реформ, проводимых сегодня в России, даже в их здоровой (меньшей), а не спекулятивной (большей) части.

Что делать?

Во-первых, привести политическую систему современной России в соответствие с реальностями России как цивилизационно-исторического феномена — нации, страны и государства. К таковым, помимо прочего, относится наличие особой русской (российской) политической системы, сильно отличающейся от западной (европейской).

Во-вторых (как следствие первого), полностью отказаться от построения в России «демократии западного типа», а равно и от стратегии «догоняющего развития» и создать политическую конструкцию, отвечающую естественным условиям России и подлинным интересам населяющих её народов, в первую очередь — русского.

В-третьих, минимизировать (ибо полностью избавиться от этого невозможно) отчуждение населения от власти.

В-четвёртых, ликвидировать (а вот это возможно) отчуждение природных и остальных общенациональных богатств России от основной массы её населения, то есть практически ото всех, кроме нескольких тысяч семей. Кстати, именно такое отчуждение и примерно в той же пропорции наблюдалось в Российской империи начала ХХ века. Результат — свержение власти и крушение государства.

(Отмечу в скобках, что ни первое, ни второе, ни третье, ни четвёртое не отрицает демократии, частной собственности, рынка и прочих общецивилизационных институтов и ценностей.)

Конкретно об оптимальной политической системе для России (на примере парламента)

Традиционный (известный нам, привычный, общепринятый) парламентаризм, основанный на «бесполой партийности» исчерпал свою политическую эффективность, а сам институт партий исторически устарел и почти полностью переродился в институт скрытого или открытого лоббирования интересов ограниченного числа современных владетельно-властных кланов. Это справедливо для всего мира, а не только для России.

Вряд ли какой олигарх ходит голосовать на выборах, ибо у него и без того достаточно возможностей провести свой личный интерес или интерес своего политического или бизнес-клана в парламенте. И несмотря на то, что какой-нибудь рабочий со всей семьей каждый раз участвует в голосовании, шансы на учёт его интересов (кроме некоторых, в силу особых причин учитываемых правящим классом) в решениях парламента всё равно стремятся к нулю.

Когда-то считалось, что сословное представительство исключает учёт интересов основной массы населения, а партийное создает механизм реализации этих интересов хотя бы на законодательном уровне. Когда-то, видимо, так и было. Было — и сплыло.

Я думаю, что в современном парламенте России в равных пропорциях должны быть представлены, как минимум, следующие сословия:

Крестьянское (сельхозпроизводители)
Рабочее (наёмные работники сферы материального производства)
Врачебно-медицинское
Учительско-преподавательское
Научное (наполовину гуманитарное, наполовину от естественных наук)
Информационное (но не журналистское, у которого и так есть трибуна)
Духовное (от традиционных религий)
Военное
Управленческое (политическое)
Частнособственническое (владетельное)
Женское
Опекаемых и поднадзорных (дети-сироты, старики, инвалиды, бездомные, заключенные).
Нетрудно заметить, что первые десять сословий сложены фактически по профессиональному признаку, а последние два — по специфическим: гендерному и признаку повышенной социальной незащищенности.

Мало кто из нас с легкостью ответит на вопросы: за какую партию он голосовал? Какая партия лучше других отражает его интересы? Какой должна быть партия, которая эти интересы отражала бы в максимальной мере?

Но любой из нас легко отнесет себя к одному из двенадцати перечисленных сословий (термин, возможно, нужно подобрать другой). Следовательно — легко и осмысленно сделает свой выбор при голосовании.

Обратите внимание: в предложенной мною схеме нет никакой аристократии или «художественной интеллигенции», олигархи и мелкие собственники соединены в одно сословие и полностью отсутствует юридическое сословие, которое вообще не должно иметь какого-либо выраженного самостоятельного, а тем более самодовлеющего статуса. Тогда парламент и Конституционный суд будут, например, принимать решение об отмене либо воссоздании института смертной казни, исходя не из каких-то абстрактных «европейских ценностей» и неизвестно зачем появившихся «международных обязательств», а из национальных интересов страны. В данном случае — из интересов борьбы с запредельной по масштабам и жестокости преступностью.

