08:40
Четверг, 19.10.2017
Главная » Статьи » Жизнь в России

Триумф экономического безволия
На Петербургском международном экономическом форуме элита объявила финансовую «войну хижинам»

Материал комментируют:
Андрей Колганов Руслан Дзарасов
Как и следовало ожидать, «фабрика экономической мысли» под названием «Петербургский международный экономический форум 2016» уже в день открытия пережила кризис перепроизводства монетаристских идей.

Глава Минфина Антон Силуанов, в очередной раз, призвал власти отказаться от части прямых бюджетных обязательств. «Сейчас сложный период, когда мы должны от чего-то отказываться. И в компаниях, и в государстве отказываться от прямых обязательств — это очень сложный путь, но делать это необходимо», — сказал он, выступая на ПМЭФ.

От чего придётся отказываться топ-менеджерам компаний (в том числе с госучастием), г-н Силуанов не стал уточнять. Зато в довольно мрачных красках нарисовал перед многомиллионной армией бюджетополучателей пути консолидации казённых доходов. Если верить, руководителю Минфина, выбирать приходится из двух зол. Либо урезать расходную часть, либо повышать налоги. Впрочем, последний вариант он тут же отверг как контрпродуктивный: — повышение налогов, в отличие от монетарного «кровопускания», считает министр, может негативно сказаться на дальнейшем росте экономики.

Главная тактическая задача на ближайшие три года, как полагает Антон Силуанов, — свести дисбаланс бюджета к минимуму. Это одно из двух чудодейственных средств (наряду с пресловутой борьбой с инфляцией) которое, по почти консенсусному мнению представителей экономического блока кабмина, способно «вывести нашу экономику на более высокие темпы роста и развиваться вперед, догоняя и обгоняя другие страны».

Следует отметить, что позицию Антона Силуанова поддержал его предшественник на высоком посту, председатель Центра стратегических разработок Алексей Кудрин. По словам которого, дефицит бюджета РФ за три года нужно снизить на 3%, чтобы достичь дефицита 1−1,5% от ВВП. Если же не сокращать расходы, дефицит бюджета РФ в 2017 году составит 4,5%, утверждает экс-глава Минфина.

Заведующий кафедрой экономической теории МГУ им. М.В. Ломоносова Андрей Колганов охарактеризовал заявление главы Минфина как ложную дилемму.

— Это чисто фискальный подход к решению экономических проблем, которым славится наш монетарный блок. Разумеется, если у государства недостаточно доходов, то перед ним возникает выбор — либо искать пути повышения доходной части бюджета, либо сокращать госрасходы.

На самом деле путь бюджетной экономии точно так же приведёт к сокращению экономического роста, к сжатию внутреннего рынка и уменьшению стимулов для восстановления экономики.

В такой ситуации инвестиционный бум будет столь же невозможен, как и в случае с повышением налогов. Получается, что и тот, и другой варианты неверны. Это два разных способа отказаться от решения проблемы, которая заключается в том, чтобы найти способы стимулировать экономическое развитие. В том числе с использованием госсредств.

«СП»: — Не преувеличена ли опасность бюджетного дефицита?

— В разумных пределах это совершенно нормальное явление. 2−3% ВВП это вполне допустимое значение. Зато стимулирование экономики позволит увеличить доходы казны. Иным способом проблему не решить. Это для частной фирмы путь жёсткой экономии может стать способом выживания. Вот мы поужались в расходах, пересидели кризис и дождались подъёма ценовой конъюнктуры на рынке. А теперь можем расширить производство и вернуть свои доходы.

Для государства такая логика экономического выживания не подходит. Устанавливая режим жёсткой экономии, оно лишает себя возможности перейти к экономическому росту.

«СП»: — Глава Банка России озвучила на форуме в Петербурге тезис о том, что резкое наращивание госдолга (даже в случае сокращения бюджетного дефицита) чревато попаданием в «долговую ловушку».

