16:13
Вторник, 21.05.2019
Главная » Статьи » Жизнь в России

Севастопольский «распил»: Эскадра выходит из строя
В Крыму российские чиновники делят недвижимость военных заводов не хуже, чем украинские
Сергей Ищенко

Севастопольский «Севморзавод», во времена украинского владычества в Крыму принадлежавший президенту этой страны Петру Порошенко, но национализированный Россией после 2014 года, решено сделать основной ремонтной базой для кораблей Черноморского флота. Об этом заявил директор завода Владимир Баженов.

Если предположить, что существует некто, совершенно незнакомый с нынешними реалиями Севастополя, но хорошо знакомый с этим городом в советские годы, то он должен радостно всплеснуть руками: «Прекрасно, наши военные моряки на полуострове получают отличные дополнительные возможности для технического обновления своего корабельного состава».

Еще бы! До распада СССР — самое мощное предприятие города-героя, в 2013 году отметившее свое 230-летие. Основной налогоплательщик в бюджет Севастополя. К концу 80-х годов общий объем производства здесь ежегодно подкатывал к полумиллиарду долларов.

Фактически — город в городе, площадью почти в 70 гектаров. Пара сухих доков длиной 173 и 152 метра. Они позволяют производить доковый ремонт кораблей и судов длиной до 165 и 145 метров соответственно, шириной до 22 метров, осадкой до 9 метров и дедвейтом до 18 тысяч тонн.

Здесь с конца 18-го века строили и ремонтировали боевые корабли и гражданские суда. В том числе — известные своими революционными подвигами крейсер «Очаков» и броненосец «Потемкин». Потом спускали на воду самые мощные в Советском Союзе плавкраны грузоподъемностью до 1600 тонн. К концу 80-х годов прошлого века численность персонала — порядка 16 тысяч рабочих и инженеров. Свои пансионаты, поликлиника, профилактории, детские сады и профтехучилища.

Напротив — тот, кто не понаслышке знает, как жилось «Севморзаводу» в последние четверть века, услышав заявление директора Баженова лишь скептически усмехнется: «Ну, ну…». Потому что на самом деле сегодня практически ничем помочь Черноморскому флоту бывший гигант советского судостроения просто не в состоянии. Украина оставила от него руины.

После того, как всем на этой благодатной земле взялся заправлять Киев, станки с числовым программным управлением с «Севморзавода» были загнаны в соседнюю Турцию и проданы по цене металлолома. Двери лучших цехов давно заросли колючей ежевикой. От многотысячного коллектива по штату остались лишь около 200 человек. Да и те — главным образом, охранники и сторожа. Остановился даже «Биг Бен» Корабельной стороны — знаменитые часы на башне «Севморзавода», по которым сверяли время многие поколения горожан.

Большинство севастопольцев уверены, что весь этот разор новые «постсоветские» хозяева организовывали вполне сознательно. Потому что кто были те хозяева? В 90-е контрольный пакет акций оказался у американского инвестиционного фонда UGF (управляющая компания «Сигма Блейзер»). Естественно, несмотря на обещания сохранить и даже преумножить производственный потенциал «Севморзавода», никто в этой заокеанской фирме не собирался этого делать.

Правда, один крупный заказ совершенно оголодавшие без денег и без заказов горожане все же получили. В 1993 году, несмотря на протесты общественности в Севастопольскую бухту притащился на ремонт американский лайнер «Юнайтед Стейтс». Некогда роскошное пассажирское судно, за рекордное время преодолевшее Атлантику и удостоенное за это приза «Голубая лента». У «Юнайтед Стейтс» была одна беда — для обеспечения пожарной безопасности в отделке внутренних помещений были широко использованы асбестовые плиты. Всего — сотни тонн асбеста, вызывающего, как выяснилось после завершения строительства лайнера в 1952 году, онкологические заболевания.

Канцерогенный «Юнайтед Стейтс» не принимала на ремонт ни одна страна мира. Взялся только «Севморзавод». За 3,2 миллиона долларов 1400 севастопольских рабочих, пять месяцев трудившихся в три смены всего лишь в лепестковых респираторах, дочиста ободрали все переборки судна. Асбестовые плиты, по одним данным экологических служб Украины, в 1995 году вывезли в штольни Николаевской области. По другим — захоронили где-то под Николаевым.

