23:21
Воскресенье, 04.12.2016
Главная » Статьи » статьи

"Развитие экономики в России становится вопросом политической стабильности"

В преддверии послания президента РФ Федеральному собранию человек, отвечающий за экономическое развитие и обычно "успокаивающий" население, арестован по обвинению в получении взятки в $2 млн. Это, безусловно, успокоило граждан гораздо больше его прогнозов, но экономический рост от этого не начался.
Сжатие финансовой базы продолжается, уже проявляется борьба кланов и олигархов в высших эшелонах. О чем будет говорить Владимир Путин в новом послании 1 декабря и почему возрождение промышленности становится фактором политической стабильности? Об этом в интервью Накануне.RU рассказал член федерального совета "Партии дела", председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов.

Вопрос: В прошлом году Владимир Путин в послании Федеральному собранию говорил о том, что ситуация в экономике сложная, и нужно быть готовыми к тому, что цены на сырье могут быть низкими довольно долго. На Ваш взгляд, судя по этому году, – подготовились?
Юрий Крупнов: То, что будет сложно, и надо готовиться, было сказано и в 2014 г., насколько я помню. В 2015 г. основной мыслью было то, что намечаются определенные перспективы, есть просветы в экономике. Как раз тогда нам "знаменитый" Улюкаев стал много говорить о "нащупывании дна", и главным было то, что вот-вот закончатся кризисные явления, что даже санкции, по сути, пошли нам на пользу, и мы всерьез занимаемся импортозамещением и прочее.
Судя по тем замечаниям, которые были на самом верху произнесены за последние два месяца на многочисленных форумах, уже считается, что первичная ситуация в экономике вообще выправилась. И очевидно, что в ближайшем послании не будет принципиальной критики экономической ситуации. Но при этом на деле основная проблема в стране экономической и остается.
Инерционный курс далее невозможен по десяткам причин - начиная с невозможности восстановления высокой стоимости нефти. Как сказал Путин в феврале 2014 г., нам нужна не просто высокая цена на нефть, а постоянный рост этой цены - то есть для такой экономики, по сути, нет никаких перспектив. И экономисты из разных лагерей указывают на то, что на самом деле никакой восстановительный рост невозможен, просто поскольку старая экономика уже не работала как минимум с конца 2012 г.

Вопрос: Другим тезисом в прошлом году стало то, что налоговые условия для бизнеса должны остаться неизменными, а ответом на санкции должна стать свобода предпринимательства. С этим удалось справиться? Можно ли ожидать продолжения темы в этом году?
Юрий Крупнов: Очевидно, что такого рода темы легко обходятся Правительством. Возможно, и налоговую нагрузку - как, кстати, и заявил Медведев два месяца назад - не будут увеличивать, но через разного рода косвенные обложения (самый очевидный и яркий из них пример – знаменитый "Платон") находится обходной путь. Фискальная политика все равно преобладает если не в форме введения новых налогов, изменения налогов с точки зрения их структуры, то в плане вненалоговых способов. Еще один пример – пересмотр кадастровой стоимости недвижимости.
Выработан такой тип заявлений, когда чиновников нельзя упрекнуть в том, что происходит обман. Это, скорее, какая-то дезинформация. Также выработаны стилистически блестяще поручения президента, когда их невозможно не выполнить, потому что они так сформулированы: что бы ни произошло, хоть прямо противоположное, эти поручения будут в итоге "закрыты" контрольным управлением, поскольку сама формулировка предполагает колоссальный диапазон их трактований.
Вопрос: Также президент говорил про продление амнистии капитала на полгода – это дало какой-то результат?

Юрий Крупнов: Мы видим, что амнистия капитала, о которой раз в пять лет периодически вспоминают, просто не работает. Суммы под эту амнистию смехотворные - то есть это какая-то иллюзия, это идеологическая позиция, никакого отношения не имеющая к росту вложений в экономику, инвестиций.
Вопрос: Некоторые еще и поспешили "на выход" из российской юрисдикции - последним был Алишер Усманов.
Юрий Крупнов: Основное, что происходит в экономике, - это колоссальное падение инвестиций и отсутствие и механизмов, и содержания для новых инвестиций. В этом плане налоговую амнистию, амнистию капитала в целом, думаю, никто не станет рассматривать как-то технологически, а не идеологически. А в плане "мантр" по поводу снижения административных барьеров, давления на бизнес – это общие слова, неподкрепленные ничем, поскольку отсутствует главное – промышленная политика, требующая учета в реальной хозяйственной деятельности, то есть в конкретных единицах продукции, добавленной стоимости экспорта и так далее.