Двенадцати сословиям должны соответствовать двенадцать парламентских курий с равным числом мест. А столь дорогие сердцу многих нынешние и идеальные прошлые и будущие партии (электоральные механизмы), от которых сразу отказываться не нужно, пусть конкурируют своими конкретными списками за места в каждой курии, а не в Думе в целом.

Тогда и кандидаты в списки для голосования будут вноситься по внятным (а иначе не проголосуют за них) мотивам и с внятными обоснованиями (профессиональная компетентность).

«Золотая корзина» гражданина России: материально явленная справедливость

Все согласны с тем, что экономика, политическая система и общественные отношения России нуждаются в модернизации, но большая часть общества не верит в то, что правящая элита России и даже власть намерены справедливо распорядиться плодами этой модернизации. На многое способен, что не раз было доказано историей, русский народ, но когда он видит, что список отечественных миллиардеров растёт гораздо быстрее, чем его, народа, благосостояние, то в лучшем случае замыкается в круге собственных материальных интересов, а в худшем посылает всё, включая и модернизацию, к чёрту. И уж тем более странно ждать в наше время, когда потребительство стало национальной идеологией России, а правящий класс даже не пытается умерить или скрыть свой гедонизм, а, напротив, открыто демонстрирует презрение не только к неимущим, но и к обществу и России в целом, что кто-то принесёт в жертву национальным интересам страны свой комфорт и сиюминутное спокойствие.

Как уж там удавалось в США или Западной Европе под маркой «национальных интересов» непротиворечиво соединить интересы правящего класса и остального общества, отдельный вопрос. Но сейчас мы видим, что эта западная политическая конструкция начинает трещать по швам. Однако в России в последние десятилетия такого соединения добиться явно не удалось. Да и попыток серьёзных не было.

Пора сделать такую попытку, ибо очевидно, что наличие колоссальных природных богатств у России, но при отсутствии единства цели и воли у общества, правящего класса и власти рано или поздно приведёт к тому, что страна будет разорвана на части. Инициатором разрыва станет, конечно, правящий класс, а общество не захочет или не сможет сопротивляться. Ну а власть будет просто куплена правящим классом. Отечественным, если его ещё можно так назвать, или правящими группировками других мировых игроков.

В треугольнике «общество-правящий класс-власть» общество, увы, является страдательным и пассивным объектом управления и эксплуатации. Правящий класс, являющийся властно-владетельным, так как у него, в отличие от общества, есть и власть, и собственность, активен, но исключительно эгоистичен и по факту является компрадорским. Интересы России волнуют его только в той мере и до той поры, пока ему удаётся извлекать из этой страны сверхприбыли для себя. Остаётся власть — пока у неё ещё есть сила контролировать правящий класс и подкармливать народ. И право издавать законы.

Итак, что же должна сделать российская власть, чтобы доказать (а не просто продекларировать) обществу искренность своих намерений устроить, в том числе и с помощью модернизации, процветание в России не только для элиты, а для всех? Ответ оригинальным быть не может, ибо он один-единственный. Это справедливость. Материально явленная справедливость. То есть соучастие каждого во владении тем, что является общим (между прочим, и по Конституции, которая в этой части полностью не соблюдается) достоянием всех граждан России — её природными богатствами.

В принципе это вроде бы то же, что в своё время провозгласили и сделали большевики. Но в реальности в СССР произошло отчуждение этих богатств от основной массы населения, так как постепенно управление этими богатствами было передано тогдашнему правящему классу — партийной бюрократии. А сейчас обладающие властью и/или капиталом просто берут себе то, что считают нужным, оставляя всем остальным постыдную по содержанию «минимальную потребительскую корзину».

