18:12
Пятница, 22.09.2017
Главная » Статьи » Жизнь в России

НАРОДНЫЙ МЭР НЕ ТРАТИЛ НА СЕБЯ ДАЖЕ ПЕНСИЮ

Уход из жизни бывшего депутата Госдумы, экс-мэра Владивостока Виктора Черепкова сопровождался скандалом, отзвуки которого не затихают и сейчас, когда миновало уже 9 дней со дня его смерти. «Миру Новостей» удалось встретиться с людьми, которые хорошо знали политика.

Певец Юлиан через соцсети обратился ко всем, кто знал Виктора Ивановича, с шокирующим заявлением: «В его смерти, возможно, есть криминал». В конце июля политик вдруг исчез. Потом нашелся... в больнице. Но к нему в палату не пускали.

- Пытались попасть соратники по партии - охранники в больнице им говорили: «Пускать не велено, это решение сына Черепкова», - рассказывает ближайшая помощница политика Татьяна Капитан.

ВРАГОВ БЫЛО МНОГО

Личностью Черепков, безусловно, был выдающейся. В публичном пространстве он возник в 1993-м. Обнародовал скандал на архипелаге «Русский» - вскрыл факты страшной неуставщины, когда офицеры издевались над матросами.

Будучи капитаном первого ранга, Черепков провел собственное расследование. Матросы были спасены, а он завоевал репутацию народного борца и отправился в политику. В том же году владивостокцы избрали его мэром.

- Вы помните, какое это было время? Криминал захватывал крупные предприятия по всей стране, - говорит полковник юстиции в запасе, общественный деятель Сергей Алферов. - А во Владивостоке особенно, это ведь стратегический край, много военных баз и предприятий. Весть о том, что один из офицеров, действительно честный человек, во Владивостоке стал мэром, была принята на ура - наконец-то хоть там наведут порядок!

- Его поддерживал народ. А вот другие политики, стремившиеся к власти любой ценой, ненавидели, - считает Татьяна Капитан. - Шесть раз на его жизнь покушались - чудом оставался жив. Один раз вывезли в багажнике машины за город, избили до полусмерти - он еле ходил, с палочкой. Но политику не бросил.

В 1994-м его обвиняют в получении взятки и освобождают от должности мэра. Он закрылся в своем кабинете, дверь штурмом брал ОМОН, имевший приказ от тогдашнего губернатора Приморья Евгения Наздратенко, с которым у Черепкова был конфликт.

Федеральные власти впоследствии разобрались, и все обвинения с Черепкова были сняты за отсутствием состава преступления.

Какие взятки, говорит Татьяна, если он ушел из жизни, имея в собственности всего-то 12 кв. метров в квартире в Москве (остальная жилплощадь была записана на сына). Никаких заграничных счетов, никакой недвижимости за рубежом. Пенсия, правда, повышенная - 65 тыс. рублей. И ничего более.

«ВРАЧИ ЗАВЕРЯЛИ, ЧТО РАКА НЕТ»

- Он действительно производил впечатление борца за народное счастье - выбрал свой путь и не собирался сворачивать, - вспоминает полковник Алферов, общавшийся с Черепковым в «лихие 90-е».

- Один из честнейших людей из всех, кого я знал! - убежден и певец Юлиан, близко друживший с политиком более тридцати лет.

- И очень активный, несмотря на возраст за 70, - вздыхает помощница Татьяна. - До последнего к нему обращались люди со своими проблемами. Он принимал до 600 звонков в день! Не говоря уж о письмах по электронной почте - до нескольких тысяч в неделю! Все читал. Многим пытался помочь - лично писал в правительство и президенту. На некоторые его обращения чиновники даже откликались, и помощь нуждающимся приходила.

Душой болел о Владивостоке. У нас здесь жизнь все хуже с каждым годом: гигантские цены (на продукты первой необходимости - втрое выше, чем в Москве), неподъемные тарифы ЖКХ... Город буквально вымирает.

Черепков винил себя, что не смог победить систему. В последние годы решил идти другим путем, говорил: «Надо людей менять - тогда система сама изменится!» Он создал и возглавил партию «Свобода и народовластие». На собственные деньги с пенсии выпускал газеты, сам писал статьи - пытался достучаться до народа, объяснял им, как можно изменить страну и мир вокруг.