Вопрос: Ну, а такой важный вопрос как господдержка для автопрома, железнодорожного машиностроения, строительства, легкой промышленности – тут, кажется, мы видели принятые меры?
Юрий Крупнов: Господдержка снижается, к сожалению, к тому же она очень неравномерна. Например, легкую промышленность сначала стратегической отраслью собирались сделать, но к январю этого года стало ясно, что такой статус она не получит. Автопрому традиционно дают серьезную поддержку, но этот автопром был спроектирован уродливым еще в 2005 г. - об этом говорили многие эксперты. Христенко, Греф, по сути, убили его, исходно спроектировав не российским по определению, поскольку уровень локализации и структура локализации ничтожны. Как итог - поддержка под автопром как священную корову продолжается, хотя и в уменьшенном объеме, но это не связано с какими-то позитивными мерами, поскольку продажи автомобилей, по сути, если не в три три, то в 2,5 раза упали за эти три года.
Вся порочность логики господдержки заключается даже не в том, что поддерживают что-то не то, хотя преимущественно это так, а в том, что нечего поддерживать. Имеющиеся системы хозяйствования не направлены на промышленный рост, на промышленное развитие.

В стране нужно создавать систему новых национальных индустрий, национальных чемпионов - это нужно создавать колоссальным трудом федерального Правительства. И эти индустрии поддерживать. Но когда Правительство оставило экономику на стихию распадных процессов, деиндустриализации после развала СССР (плюс ситуация открытости экономики и абсолютного доминирования транснациональных корпораций), то в этой ситуации поддержка в итоге либо бессмысленна, либо не менее часто идет на поддержку иностранных производителей.
Это парадокс, но поддержка автопрома, который, по сути, все основные комплектующие изделия производит за рубежом, означает прямую поддержку не отечественного, а иностранного производителя. Это колоссальный порок всей системы.
Вопрос: Ну, а тезис о том, что Россия должна стать крупнейшим мировым поставщиком экологически чистых продуктов питания – о нем что можно сказать? Тем более, что по итогам года Россия может стать крупнейшим экспортером пшеницы в мире?
Юрий Крупнов: Еще совсем недавно, пять лет назад, Россия должна была к этому времени войти в пятерку экономически развитых держав. Читая такие заявления, я даже не представляю, чему поражаться. С какой легкостью делаются подобные заявления и вообще, зачем они были нужны, что значат? У нас в более чем половине молочных продуктов нет молока, и пальмовое масло — это еще неплохой вариант, есть и гораздо хуже добавки. В этой ситуации вообще говорить о питании в экспортном варианте — то же, что фантазировать.
Напомню, что около 10 лет назад в госпрограммах и выступлениях руководителей была мысль, что мы возьмем часть мирового рынка авиастроения. В итоге был сдан внутренний рынок "Боингу", "Аэрбасу" "Бомбарьде", "Эмбраэру".

Вопрос: Тогда зачем вообще нужны послания Федеральному собранию?
Юрий Крупнов: Это такая "риторическая форма" общественного спектакля. Основная задача – сказать всем, что в общем и целом все идет нормально. Сейчас мы поговорим на отвлеченные темы, но еще через час вы все вернетесь на свои рабочие места и будете жить по-прежнему, никого мы трогать не будем. И все пойдет по-прежнему.
Это способ не вызывать конфликты в обществе. Это форма, условно говоря, потворствования нынешним экономическим агентам - мы их примерно знаем - в том плане, что ничего меняться не будет. Но, с другой стороны, это и форма безопасности, осторожности, потому что менять что-либо в стране, конечно, очень страшно и тяжело.
Вопрос: Исходя из всего сказанного, смотря на нынешние реалии - опять же, сложную экономическую ситуацию, арест Алексея Улюкаева, недоверие общества к Правительству в целом - как Вам кажется, на чем акцентирует внимание президент в нынешнем послании?
Юрий Крупнов: По большому счету, это непредсказуемо. Вероятно, все равно будут обсуждаться темы, связанные с тем, что, наконец-то, все становится на свои места, но реальность в том, что как раз ничего не было сделано за это время, и главное - не была выработана ясная экономическая стратегия. Надеяться на то, что в послании появится ясная экономическая стратегия, к сожалению, не приходится, поскольку у руководства страны отсутствует понимание того, что происходит в экономике и что надо делать. Отсюда и все то, что нас ожидает. Будут произнесены какие-то отдельные сакральные идеологемы, будет некая осторожная попытка - при всех жестких суждениях, но все-таки - как-то намекнуть на возможность восстановления отношений с США и Западом. Но по экономике будут традиционные "мантры" о том, что все налаживается и в следующем году будет лучше, чем в этом.
В этом и есть проблема. В ситуации, когда у нас, предположим, идет практический процесс - создание новой национальной промышленной системы в виде индустрий, - есть своя логика, и можно сказать, что будет через год, какие проблемы возникают, что должно обсуждаться. А поскольку здесь никаких объективных процессов, связанных с реальной экономикой, индустриализацией, не идет, то невозможно ничего предсказать.