Безусловно, коллективное управление собственностью неэффективно, да в принципе и невозможно. Но и фактическая приватизация общенациональных богатств под прикрытием якобы лишь управления ими ни к чему хорошему не ведёт. Да, прибыли максимизируются. Но только в интересах управляющих и в ущерб остальным, да и самим богатствам.

Так как же установить справедливость, которая является ценностью и сама по себе, а главное — в контексте нашей сегодняшней темы — которая подвигнет общество к искренней консолидации с властью?

Нужно отдать каждому его часть национальных природных богатств, не создавая при этом соблазна немедленно проесть полученное. Алгоритм, мне кажется, должен быть таким. Каждый гражданин России при рождении или при получении гражданства автоматически приобретает право на конкретно исчисленную долю национальных богатств России, называемую, допустим, годовой индивидуальный доход (ГИД), а ещё лучше — «золотой корзиной» гражданина России. Эта доля включает в себя (единицы исчисления условны): 10 кв. метров земли, 1 кубометр питьевой воды, 10 кубометров древесины, 1 тонну нефти, 100 кубометров газа, унцию золота, 1 карат алмазов в год. По истечению каждого года жизни эта собственность зачисляется на персональный счет каждого гражданина России. Эта собственность является неотчуждаемой и не передаётся по наследству. Сам гражданин может воспользоваться своей собственностью или её денежным эквивалентом в любой момент после наступления его 18-летия. При выходе из гражданства России право на ГИД автоматически пропадает. Институт двойного гражданства ликвидируется.

Денежный эквивалент ГИД («золотой корзины») исчисляется в специально созданной национальной валюте, курс которой к рублю устанавливается на основе биржевых котировок. Это что-то типа знаменитого золотого червонца.

Что дает такая схема, изложенная мною как принцип — без каких-либо экономических расчётов?

Во-первых, каждый гражданин России реально, а не конституционно-теоретически получает свою долю совокупных национальных природных (то есть не созданных другими людьми) богатств страны. И, оставаясь гражданином России, он имеет право этой долей свободно распоряжаться. И в этом качестве и самый бедный гражданин России, и миллиардер реально равны и равноправны на всех этапах своей жизни. А главное — равны и равноправны их дети.

Во-вторых, власть, вводящая такую систему распределения национальных природных богатств, автоматически вынуждена резервировать часть этих богатств за гражданами страны на случай предъявления ими своих прав, а потому не может отдать соответствующие природные ресурсы под полный контроль частных компаний. А частные компании вынуждены считаться с тем, что не весь объём природных ресурсов страны контролируется ими. Ибо если, например, 100 миллионов граждан России захотят в каком-то году получить причитающиеся им за этот год 100 миллионов тонн нефти, государство обязано будет им эту нефть выдать — из своих запасов или из запасов частных нефтяных компаний, неважно. Предполагаю, что одно это радикально изменит экономическую политику в стране. Ведь предъявление такого счета к государству возможно только в случае обнищания людей или даже просто постоянного получения ими за свой труд зарплаты, недостаточной для поддержания достойного уровня жизни. Подозреваю, что сам подход к определению зарплат в этом случае изменится. Он просто станет справедливым.

В-третьих, мне кажется, что после введения такого механизма вообще можно будет отказаться от нынешней неэффективной и несправедливой системы начисления пенсий по старости, ибо часть накопленного людьми ГИД будет использоваться как раз во время старости.

В-четвертых, само гражданство России станет материально выгодным, в то время как сейчас оно слишком многим представляется невыгодным прежде всего материально. Это очень важно, ибо, хоть это часто и не вполне справедливо, понятия «Россия» и «бедность» превратились в синонимы как в сознании наших граждан, так и жителей других стран.