— Я полагаю, что самая главная проблема заключается в том, что наше государство не работает над созданием таких экономических инструментов, которые позволяли бы направлять дополнительные средства на развитие экономики. Наше государство не проявляет достаточно решительности и ума для того, чтобы проводить политику, позволяющую использовать дополнительные финансовые ресурсы (а они есть) на цели развития, а не для затыкания бюджетных дыр. Или реализации престижных проектов, которые не дают большой экономической отдачи вроде сочинской Олимпиады.

Например, крупнейшие кубанские компании, строившие дороги в Сочи перед проведением Олимпиады, обанкротились. Или другой пример, турецкие строители внесли заметный вклад (читай, хорошо заработали) в подготовку Игр. А часть инертных стройматериалов, прежде всего — песок и гравий, завозились в Имеретинскую долину из соседней Абхазии.

Наверное, туристическая привлекательность региона после этого повысилась. Но, с точки зрения баланса расходов и приобретений в экономике страны, я не думаю, что это был лучший вариант траты денег.

«СП»: — Какие меры способны не только оживить экономику, но и повысить её конкурентоспособность?

— Ситуация складывается патовая — бюджет напоминает «дырявое ведро». Речь идёт о валютном оттоке и коррупционной составляющей. Да и, вообще, об эффективности расходования средств. Свежая новость — в ходе возведения космодрома «Восточный», если верить данным правоохранительных органов, опять не обошлось без пресловутого «нецелевого расходования».

«СП»: — Почему государство с, казалось бы, выстроенной вертикалью власти оказывается неэффективным в плане финансовой и бюджетной дисциплины?

— Жёсткость вертикали власти и её эффективность это разные вещи. Первая обеспечивает иерархическую соподчинённость чиновников сверху вниз. Но вот будут ли они при этом работать рационально и в национальных интересах, это другой вопрос.

«СП»: — Глава МЭР Алексей Улюкаев вновь выступает в роли «кассандры» экономического блока. По его очередному (уже трудно сказать какому по счёту) прогнозу, экономика РФ с третьего квартала восстановит рост после падения около 1% ВВП в начале текущего года.

— Я не верю в то, что всё «рассосётся» само по себе. Не хочу сказать, что кабмин, вообще, ничего не делает. Но каких-то решительных шагов, которые бы переломили инерцию сложившейся экономической политики, я пока не вижу. Так или иначе, прогноз Улюкаева находится на уровне статистической погрешности.

По мнению заведующего кафедрой политической экономии РЭУ им. Г.В. Плеханова Руслана Дзарасова, российские министры-монетаристы пытаются переложить бремя экономического кризиса на рядовых обывателей.

— Я помню, как на сочинском форуме в октябре Антон Силуанов заявил, что в России через бюджет перераспределяется 40% национального дохода, а в таких странах как Малайзия и Таиланд только 20%. Дескать, видите, насколько они нас опережают.

«СП»: — Уже неплохо, что с Мозамбиком не сравнил или с крошечным Сан-Марино…

— В советское время Хрущёв ставил цель «догнать и перегнать Америку», теперь амбиции стали скромнее.

«СП»: — Глава «Сбербанка» Герман Греф предсказал России отрицательный экономический рост в этом году. Руководитель ЦСР Алексей Кудрин полагает, что мы можем выйти в рост даже в условиях санкций. С ним согласен и глава Минэкономразвития, который обещает +1% ВВП уже в текущем году. С чем связан такой разнобой в оценках? Это же профессиональные экономисты, а не древнеримские авгуры, гадавшие по полёту вещих птиц…

— В одном российском фильме имитируется коллегия правительства, участники которой вырабатывают экономическую политику. Причём заседание происходит в форме спиритического сеанса, в ходе которого министры вызывают «дух капитализма», чтобы узнать, каким будет курс доллара.

