23:46
Понедельник, 24.02.2020
Главная » Статьи » Жизнь в России

Ушел из жизни генерал-майор Дальней авиации Виктор Помыткин.

11 июня 2018 года, ушел из жизни Виктор Павлович Помыткин. Ему было 70 лет.

Виктор Помыткин за свою жизнь заработал много званий: ветеран Вооруженных Сил СССР, ветеран 30-й Воздушной армии ВГК (СН), кавалер ордена «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени, военный штурман 1-го класса, штурман-инструктор.

Виктор Павлович ПОМЫТКИН родился 10 июня 1948 года в деревне Черноречье Челябинской области. Окончил ПТУ № 32 города Челябинска, затем - Челябинское высшее военное училище штурманов. Обучался в Военно-политической академии имени В. Ленина. С 1989 года - член Военного совета и начальник политического отдела 30-й воздушной армии, базировавшейся в Иркутске. Генерал-майор авиации, военный штурман первого класса. Летал на самолётах Ли-2, Ту-16, Ту-22, Ту-95, Ан-26.

Взлетная полоса
Генерал Помыткин — человек уральской закалки: родился в Челябинской области. Виктор окончил среднюю школу с серебряной медалью, а в железнодорожной «фазанке» получил специальность помощника машиниста. Но его ждала другая дорога, она привела в Челябинское военное летное штурманское училище.

На военных парадах в Свердловске всегда отличалась строевым шагом его рота, незабываемые лыжные гонки, особенно дистанция 50 километров, на которой пришлось бороться за выживаемость, что пригодилось на службе в Дальней авиации, где полеты могут длиться более 20 часов. Но главная точка отсчета в жизни — встреча с Татьяной, с ней связал свою судьбу Виктор.

Заявление в загс подали перед выпускными экзаменами курсанта, которые он сдал с вдохновением, на золотую медаль, и сразу свадьба у молодого лейтенанта. У летчика Дальней авиации крепкий тыл. Без роптаний моталась Татьяна за мужем по огромной стране, по отдаленным гарнизонам, а каждый переезд на новые места — маленький «пожар» для семьи, а таковых было восемь.

Летающий замполит
Первый гарнизон для Помыткиных — Моздок. Молодой штурман влетывался в воздушный крейсер, мощный ракетоносец Ту-95. Совершал рискованные, с дозаправками в воздухе, полеты в Средиземноморье — отслеживать американские авианосцы. Виктор на «отлично» справлялся с поставленными задачами. Через три года получил старлея, стал штурманом 1-го класса. Не только профессиональные знания, но и высокая эрудиция Помыткина в отношениях с людьми не осталась без внимания. Его назначили замполитом эскадрильи. Хлопот прибавилось. В постсоветское время в любых военных подразделениях заместитель по политической части был вторым лицом после командира, но если первый выполнял роль уставного надзирателя за подчиненными, то у замполита поле деятельности более обширное, он не только носитель идей партии, но и воспитатель, психолог, если хотите священник — все в одном лице.

— В армии появились православные священники, — говорит генерал, — и верующие солдаты, будь то дембеля или первогодки, не позволят себе ничего дурного. Но не учтено одно: служат люди разного вероисповедания. Как быть в такой ситуации?

Летающий замполит поспевал повсюду. Однажды произошел такой случай. Полк получил задание на барражирование в акватории Северного Ледовитого океана. Экипажи уже готовились к полету, а в эскадрилье Помыткина ЧП — повесился прапорщик, и основное предполетное время ушло на разборки в семье покойного. Уже шел рапорт командиров кораблей, штурманы ожидали своего часа, когда начал рассчитывать маршрут Помыткин. Он вычислил, что заданный курс не совпадает с расчетным. Виктор пересчитал несколько раз и обнаружил, что в задании не учитывалась формула Заполярья. Ошибка — в арктических условиях беда. Он доложил штурману эскадрильи о результате подготовки, а тот — по инстанции. Комполка перенес время вылета, предполетная началась заново. Старшему лейтенанту объявили первую благодарность как штурману. Через много лет его будут представлять к почетному званию «Заслуженный штурман СССР», но политические органы помешают: «Если он все время летает — когда заниматься политработой?»

Дослужившись до звания гвардии капитана, Виктор получил предложение поступить в Военно-политическую академию и даже растерялся: как оставить семью — сыну Артуру только два годика исполнилось. «Может, я в академию на заочное? Люблю свой полк». На что полковой ответил: «Чем петух в пении отличается от соловья? Петух заочно учился в консерватории». «Учись, — только и сказала Татьяна, — а для нас снимем в Москве квартиру».