В-пятых, только в этом случае мы начнем, наконец, беречь свои природные богатства. Богатые не берегут их сегодня потому, что Россия им нужна только для того, чтобы получить сверхприбыль и вывезти ее на Запад. А бедные — потому, что сегодня эти богатства им не принадлежат и завтра тем более принадлежать не будут. А богатые, по их убеждению, всё равно всё разграбят.

Но главное — это, конечно, то, что проблема отчуждения каждого гражданина от богатств его собственной страны снимается полностью. А появляется чувство необделённости, материально явленной справедливости и вера в то, что страна, наконец, принадлежит и тебе, а власть встала на службу и твоих интересов. Теперь я верю, что всё это не только «для них». И чем больше будем, по призыву власти, производить высокотехнологичной продукции, тем больше будет сохраняться моё богатство и богатство моих детей. А в другой стране мне ничего подобного не дадут.

Пора! Прежние пути исхожены

То, что я описал, не исчерпывает все составляющие оптимальной для России ХХI века политической и экономической конструкции.

Например, я не затронул проблему соотношения авторитарных (командных) и демократических (сетевых) способов управления. Хотя для меня ясно, что институт сильного президентства в России должен быть сохранён, но при гораздо более сильном и сословном парламенте.

Ещё одна даже не упомянутая мною проблема — соотношение центральной власти и полномочий множества, причём чрезвычайно разнообразных, российских земель (того, что ныне именуется «субъектами Федерации»). Ведь Россия — это, помимо прочего, страна стран, а население России — это народ народов. По одной этой причине властные механизмы в разных частях России не могут быть, как предполагает Конституция 1993 года, одинаковыми. Да они и не являются таковыми в реальности — вопреки Конституции и остальным законам.

Уникальная цивилизационная и, соответственно, политическая система России слишком сложна, чтобы её можно было проанализировать в одной статье. Но при этом она не бесконечно сложна, а потому её можно и описать в её главных составляющих, и каждую из этих составляющих довести до желаемого оптимума.

Конечно, то, что я предлагаю, есть не просто изменение избирательной или конституционной системы. По сути это бескровная политическая революция. И решиться на неё, отказавшись от привычных стереотипов («рынок нас спасет», а «демократия осчастливит»), нелегко. Но нужно. И можно — если есть политическая воля и национальный лидер, обладающий максимальным доверием общества. На то и власть, чтобы не только руководить тем, что ей досталось от предшественников, но и заменять устаревшее новым. Не только в градостроительстве или в том, что сегодня называется IT-технологиями. Но и не просто новым, а новым жизнеспособным и только потому эффективным.

Действовать нужно спокойно, предварив начало этой «бескровной политической революции» длительной и серьёзной общенациональной дискуссией.

Законы власти и управления универсальны и неизменны, а механизмы управления и власти (в частности, политические режимы), как и любые другие механизмы, устаревают. И странно создавать в России ХХI века политические конструкции, уже изжившую себя к концу ХХ века.

По моему глубокому убеждению, настоящая и животрепещущая задача современной российской политической мысли как раз и состоит в том, чтобы предложить нации не очередной проект перенесения «передовых» западных общественных моделей на нашу почву, а собственную модель (или вариативный набор моделей) оптимального политического устройства именно России. Ведь все старые пути (блуждания вслед за Западом) давно и многократно исхожены. Результат печальный. Пора найти свой путь.

Виталий Третьяков
Журналист, политолог, автор и ведущий телепрограммы «Что делать? Философские беседы» на телеканале «Культура», декан Высшей школы (факультета) телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова, генеральный директор Фонда содействия развитию образования в области журналистики «Медиалогия».

Категория: статьи | Добавил: Ленпех (14.11.2016)
Просмотров: 345 | Теги: Политическое утройство, Власть и капитал, Госуправление, власть и общество, Россия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
Кто действительно защищает права военных пенсионеров?
Всего ответов: 161
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 44
Гостей: 42
Пользователей: 2
nvs1950, Анд63