Но, скорее всего, это обычное вранье. И из Севастополя так никто токсичные отходы и не вывозил. Поскольку сначала в 1999 году на окраине Севастополя нашли «300 кубометров асбеста». А затем в 2002 году мешки с еще 90 тоннами асбеста с борта «Юнайтед Стейтс» балаклавские прокуроры обнаружили на территории поднадзорного им «СКР «Севсудоремонт».

Только вот американцы вскоре потеряли интерес к совершенно, казалось бы, разгромленному «Севморзаводу» и выставили его на продажу. С той поры предприятием владела то одна, то другая украинская бизнес-группа. В 2006 году в права собственника вступил Петр Порошенко. Как водится, Петр Алексеевич наобещал севастопольцам золотые горы. И тоже — как водится! — обманул. По свидетельству директора Баженова, с той поры на «Севморзавод» из Киева не пришло ни копейки.

Тогда зачем предприятие понадобилось ушлому президенту-олигарху? Город уверен: ему нужны были вовсе не сухие доки, цеха и стапель. Землица в самом центре города на берегу Южной бухты, в километре от городского железнодорожного вокзала, с прекрасным видом на знаменитую Панораму обороны города в 1854—1855 годах - вот в чем был истинный коммерческий интерес нынешнего главы Украины! Снести все, что мешает строительству великолепного, элитного коммерческого жилья с окнами на морской закат! И отстаньте со своим заводом!

Так бы, скорее всего, и вышло. Помешала Порошенко Крымская весна 2014 года. Хотя Россия вместо столь нужного ей судоремонтного завода в главной базе ЧФ получила национализированную дырку от бублика. Но нашей-то стране деваться некуда. Если возрождать Черноморский флот, то, конечно, параллельно тогда и «Севморзавод».

Этот процесс, вроде бы, начался. Но как-то странно он проходит.

Да, севастопольское предприятие сделали филиалом стабильно работающей северодвинской «Звездочки». Прислали оттуда управленцев, начали потихоньку разгребать оставленные «самостийной» завалы. Понемногу на «Севморзавод» возвращают разбежавшихся специалистов. Принята программа технического перевооружения на 7 миллиардов рублей. Закупают новые станки, отлаживают те, что еще сохранились.

Уже отремонтированы подводная лодка «Новороссийск», танкер «Иман» и парусник «Херсонес». В ноябре 2017 года на заводе заложен первый более чем за десятилетие тяжелый плавучий кран «ПК-400» грузоподъемностью 400 тонн. Затем, в ноябре 2018-го — тяжелый плавучий кран «ПК-700» грузоподъемностью 700 тонн.


Но и при новой власти проклятый земельный вопрос, судя по всему, многим не дает покоя, когда речь заходит о «Севморзаводе». Точно так же, как некогда Петру Порошенко.

Началось это безобразие с того, что в 2015 году власти города с чего-то вдруг отобрали у воспрянувших было духом заводчан в свою собственность 27 гектаров детского оздоровительного лагеря имени Комарова под Форосом. В живописной парковой зоне, с вечнозелеными реликтовыми можжевеловыми деревьями. Стоимость земли в тех краях — от 10 до 100 тысяч долларов за сотку в зависимости от близости к урезу морской воды.

В 2017 году уже федеральные российские власти решили «откусить» от заводской территории сразу 29 прибрежных гектаров в центре Севастополя. И отдать их вольготно расположившемуся в соседних Лазаревских казармах севастопольскому филиалу Московского госуниверситета. Которому, говорят, иначе некуда расширяться.

В тот же год тучи сгустились и над организацией, которую Москва только собралась лишить хозяйственной самостоятельности и включить в состав «Севморзавода» — над севастопольским Центральным конструкторским бюро «Черноморец». Именно в нем, работавшим на ВМФ с 1946 года, в свое время были разработаны минно-сетевые заградители «Припять», «Сухона», «Вычегда», исследовательское судно «Невельской», корабли радиотехнического наблюдения «Крым», «Кавказ», «Приморье». И больше полувека никому самостоятельность «Черноморца» не мешала. Что же случилось два года назад?