- Причиной смерти в прессе указывают онкологию, он действительно болел? - спрашиваю Татьяну.

- Да. Причем еще четыре года назад подозревал у себя рак. Просил врачей провести более тщательное обследование. Они проводили, заверяли, что «все хорошо, болезни нет», а потом обнаружили опухоль, причем на четвертой стадии. Это случилось в декабре прошлого года.

Как же Виктор Иванович ругался: «Я им говорил... Ведь могли поймать болезнь раньше и меня бы спасти!» В феврале ему провели операцию. Чувствовал себя, как говорил, неплохо. Звонил мне во Владивосток из своей московской квартиры, голос звучал бодро. Делился, что выращивает цветы на балконе, «а сегодня сварил себе борщ - очень вкусный получился».

Освоил интернет, записывал видеообращения. Говорил, что не может без общения, а работа продлевает жизнь. Жил он один, супруга Валентина Петровна умерла несколько лет назад. Квартиру использовал как рабочий офис - совещался с помощниками, принимал людей.

КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

О сыне Владимире соратники Черепкова говорят так: «Запер отца в больнице, никого к нему не допускал». По сути, изолировал от всяческого общения. Почему? Общаться с прессой сын отказался: «Мне сейчас не до интервью».

При ближайшем рассмотрении семейная ситуация Черепковых выглядит банальной. Давайте рассуждать.

У отца и сына - одна квартира на двоих. Черепкову-старшему принадлежит там треть. К нему регулярно наведываются многочисленные просители и соратники по партии. Не дом, а проходной двор. Черепков-младший привел жену - отец был недоволен. И настолько, что молодым пришлось съехать и снять себе жилье, что недешево.

Едва ли не вся повышенная пенсия отца уходила на нужды партии. Мечтая о хорошей жизни для владивостокцев, он не обращал внимания на самых близких. Так бывает.

- Весной, еще до того, как попал в клинику, я ему звоню - он в московском метро. Еду, говорит, на процедуры в больницу, - продолжает Татьяна Капитан. - Меня такая злость взяла: «А где же ваши московские соратники, друзья, просители?! Не нашлось никого, кто бы отвез вас на эти процедуры?!» Потом позвонил уже из больницы. Голос был слабый.

Рассказал: «Ночью пошел в туалет, голова закружилась - упал, потерял сознание. Очнулся - звал медсестру. Никто не приходил. Пришли часа через два. Отнесли в палату, осмотрели - оказались сломаны два ребра, видимо, повредил при падении».

Я возмутилась: «Уж если в «кремлевке» такие врачи, какие же в простых больницах?!» В общем, недосмотрели.

Затем Виктор Черепков был помещен в паллиативное отделение клинической больницы.

- Паллиативное отделение - это хоспис для безнадежных больных, - говорит клинический психолог Ольга Коротина. - Давайте не строить иллюзий, рак четвертой стадии - это финал. Перелом двух ребер в подобном случае осложнил ситуацию. Пациент становится лежачим, затем начинается застой в легких и развивается «искусственная пневмония».

Инфекция дыхательных путей приводит к летальному исходу, в течение месяца человек умирает. Действительно, колют наркотики и снотворные, но лишь с целью облегчить страдания. Скорее всего, в последние недели именитый пациент действительно не мог общаться в силу ухудшения своего состояния. Видимо, поэтому к нему и не допускали. Я тут криминала не вижу.

- Если друзья и соратники Черепкова все же считают, что в смерти есть криминальный след, они должны подать заявление в Следственный комитет и прокуратуру с требованием независимой экспертизы и расследования, - убежден полковник Сергей Алферов.



Виктория Катаева.

ТАСС/В. Саяпин,

РИА НОВОСТИ/А. Никольский

Категория: Жизнь в России | Добавил: Ленпех (15.09.2017)
Просмотров: 504 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
За кого Вы проголосуете на выборах Президента РФ
Всего ответов: 6079
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 60
Гостей: 60
Пользователей: 0