Курс американской валюты для нашего правительства это, практически, мистическая материя. Улюкаев надеется, что сейчас, когда цена барреля нефти колеблется вокруг $ 50, в России произойдёт стабилизация курса рубля. А вслед за этим в соответствии с неолиберальными догмами частный бизнес бросится делать инвестиции.

Короче, увеличим прибыли корпораций за счёт снижения зарплаты. Дескать, тогда пойдут частные вложения, и экономика заработает.

Cборы взносов на обязательное медицинское страхование в этом году выросли на 12% по сравнению с предыдущим годом. Это как — зарплаты падают, а взносы растут? Может быть, достигнут прорыв в фискальном администрировании?

«СП»: — Очередная либеральная мантра с ПМЭФ — в ближайшие два года ЦБ РФ не будет серьёзно снижать ключевую ставку из-за большого дефицита бюджета.

— Я категорически не согласен с такой постановкой вопроса. Уменьшать бюджетный дефицит можно только за счёт урезания социальных и госрасходов. Тогда якобы не нужно будет печатать дополнительные деньги, которые разгоняют инфляцию. Буквально 15 июня в РЭУ им. Г.В. Плеханова читал лекцию бывший премьер-министр Украины Николай Азаров.

Когда он в 2010 г. возглавил правительство, украинская экономика была недостаточно монетизирована. Так Азаров увеличил денежную массу вдвое за один год. При этом инфляция на протяжении всех трёх лет, которые он находился у власти, не превышала 4,5%.

Когда же майданные власти стали руководствоваться рецептами МВФ, сокращать госрасходы, сжимать денежную массу, гривна обрушилась в несколько раз.

«СП»: — Каким образом это стало возможно?

— Новый премьер Яценюк раньше был председателем Нацбанка Украины. Став премьером, он в течение нескольких дней произвёл эмиссию объёмом в 50 млрд. гривен, которые достались трём крупнейшим украинским банкам (в том числе, «ПриватБанку» Коломойского). По сведениям Азарова, эти структуры тут же вышли на валютный рынок и скупили $ 2,5 млрд. Естественно, другие крупные игроки поступили также. В результате курс гривны обвалился.

«СП»: — Проще говоря, следует отличать инвестиционную эмиссию от потребительской или спекулятивной?

— Эмиссия в условиях подавленного совокупного спроса работает на увеличение доходов населения. Что, в свою очередь, даёт рост производства в условиях кризиса. В России в 2014—2015 гг. при спаде ВВП резко увеличилась доля прибыли в ВВП. В абсолютном выражении масса прибыли не возросла. Это означает, что большую часть скукожившегося национального «пирога» доходов стали присваивать представители крупного бизнеса, а на зарплату пошла меньшая часть. В 2015 г. реальная заработная плата упала на 9,5%, спровоцировав сужение внутреннего спроса.

А инвестиции, вопреки тому, о чём говорят министры, не выросли, а уменьшились. Потому что дополнительная прибыль была выведена за рубеж. По оценкам ЦБ, чистый отток частного капитала за последние два года превысил $ 200 млрд.

«СП»: — По мнению главы МЭР, вывоз капитала из РФ в 2016 г. может составить куда более «скромные» $ 25 млрд.

— Понятно, что в условиях продолжающейся рецессии такого гигантского оттока не будет. Но и $ 25 млрд. на фоне падающей экономики это тоже огромная величина. Этих денег с лихвой хватило бы на то, чтобы даже без отмены санкций преодолеть кризис. И не просто сохранить зарплаты, пенсии, но и увеличить их.
Россия поднимается со дна
Почему Алексей Улюкаев в очередной раз пообещал, что пик кризиса пройден

Материал комментируют:
Никита Масленников
Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев, выступая на Петербургском международном экономическом форуме, заявил, что пик кризиса, наконец, пройдет. По оценкам министра, уже к концу этого года экономика преодолеет рецессию и перейдет в рост. Если в 2015 ВВП страны сократился на 3,7%, то за четыре месяца текущего года этот показатель составил 1,1%, а по итогам полугодия падение может сократиться до 1%.