Судя по всему, где-то у губернатора Севастополя созрело убеждение, что ЦКБ «Черноморец» живет не по чину роскошно. В одном из самых красивых зданий города-героя по адресу улица Большая Морская, дом 1. Окнами прямо на площадь адмирала Лазарева (бывшая площадь Революции) на берегу Артиллерийской бухты.

Как водится, быстренько нашлись финансовые недочеты в бухгалтерской отчетности. «Черноморец» почти прихлопнули, оставив в штате от некогда большого коллектива всего четыре десятка человек. А тогда и вправду: к чему этой горстке специалистов прекрасное четырехэтажное здание? Куда правильней расположить в нем, допустим, Департамент имущественных и земельных отношений от губернатора.

А куда же девать ЦКБ? Его — в одно из пустующих помещений «Севморзавода». Которых у того — просто девать некуда. Тут, правда, возникает множество проблем. По свидетельству работников выселяемого «Черноморца», на предложенном им месте нет отопления, компьютерных сетей и помещений с климатом, пригодным для хранения ценных кораблестроительных архивов.

Между прочим, в этих архивов на сегодня 2,5 млн. единиц хранения. Среди них около 150 проектов судов, свыше 600 тыс. экземпляров проектной документации на судовое оборудование и технику, 20 тыс. экземпляров нормативно-технической документации, около 30 тыс. экземпляров научно-технической литературы. Все это, по мнению сотрудников «Черноморца», они рискуют потерять безвозвратно. Но кого во властной верхушке Севастополя это сегодня волнует?


Вот комментарий на этот счет заместителя директора ЦКБ «Черноморец» Александра Бородина: «Когда наши партнеры узнали, что «ЦКБ «Черноморец» подлежит ликвидации как самостоятельное предприятие, они с трудом понимали, почему это произошло. Партнеры с большой осторожностью размещают заказы… Нового проектирования у нас нет».

Вот таким образом и идет возрождение в Севастополе ремонтных возможностей Черноморского флота. Которые пока настолько ничтожны, что, честно говоря, жуть берет. Для краткости не стану останавливаться на деталях подробно. Просто приведу краткий перечень последствий, итогом которых становятся ширящиеся бреши в корабельном строю.

Пятый год, с 2014 года, в 13-м судоремонтном заводе Севастополя флот тщетно пытается вернуть к жизни дизель-электрическую подлодку Б-871 «Алроса» проекта 877 В «Палтус». Вначале планировали сделать это в 2015 году. Потом — 2017-м. Однако работы не завершили и по сей день.

Третий год не выходит в море флагман Черноморского флота гвардейский ракетный крейсер «Москва» проекта 1164 «Атлант». Конкретно — с января 2016 года, после возвращения из Средиземного моря, где крейсер возглавлял постоянное оперативное соединение ВМФ России и прикрывал своими средствами ПВО авиабазу Хмеймим в Сирии. Причина затянувшегося простоя — не в строю сильно изношенная ходовая часть корабля.

«Москву» сначала планировали ремонтировать как раз на «Севморзаводе». Но тот оказался не в состоянии этого сделать. Новым адресом для «реанимации» корабля называют Северодвинск. Только добираться туда предстоит вокруг всей Европы. Каким образом? На буксире?

Пока на маломощном 13-м судоремонтном заводе рядом с ДЭПЛ «Алроса» делаются попытки вернуть флагману хоть какую-то возможность передвигаться самостоятельно. Но уже вовсю идут разговоры, что на самом деле «Москва» сломалась навсегда.

Даже этих фактов, полагаю, достаточно, чтобы понять, что проблема ремонта боевых кораблей в Севастополе сегодня требует от Москвы срочных и точных решений. Пока ничего подобного не происходит. И надеяться, что подключение к этому процессу все еще лежащего в коме «Севморзавода» все счастливо изменит в этой сфере, не вижу никаких оснований.

Категория: Жизнь в России | Добавил: Ленпех (16.04.2019)
Просмотров: 333 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Опрос
Как Вы оцениваете работу Правительства Медведева Д.А.
Всего ответов: 1033
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 56
Гостей: 56
Пользователей: 0