«Капралы» и генералы
В академии на факультете ВВС с капитаном-абитуриентом проводил собеседование заместитель начальника академии полковник Д. Каждого он вызывал по алфавиту и подолгу беседовал: кому поставит крестик, тот к экзаменам допущен. Настала очередь Виктора. Д. долго разглядывал Помыткина и нараспев сказал: «Что золотой медалист — хорошо, но чересчур молод. Сейчас не поступайте, поезжайте к себе в Моздок, а через годик ждем. Вот так». На этом собеседование закончилось. Как и не начиналось. Видимо, не любил Д. отличников...

Абитуриенты жили в палатках во дворе академии. Виктор пошел к своей, чтобы свернуть матрац. Это называлось «полосатый рейс» — когда непоступившего чествовали к отъезду.

Новый друг, майор Дуговейко, пришел в палатку вовремя. «Ты что! Ты с золотой медалью, всего один экзамен — на пять баллов. Плюнь на этого Д., он здесь не главный, чтобы так судьбами распоряжаться. Все, идем сдавать! А сдаваться еще рано».

Виктор Павлович и сейчас очень благодарен тому майору: судьба связала его не только с «капралами», но и с настоящими друзьями.

Пошел сдавать партийно-политическую работу, а там в комиссии Д. сидит и улыбается. Виктор сдавал в первой четверке, ответить предстояло на 17 вопросов. На 16 — без запинки, а на последнем («Что сказал министр обороны на совещании политработников?») «поплыл». Сразу оценки первой четверке не ставили. Ждали. Вышел член комиссии, морской летчик полковник Говорухо: «Лучший ответ у гвардии капитана Помыткина, но ему поставили четыре, остальным по пять баллов».

Пошел Помыткин давать домой телеграмму, собирать вещи, а тут опять майор: «Сдаем дальше, не сдаемся».

Тактику ВВС Виктор сдавал сыну Героя Советского Союза Николая Гастелло, получил «отлично».

Впереди — военная география. Накануне в газете «Правда» прочитал статью «Современное хозяйство Франции». Вытянул билет, и первым вопросом... «Театр военных действий в Средиземном море», а вторым — «Современное хозяйство Франции». «Можно без подготовки?» — спросил экзаменующих Виктор. Ему разрешили, и комиссия заслушалась: преподаватели о театре военных действий в Средиземноморье узнавали впервые и делали для себя открытия. Хоть конспектируй абитуриента. Много нового узнали и о сельском хозяйстве Франции. «Газеты надо свежие читать», — с удовлетворением отметил для себя Помыткин. Еще одна пятерка!

На последнем экзамене, по уставам, Помыткина ждал полковник Д. — председатель комиссии по данной дисциплине. Надежд на успешную сдачу не было, но на экзамене обязанности председателя взял на себя приехавший из командировки начальник факультета — Герой Советского Союза генерал-майор авиации Анатолий Павлович Артеменко. Виктор услышал шепот «капрала» генералу, что абитуриенту Помыткину нужно поставить двойку, на что Артеменко громко ответил: «Я летчикам двойки не ставлю». Виктор успокоился.

Герой Советского Союза не стал принимать экзамен как положено, а объявил всем, чтобы подготовили парадную форму и прошли перед ним строевым шагом. Абитуриенты весь вечер наводили марафет: гладили, чистили, а наутро как на парад.

Помыткин вспомнил училищную подготовку, свою ротную «коробочку» и четко прошагал до экзаменующего, затем отрапортовал: «Гвардии капитан Помыткин прибыл!»

«Вот так летчики ходят!» — с восторгом проговорил генерал и поставил последнюю пятерку. Виктор стал слушателем академии.

Генерал Артеменко оказался душой-человеком, а когда рассказал историю своей Золотой Звезды, то стал и любимцем слушателей.

Генерал-майор авиации Анатолий Артеменко в жизни слушателя академии Виктора Помыткина сыграл большую роль: в дальнейшем будущий генерал стал очень внимательно относиться к людям, и особенно к ветеранам войн. До конца жизни генерал-майор авиации Виктор Павлович Помыткин являлся еще и генеральным директором Фонда поддержки ветеранов Вооруженных сил, участников боевых действий.

Золотые погоны, серебряные седины
Учеба шла своим чередом, жена с сыном были рядом, в Москве: Помыткины снимали квартиру неподалеку от академии.

