06:11
Суббота, 17.11.2018
Главная » Статьи » Жизнь в России

Российскую культуру хотят отцензурировать и в хвост, и в гриву
Куда заведут страну призывы запретить неугодное кино и музыку

Материал комментируют:
Павел Святенков
В настоящее время наше общество завязло в бурном обсуждении политической состоятельности и честности кандидатов в президенты в преддверии предстоящих выборов, а также дальнейшей роли нашей страны на мировой арене. И на этом фоне из поля зрения СМИ как-то незаметно выпали некоторые высказывания российских чиновников и общественников, которые при ближайшем рассмотрении вызывают как минимум недоумение, а как максимум — опасение за то, что фактически вся российская культура может быть подвергнута тотальной цензуре с далеко идущими последствиями.

Так, в конце февраля известный музыкальный продюсер и председатель общественного совета Роскомнадзора Игорь Матвиенко выступил с призывом оградить российскую молодежь от влияния рэпа и хип-хопа. Он отметил, что в настоящее время порядка 90% песен в хит-парадах пропагандирует некую «красивую жизнь», в основе которой лежит употребление наркотиков и безудержный секс. А поскольку воспевается это в первую очередь рэперами, то именно этот жанр, по примеру Китая, в России также следовало бы запретить.

Однако, по мнению некоторых музыкальных экспертов, этот ход слишком прямолинеен.

— Считаю, говорить о том, что исключительно это направление подталкивает человека к преступлению, слишком прямолинейно, — полагает известный музыкант, лидер коллектива «Божья коровка» Владимир Воленко. — Обычно говорят: нет плохих или хороших национальностей, но в каждой из них есть плохие люди. А разве современная российская поп-музыка — это достойный образец того, где все высокоморально и нравственно? Нет, я не сторонник, не защитник рэпа, и вообще не воспринимаю это течение как музыку. Однажды друзья-рэперы мне разъяснили, что это ритмическая поэзия, и все вопросы отпали сами собой. Я просто стал воспринимать рэп как чтение стихов под бит. И могу сказать, что порой попадаются весьма достойные образцы. Кстати, если бы электронные инструменты и звукоусиливающая аппаратура существовали в начале 20 века, можно предположить, что и Блок, и Маяковский, и Есенин, Бальмонт, Брюсов, а также многие другие поэты «серебряного века», вполне могли бы свои стихи рэповать, а не декламировать на квартирниках или публиковать в альманаха и поэтических сборниках.

«СП»: — А вам не кажется, что логичнее было бы ополчиться не на рэп, а на шансон, где чуть не в каждой первой песне рассказывается о том, как человек весело жил, воровал, сел ни за что, вышел и отомстил?

— У нас в России в это понятие включено все, что ни попадя: и авторская песня, и городской романс. Вы, скорее всего, имеете в виду блатные песни и так называемую «лагерную лирику». Возможно, некоторые опусы, предположим, группы «Бутырка» или «Мишки на севере» следовало бы ограничить. Они исключительно для тех, кто сидел, и тех, кто в теме. Но если запрещать весь шансон как направление, что же теперь, запретить Высоцкого? Здесь слишком много тонкостей. Запрещая все без разбора, мы просто сами себе перекроем кислород. Такой подход я лично считаю неприемлимым.

«СП»: — Нужен ли музыке в принципе какой-то подобный цензорский подход?

— Опять же, тут две стороны одной медали. Помню, во времена перестройки текст любой песни до начала публичного исполнения необходимо было «залитовать», проще говоря, получить на него разрешение специальной комиссии, иначе тебе могли запретить петь вообще. А теперь другая крайность — пой, что хочешь, без каких-либо цензурных ограничений. Даже если ты орешь матом на всю страну, главный критерий — хорошо ли это продается на масс-маркете. Если продается хорошо — ты крутой, а если поешь что-то высоконравственное, но тебя не покупают, — ты лузер. Я помню, лет 15 назад на прилавки наших киосков невозможно было смотреть, на витринах сплошь и рядом лежали журналы с голыми девицами и развратными заголовками, мамочкам на остановках приходилось прикрывать детям глаза. Сейчас этого нет, то есть могут же навести порядок, если захотят. Но это сделано не при помощи запретов. Как известно, запретный плод сладок. Просто перенесли весь подобный контент на определенные тематические порталы, в закрытые клубы, не выставляя напоказ всему обществу, вот и все решение. То же самое и с музыкой, и с книгами, и с фильмами. Хочешь смотреть или слушать что-то непотребное — твое дело. Погружайся туда-то и получай удовольствие, не навязывая это остальным.