Это позволяет экспертам Минэкономразвития рассчитывать, что уже с третьего квартала экономика начнет показывать рост к соответствующему периоду прошлого года, и по итогам 2016 показатели выйдут на ноль, ну а в 2017 ВВП покажет плюсовые значения. Глава банка ВТБ Андрей Костин согласился с оценками главы Минэкономразвития. По его мнению, рост ВВП в 2016 будет нулевым, а в 2017 составит 1,7%.

Инвесторы, судя по всему, также видят повод для оптимизма. «Мы видим, что даже в нынешней тяжелой ситуации прямые иностранные инвестиции наших партнеров в РФ растут, хотя, может, не теми темпами, которые мы видели несколько лет назад», — сообщил Алексей Улюкаев.

Улюкаев сделал также оптимистичные заявления в отношении курса рубля. Министр увидел «значительные шансы» того, что показатели окажутся ниже заложенных в бюджете 67,5 рублей за доллар. Ведь финансовый документ писался, исходя из цены на нефть в 40 долларов за баррель, а сейчас эти значения колеблются на уровне 50 долларов.

Председатель Банка России Эльвира Набиуллина в своем выступлении также сделала несколько обнадеживающих ремарок. По ее словам, экономика страны адаптировалась к внешним вызовам быстрее, чем ожидалось, и в связи с этим необходимо пересмотреть бюджетную политику.

Впрочем, не все разделили оптимизм по поводу выхода из рецессии. Так, глава «Сбербанка» Герман Греф кратко отметил в интервью РИА Новости: «Роста экономики в этом году мы не ждем». Прогнозы основных финансовых институтов пока что тоже не говорят о выходе в плюсовые показатели. ЦБ РФ на прошлой неделе улучшил свое предсказание, согласно которому спад в 2016 году составит 0,3−0,7% вместо 1,3−1,5%. В самом МЭРе прогнозируют, что падение ВВП составит 0,3% по итогам года.

Нужно отметить, что и сам Алексей Улюкаев говорит о прохождении пика кризиса и выходе из рецессии далеко не в первый раз. К примеру, в ноябре 2015 он заявил, что экономическое «дно» уже нащупано, и в следующие 12 месяцев экономика покажет рост в 0,7%. Журналисты издания FinNews подсчитали, что, начиная с 31 октября 2014 года, глава Минэкономразвития в различных выступлениях «находил дно» как минимум семь раз. Сейчас, выходит, уже восьмое «дно» российской экономике. Возможно, дальше копать действительно некуда и, как и прогнозирует министр, ВВП, наконец, перейдет в рост?

— У экспертов есть такая грустная шутка: «Дело не в том, что мы упали на дно, а в том, что мы начинаем на нем комфортно обустраиваться», — говорит руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Проблема именно в этом. По многим показателям, за исключением реальных доходов населения и отчасти инвестиций, мы можем рассчитывать на некоторую плюсовую динамику, например, по промвыпуску. Может быть, мы увидим плюс уже к концу полугодия или даже в третьем квартале.

Но поскольку за первые четыре месяцы было накоплено определенное падение, то по году в целом все-таки вероятен спад. Очевидно, Алексей Улюкаев надеется, что темпы роста будут выше прогнозируемых. Формально, если два квартала подряд экономика находится в плюсовой зоне, можно говорить о том, что рецессия преодолена. В этом нет никакого лукавства. Это объективный тренд, но интерпретировать его можно по-разному. Главный вопрос: «Что дальше?»

А здесь все пока достаточно неочевидно. Даже если не реализуются внешние риски второго полугодия, а их достаточно много, то наши темпы роста в 2017 году, скорее всего, не превысят 1,5%. Для нас этого недостаточно. И с точки зрения обязательств государства перед гражданами, и с точки зрения нашей доли в мировой экономике такой темп рост для России — это стагнация.