Один случай, когда Виктор сдавал очередной экзамен по философии, чуть не изменил судьбу. Он увлекся этой наукой, ходил в кружок, читал Канта и Гегеля. Накануне экзамена все переживали и ходили грустные, кроме Помыткина. «Тебе что, — говорили товарищи, — ты сам философ». «Спорим на ящик коньяка, — предложил Виктор, — я сейчас назову каждому его оценку». Составили список, и Помыткин расставил кому пятерку, кому четверку, а одному сказал: «Даже не знаю. У тебя двойка, но ее не поставят. Тройку с двумя минусами».

Экзамен показал, что Виктор не ошибся ни с одной оценкой.

Сам он сдавал экзамен доктору философских наук генералу Миловидову, который зашел в аудиторию послушать, как сдают философию летчики. Помыткин вступил в крепкую дискуссию с ученым, они проспорили более часа, пока Миловидов не сказал: «Вы настоящий философ. Заходите ко мне».

Небо перебороло все увлечения Виктора. Окончив академию с отличием, он вернулся в боевую часть на прежнюю должность, но перемены вскоре наступили. Помыткина отправили с новым назначением в Семипалатинск, где он стал летающим замполитом полка.

При встрече Герой Советского Союза генерал-майор авиации Павел Драговоз, встав из-за стола, протянул руку для пожатия, сказал: «Говорят, что ты молод для этой должности. Но это хорошо. Чтобы ездить на велосипеде, нужно вначале сесть на него. Так нужно «сесть» и на полк».

Командование полка вывело часть в передовые, а замполит досрочно стал подполковником, получил орден «За службу Родине». Приходилось барражировать в небе и с командующим Дальней авиацией генерал-лейтенантом Дейнекиным, а он летал только с классными штурманами.

Седины появились не случайно. В дальних полетах к ракетоносцу частенько пристраивались на опасном расстоянии американские истребители. Много было всего, и обо всем не расскажешь. Весь Северный Ледовитый океан как на ладони, а сколько раз пересечен Северный полюс — и не сочтешь.

Более 15 лет прошло после окончания академии. Пришлось как-то Виктору Павловичу поехать в Москву на курсы повышения квалификации, где и увидел генерал своего «капрала». Помыткин строевым шагом подошел к полковнику Д. и четко выговорил: «Товарищ полковник, разрешите обратиться генерал-майору Помыткину!» Такая шутка. Тот долго смотрел на Виктора Павловича, а потом произнес: «Помню, помню, но вот только?..» «Слишком молодой для замполита», — подсказал генерал. «Да-да, мой лучший ученик на факультете», — сразу вспомнил «капрал».

Разучились рисковать
Советскому штурману принадлежит рекорд того времени по продолжительности полётов ­ тридцать шесть с половиной часов в воздухе! В Иркутске он стал «самым молодым старым генералом» Дальней авиации, надевшим свои погоны… в сорок один год.

В 2012 году, в редакции АиФ, Виктор Павлович рассуждал, нужны ли в век компьютерных технологий «железные птицы» дальнего действия и что поможет вернуть парней в лётные училища, чтобы крылья Родины вновь стали могучими. Ведь это в его время проблем с набором в лётчики не было - самолётами грезил каждый мальчишка.

«Разве можно увидеть на земле такие красоты неба, как в воздухе? Этого никакой писатель никогда не опишет. Это надо видеть, надо чувствовать», - делился мыслями Виктор Павлович в своей книге. Написанный штурманом двухтомник «Вспоминая - размышляю» - о небе, о боевых товарищах и о стране. Наш герой рассказывал, что лётчиком он хотел быть всегда, с самого раннего детства. В школе мечтал стать первым космонавтом и даже чуть расстроился, когда 12 апреля 1961 года всполошённая учительница сообщила, что советский человек - в космосе, и фамилия его «не то Гагаркин, не то Уточкин».

- Сегодня однозначно размыт престиж профессии. Лётчиков и штурманов приравняли к рабочим, хотя они всегда считались интеллигенцией, - рассуждал генерал Дальней авиации в своей книге.