«СП»: — Как вы полагаете, что вообще подвигло столь уважаемого композитора как Игорь Матвиенко, выступить с подобным заявлением о запрете целого направления?

— Я с ним лично не знаком, поэтому мне сложно сказать. Могу только предполагать. Возможно, человек действительно душой болеет за культуру, и чисто по совести из лучших побуждений пытается навести порядок в данной сфере. Я только не пойму, почему именно рэп? Что, в других музыкальных направлениях подобного нет? А, может быть, тут банальный коммерческий интерес — рэп сейчас весьма популярен среди молодежи, и на его фоне упала востребовательность поп-проектов, в том числе и самого Матвиенко, тех же «Иванушек» или «Мобильных блондинок». Однако, подчеркну еще раз, это лишь мои предположения. Вполне вероятно, что существуют и иные мотивы, о которых я даже не догадываюсь.

«СП»: — Скажите, а посредством музыки вообще можно отрицательно или положительно повлиять на человека?

— Разумеется, и к сожалению, сейчас значительно больше отрицательного воздействия. Когда молоденькие девочки в возрасте 18−20 лет приходят на концерт группы «Ленинград», и там в пьяном угаре скандируют матерные фразы… Подумайте, какие матери из них получатся, и чему они научат своих детей? Вот как раз это следовало бы если не запретить, то, по крайней мере, хотя бы перестать рекламировать и выставлять на всеобщее обозрение. Но вы попробуйте на каком-нибудь форуме покритиковать творчество Шнура, да вас же просто съедят. Мало того, насколько я в курсе, уже давно повсюду раздаются призывы легализовать нецензурную лексику. Дескать, это же великий и могучий русский язык, давайте так не только петь, но и публично разговаривать. Я лично считаю, что бороться нужно с быдло-гопничеством в целом, которое сегодня часто преподностится как норма, а некоторые образцы подобного «творчества» (в том числе и среди рэпа, и среди шансона) преподносятся как лучшие образцы молодежной культуры и эффективный масс-маркет.

Через считанные дни после заявления Игоря Матвиенко первый зампред думского комитета по развитию гражданского общества Иван Сухарев подготовил для министра культуры РФ Владимира Мединского запрос о разработке особой рекомендации для отечественных режиссеров: не привлекать к съемкам художественных фильмов с участием государственного финансирования «непатриотично высказывающихся» актеров. Поводом послужило интервью, в котором известный российский актер Алексей Серебряков обронил фразу о том, что национальной идеей в России являются сила, наглость и хамство.

Многие рядовые россияне восприняли это высказывание в штыки, однако Лия Ахеджакова, Михаил Ефремов, Ростислав Хаит («Квартет И») и некоторые другие коллеги по цеху артиста, наоборот, поддержали.

— У меня сложное отношение к тому, что говорил Алексей Серебряков, — рассказал корреспонденту «СП» популярный актер театра и кино Сергей Уманов. — Я не буду его ни осуждать, ни хвалить, тем более что его высказывание о хамстве и наглости вырвано из контекста. Вот если бы он, предположим, детей ел, тогда другое дело. Но ведь он просто высказал свое личное мнение, никого при этом персонально не задев.

«СП»: — А вообще какая-то цензура нужна на данный момент кинематографу, или искусство сейчас само себе цензор?

— Ну если говорить о запрете того же мата, то сейчас у нас же стоят в паспортах к фильмам возрастные категории вроде «18+». Если есть особо ранимые к этому зрители, то их, безусловно, об этом предупреждать надо. Люди, которые идут такие картины смотреть, они, наверное, скорее всего понимают, что в них можно увидеть. И родители, отпускающие своих детей одних на подобные фильмы, должны отдавать себе отчет в своих действиях, они должны понимать, что это взрослое кино со всеми вытекающими отсюда последствиями.

«СП»: — Реально ли посредством кино и спектаклей в принципе воспитать в гражданах патриотизм? Или это чувство зависит от каких-то других факторов?

— Если человек не был патриотом изначально, а в один прекрасный момент посмотрел что-то такое и вдруг перевоспитался, такого просто не может быть. Кино, скорее, просто одна из составляющих патриотизма, который воспитывается дома, в детском саду, в школе и так далее. А вообще тут встает серьезный вопрос — что именно вкладывать в понятие «патриотизм»?