Неслучайно президент поставил вопрос о поиске новых источников роста и новой экономической модели, с тем, чтобы мы к концу десятилетия имели темпы роста около 4%. Но для этого нужно сделать еще очень многое. Самое сложное в том, что эта повестка необходимых действий еще окончательно не сформирована. Она будет складываться только к середине следующего года.

«СП»: — О каких рисках для роста экономики вы говорили?

— Риски, которые могут помешать реализации сценария Улюкава, есть как внутри страны, так и вовне. Главный внутренний риск заключается в неопределенности бюджетной политики. Мы до сих пор не совсем четко представляем себе, каким будет дефицит в этом году, из каких источников его покрывать. Одно дело, если вы берете деньги, наращивая внутренний госдолг, другое — если тратите резервы. И то, и другое позволяет выйти на 3% дефицита по этому году, но последствия для экономики разные.

Этот риск совершенно очевиден для простых людей. Ведь от этого зависит, какой будет индексация зарплат и пенсий и будет ли она вообще. Если тенденции останутся прежними, индексация, скорее всего, перейдет уже на 2017 год.

«СП»: — А внешние риски?

— Они довольно существенны. Не факт, что они будут реализованы, но всегда нужно исходить из того, что они сыграют свою роль. Во-первых, 23 июня предстоит референдум по выходу Великобритании из состава Евросоюза. Если англичане проголосуют за выход, мы будем иметь дело уже с другой мировой экономикой. Это станет достаточно сильным потрясением для рынков, что ударит и по нефти, и по рублю.

Кроме того, традиционно в августе что-то происходит на финансовых рынках Китая. В этом году есть все предпосылки для того, что мы увидим начало прорыва долгового пузыря на финансовом рынке КНР, что придаст дополнительную волатильность мировым финансовым рынкам.
Наконец, третий риск — это повышение ключевой ставки ФРС США. В середине этого месяца они оставили ее на текущем уровне. Но еще не вполне очевидно, что будет происходить в ближайшие месяцы. В июле ставка может быть повышена. В любом случае, до конца года это произойдет как минимум один раз. Это приведет к укреплению доллара и снижению нефтяных котировок.

Надеюсь, что вопрос с бюджетной неопределенностью прояснится уже в августе-сентябре, и в ноябре новая Государственная Дума будет принимать проект бюджета на 2017 год и трехлетний план до 2019. Что касается внешних рисков, необходимо постоянно тщательно мониторить их и быть готовыми к любым сценариям.

То, что сказал Алексей Улюкаев, соответствует традиционным подходам его министерства. Его прогнозы правдоподобны для текущего момента. Но воспринимать их нужно с поправкой на то, что существуют достаточно серьезные внутренние и внешние риски.

Падение ВВП в любом случае будет в разы ниже, чем в 2015, но с учетом всех рисков, вполне вероятно, что мы не увидим нулевой рост экономики. Он может остаться на показателях падения в 0,6−0,8%. Такой минус, естественно, скажется и на росте ВВП в следующем году.

«СП»: — Вы сказали, что проблема в том, чтобы «отжаться от дна». А что правительство предпринимает для этого?

— Определенные шаги предпринимаются. Во-первых, мы видим достаточно четкую и жесткую линию поведения Центрального банка. Он сделал ставку в своей денежно-кредитной политике на то, чтобы достичь инфляции в этом году в районе 6% и довести до 4% в следующем году. Это важный сигнал, они будут делать все возможное, чтобы этого добиться.

Во-вторых, сейчас начинается проект подготовки бюджета на 2017 год. На этой неделе премьер Медведев распорядился, чтобы параметры рассчитывались, исходя из среднегодовой цены на нефть в 40 долларов за баррель. Это консервативный подход, но он справедливый, так как в бюджетные конструкции обычно зашивается некая подушка безопасности. Если раньше безопасность бюджета балансировалась за счет траты суверенных фондов, то здесь уже ставится задача другого уровня на повышение эффективности. Это позитивный сигнал, который говорит о том, что финансовые власти в нынешних условиях действительно стараются «отжаться от дна».