- Хромает и зарплата, и обеспечение квартирами, а чтобы мальчишки вновь захотели летать, нужно всё это в комплексе. А сейчас - посмотрите - даже «Роскосмос» вынужден объявлять набор добровольцев в космонавты! Кроме того, мне кажется, у нынешнего поколения пропала романтика. Ценности изменились, и молодёжь не хочет рисковать. Не все, конечно, но большинство ведь охотнее идёт на экономистов и менеджеров…

Ту - 16

Сам генерал Дальней авиации своей жизнью рисковал не раз. Он просто объясняет, что «штурман - это то же самое, что лётчик, только лётчик взлетает и садится, а штурман в военной авиации ведёт самолет по маршруту, пускает ракеты и бросает бомбы». Ещё в студенчестве во время учебного полёта на Ту-16, будущий штурман дважды выводил самолёт из грозы. По невнимательности пилота, не услышавшего сообщение с земли, машина оказалась в грозовом кольце. Чтобы вырваться из него, пришлось проходить между двумя грозовыми облаками, которые уже начали сливаться в одно. А после, уже заходя на посадку, самолёт снова нырнул в грозу.

- Нас било со всех сторон, а потом резко бросило вниз, и я видел, как быстро побежала стрелка высотомера - самолёт стал падать. Успела мелькнуть единственная мысль: «Жениться я так и не успел». Мы с моей Таней тогда только подали заявление, - вспоминал Виктор Павлович. - Мой инструктор-штурман тогда уже попрощался с жизнью - отключился от связи и накрылся курткой. Когда самолёт вышел из падения, до земли оставалось четыреста метров.

«Летучие корабли»
Побитую и перекошенную крылатую машину с дырой в киле тогда списали на землю. А Виктор Помыткин снова и снова возвращался в небо. На своём Ту-95 - «Летающей атомной подводной лодке» - он поднимался в воздух с оружием, в сотни раз более мощным, чем взорванная в Хиросиме атомная бомба. Генерал вспоминает, что во время многочасовых полётов накатывала такая усталость, что он не мог даже говорить. Он, выпускник политической академии, лектор-общественник, член философского кружка при МГУ, ещё студентом не боявшийся спорить с генералами. И когда его экипаж поставил рекорд того времени по продолжительности полётов - 36 с половиной часов с двумя дозаправками в воздухе, лётчики и штурман едва могли вымолвить несколько слов.

Ту - 95 "Иркутск"

- Думал, что если бы снова предложили выбор, опять пошёл бы в своё штурманское училище, ничего не меняя, - генерал улыбается, как мальчишка.

Всё это время, в самые трудные моменты с ним была его Татьяна. Старший сын Артур стал лётчиком. Отслужив в Чечне, он рано ушёл на пенсию, а всю свою лётную жизнь поднимался в небо на тех же турбовинтовых «летучих кораблях» Ту-95, что и отец.

- Когда я впервые увидел этот самолёт, то спросил, когда заменят эту устаревшую технику. (Ту-95 - рекордсмен по продолжительности авиационной жизни, появился в российской дальней авиации полвека назад. - Авт). На что один инженер мне ответил: «Сынок, да ты на нём ещё до пенсии доработаешь», - вспоминал Виктор Павлович. - Но он ошибся, на этом самолёте отлетал ещё и мой сын, и если внук пойдёт в лётчики, тоже его застанет. Старшему внуку «самого молодого иркутского генерала» сейчас четырнадцать лет. Хочет ли он быть лётчиком, пока не уверен.

…Наш герой верил, что когда-нибудь на земле не будет войн. Что появится глобальное правительство, которое станет думать о будущем в масштабах планеты, и что даже за последние полвека мы далеко шагнули в этом вопросе. Он был убеждён, что России нельзя без Дальней авиации, которую не заменят ни ракетные войска, ни передовые технологии. И в минуту опасности «крылатые атомные подлодки» снова поднимутся в небо.

Большую часть своей жизни Виктор Павлович посвятил службе в авиации. Сослуживцы и близкие знали его как настоящего профессионала, человека неравнодушного, отзывчивого, энергичного. После увольнения в запас Виктор Павлович занимался активной общественной работой, возглавил Фонд «Поддержка ветеранов вооруженных сил и участников боевых действий». Он внес огромный вклад в дело военно-патриотического воспитания молодежи. С февраля 2017 года Виктор Павлович являлся командующим иркутским городским отделением «Юнармии». Все это время он был мудрым и опытным наставником для иркутских ребят.

Я лично знал Виктора Павловича, глубоко скорблю и выражаю соболезнования его семье, родным и близким и разделяю с ними всю горечь утраты.

Категория: Жизнь в России | Добавил: Ленпех (14.06.2018)
Просмотров: 1466 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Опрос
Как Вы намерены голосовать за поправки в Конституцию РФ
Всего ответов: 18
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 19
Гостей: 19
Пользователей: 0