«СП»: — Ну, классическая расхожая трактовка патриотизма — любовь к Родине…

— Если ты что-то не любишь изначально, предположим, горчицу, кто тебя заставит ее полюбить? Если все вокруг это делают, тебя, конечно, можно заставить улыбаться при ее употреблении, но вот любить вряд ли, ты же не можешь изменить свои вкусовые рецепторы. Конечно, сравнение, может, не самое точное, но тем не менее. Хотя раньше как-то заставляли Родину любить. Не знаю, правда, что остальные люди испытывали при этом на самом деле, но лично у меня, например, было абсолютно счастливое детство. При том что сейчас этот период, 70−80 года прошлого века, в основном принято осуждать. У меня было все хорошо, меня все устраивало. Может быть, я просто не как все? Не знаю.

«СП»: — Сравнительно недавно секретариат первого российского вице-премьера Игоря Шувалова сообщил, что правительство поручило МВД и Минкульту подготовить предложения по соблюдению правил дорожного движения в кино. Вроде бы в связи с тем, что нарушение ПДД героями на экране провоцирует зрителей к тому же в реальной жизни. Неужели кино в состоянии настолько сильно повлиять на поведение человека?

— Ну смотрят же люди программу «Дом-2». Кого-то ведь это заводит. Кто-то в восторге от каких-то там «мыльных» штучек. Значит, это кому-то нужно, раз подобное специально навязывается. Не знаю, правда, для чего это делается. Безусловно, на человека влияет то, что он видит, но только если это неокрепшая личность. Если человек не способен самостоятельно мыслить, его, конечно, легко направить куда захочется. Меня, например, таким способом не направить. Хоть обсмотрись, я не буду делать то, чего я не хочу. Если только физически повлиять.

Что же, пока, судя по вышеприведенным высказываниям артистов, в каких-то глобальных реакционных мерах отечественная культура не нуждается. Но стоит подчеркнуть, что это — частные мнения конкретных людей. С высоты же государственной внутренней политики ситуация, вполне вероятно, видится под несколько другим углом, так что озвученные чиновниками и общественниками запретительные инициативы в искусстве вполне могут оказаться эдакими «пробными шарами», запущенными с целью прощупывания общественной реакции на грядущую всеобъемлющую цензуру.

Но что будет со страной, если представить, что инициативы такого плана будут под тем или иным соусом все-таки претворены в жизнь? Ведь за примером того, во что может превратиться государство, подвергающее глобальному пересмотру свое культурное и историческое прошлое с настоящим, далеко ходить не надо.

В царские времена, отмечает политолог Павел Святенков, говорили, что украинцы — это ветвь русского народа, православные, практически с тем же языком.

— А сейчас, — отмечает эксперт, — в самом украинском языке искусственно меняются слова так, чтобы они были поменьше похожа на русские. Меняют на полонизмы, англицизмы и так далее. Например, это известная притча во языцех, слово «карта» заменяется словом «мапа», от английского map, и говорится, что это исконное слово. Что внушали украинцам на протяжении 80−90 годов прошлого века? Был очень популярен лозунг: «москали съели ваше сало». Дескать, зажиточная, богатая Украина вынуждена кормить нищую злобную Россию. Если есть психологическая установка, что ваш сосед воплощение тьмы, что у него рога, хвост, зубы и так далее, то вы будете с ним враждовать скорее всего. Украину строили 100 лет на идеологии противостояния России, на идеологии беспрецедентного чернения России. Ее исповедуют искренне, и очень удивляются, что в России и знать не знают, что русские — это на самом деле тайные финно-угры и скрытые монголо-татары. Опять-таки, не в обиду всем этим национальностям, потому что это просто попытки оскорбления на национальной почве. Понятно, что и финны хорошие и богатые, и монголо-татары имеют определенную длинную и вполне себе продуктивную историю.

Как знать, не свернет ли в конечном итоге Россия с подобной запретительной риторикой в области искусства на аналогичные рельсы развития?

Категория: Жизнь в России | Добавил: Ленпех (10.03.2018)
Просмотров: 269 | Комментарии: 3 | Теги: #Министерство культуры #Россия #Але | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Опрос
Надо ли повышать пенсионный возраст:
Всего ответов: 1846
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 14
Гостей: 14
Пользователей: 0