Наконец, важна позиция президента Путина, который поставил задачу поиска источников роста. После двух лет затишья в мае был созван Экономический совет при президенте, и началась дискуссия о том, как переходить к новой экономической модели, какие структурные реформы необходимы и что является первоочередным. Что-то из этой дискуссии будет заложено в бюджетные корректировки. Ну а окончательный вариант того, как может выглядеть российская экономика, не ориентированная исключительно на жидкие углеводороды, мы увидим к середине второго квартала следующего года.

Директор по научной работе Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара Сергей Дробышевский в целом согласен с прогнозом Минэкономразвития.

— То, что происходит с нашей экономикой, зависит не только от внутренних проблем, но и от того, как меняется ситуация в мире. В частности, от цен на нефть, ситуация с которыми остается неопределенной. Не так давно Центральный банк заявлял, что возможен новый виток снижения нефтяных цен. Но на наш взгляд можно говорить о том, что котировки относительно стабилизировались и вряд ли сильно просядут. От этого во многом зависит то, как будет развиваться российская экономика до конца года.

Если предположить, что цены на нефть останутся на текущем уровне в районе 45−50 долларов за баррель и не произойдет каких-то непредвиденных геополитических событий, ситуация в экономике страны до конца года улучшится. В этом случае заявление Улюкаева о прохождении пика кризиса окажется справедливым. Все же предыдущие подобные заявления министра зачастую звучали накануне очередного падения цен на нефть или обострения внешнеполитической ситуации.

Я считаю, что сейчас можно согласиться с Минэкономразвития. Складывается, по крайней мере, временная стабилизация с восстановлением роста экономики. Выйдем ли мы по итогам года на ноль, сказать трудно. Скорее, будет все-таки небольшая отрицательная цифра. Но тенденция к стабилизации в конце года и в следующем году есть, с этим трудно поспорить.

«СП»: — То есть все зависит только от цен на нефть?

— В значительной степени да. Причем вопрос даже не в том, что российская экономика напрямую зависит от цен на нефть. Проблема в том, что динамика котировок очень сильно влияет на ожидания всех экономических агентов. Если бы можно было разделить ожидания и реальный вклад, мы бы не так сильно зависели от этих показателей, потому что нефтяной сектор, особенно сейчас, это не такая большая доля ВВП и зависимость бюджета от нефтегазовых доходов заметно снижается от года к году. Но нефтяные цены считаются условным индикатором того, будет ли ситуация улучшаться. Поэтому даже секторы, которые не зависят от нефти, реагируют пересмотром своих инвестиционных планов.

«СП»: — Даже если прогноз министра оправдается, можно ли говорить о том, что экономика перешла в рост?

— Если говорить строго с терминологической точки зрения, то рецессия — это когда наблюдаются отрицательные темпы роста, а стагнация — когда они колеблются в районе нуля. Скорее всего, из рецессии, то есть из устойчиво-отрицательных темпов роста российская экономика выходит. Теперь она в ситуации стагнации, когда между кварталами возможно колебание и уход в небольшую отрицательную зону, а в отдельных кварталах могут быть положительные значения. В следующем году показатели, скорее всего, будут положительными. Но это еще не выход на новую траекторию устойчивого роста с заметными положительными значениями.

Категория: Жизнь в России | Добавил: Ленпех (17.06.2016)
Просмотров: 485 | Теги: Николай Азаров, Алексей Улюкаев, Россия, Санкт-Петербург, Антикризисный план правительства, Форум в Санкт-Петербурге, Алексей Кудрин, антон силуанов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
За кого Вы проголосуете на выборах Президента РФ
Всего ответов: 7678
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 134
Гостей: 130
Пользователей: 4
Ленпех, kulakov_vladimir52, человек, миг