Вопрос: А с Вашей точки зрения, о чем нужно говорить, на чем акцентировать внимание?
Юрий Крупнов: С точки зрения "Партии дела", первое, что нужно сделать, – это поднять в статус абсолютного национального приоритета промышленное развитие и промышленную политику. Ни одно предприятие в Российской Федерации не должно закрываться без какой-то катастрофической ситуации. Каждое предприятие - это и есть основа национальной безопасности и развития. Соответственно, должен быть введен минимум на пять лет мораторий на всякое вмешательство в производственную деятельность.
Второй момент - в ситуации деиндустриализованной экономики и отсутствия, по сути, хозяйственной базы необходимо проектировать новую хозяйственную базу, новую национальную промышленную систему в виде индустрий – "газелей", "единорогов" - неважно, как их называть. Причем они должны быть конкурентоспособны в мире и должны быть самыми разными. Например, молоко - нам как минимум в 1,5 раза надо увеличивать производство молока, чтобы просто элементарно не потреблять пальмовое масло. Нужно создать индустрию хладотранспорта. Колоссальные проблемы требуют новые индустрии - лубяных волокон, льна, индустрия сельхозмашиностроения, которая способна перевооружить сельское хозяйство, и прочее.

Это все должно стать вопросом абсолютного приоритета. Должен быть создан совет по промышленной политике под председательством Владимира Путина как главный орган управления в стране. И, наконец, последний момент – конечно, должны быть созданы все условия, чтобы производство в России было выгодно. Это и налоговые механизмы, и регулирование внешнеэкономической деятельности, и так далее. Хочется надеяться, что очередное декабрьское послание станет апофеозом промышленного рывка, промышленного развития. Это должно стать главным приоритетом. Поймет ли это руководство страны увидим.
Вопрос: Но если понимания не произойдет? На фоне ареста Алексея Улюкаева, возможной атаки на либеральное крыло, сжатия экономической базы, столкновения кланов и олигархов – например, уже известно о разногласиях Ротенбергов и Тимченко – какое будущее ждет страну?
Юрий Крупнов: Я не хотел бы пугать, рассказывать "страшилки", но тут уже ситуация на другом уровне - война всех против всех означает, что результат деструктивен по определению. Борьба начинается из-за того, что основной способ хозяйствования в Российский Федерации — это доступ к бюджету, и поскольку сокращается бюджет сам по себе, он критически низкий - то за эти ресурсы с огромными аппетитами идет колоссальная борьба.
Вместо того, чтобы создавать мощный бюджетный ресурс и, грубо говоря, уже его делить - ужесточаются столкновения за все более скукоживающийся бюджетный ресурс.
Безусловно, война всех против всех неминуемо ведет к дестабилизации. И когда я говорю о промышленной политике, промышленном прорыве, то это не чисто экономический промышленный хозяйственный вопрос. Это, прежде всего, вопрос политической стабильности. То есть промышленный прорыв - единственное на сегодня лекарство от нестабильности и абсолютно непредсказуемых последствий, какие мы видели четверть века назад с Советским Союзом.
На кону очень высокие ставки - даже не экономика, не прибыли и не уровень жизни, хотя это очень важно – на кону выживаемость страны.
Автор: Половников Алексей

Категория: статьи | Добавил: Ленпех (27.11.2016)
Просмотров: 233 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
миг 27.11.2016 08:22
Опять болтовня о стабильности!!
Стоик 27.11.2016 13:48
Все нормалек, все проходит на УРА!!!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
Кто действительно защищает права военных пенсионеров?
Всего ответов: 175
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 28
Гостей: 28
Пользователей: 0