15:39
Суббота, 10.12.2016
Главная » Статьи » статьи

Минфин готовится к нефти по 30
Выдержит ли российская экономика стрессовый сценарий на нефтяном рынке

В последние несколько месяцев динамика цен на нефть относительно стабилизировалась. С марта 2016, когда среднемесячная стоимость Brent составила 38,7 долл. за баррель, цена не опускалась ниже 42 долларов, а порой подбиралась и к радующей глаз отметке в 50 долларов. По состоянию на 14 сентября нефть марки Brent торгуется на уровне 47,3 долл. за барр.

Несмотря на это, в Министерстве финансов РФ считают, что радоваться росту нефтяных цен преждевременно. Замглавы ведомства Максим Орешкин, выступая на ежегодной конференции Fitch 14 сентября, заявил, что государственный бюджет на 2017−2019 верстается с учетом среднегодовой цены в 40 долларов за баррель. И это еще не предел. Орешкин не исключает, что этот показатель может просесть и до 30 долл. за баррель, и бюджет в таком виде будет проще адаптировать к кризисному сценарию. В бюджете на текущий год заложена цена в 50 долларов за баррель.

«Если сбудутся негативные прогнозы по динамике мировой экономики, то и для нефтяного рынка ничего хорошего не будет. В очередной раз будут пересмотрены прогнозы по динамике спроса. Стрессовый сценарий, который мы видим — то, к чему нужно готовиться — это порядка 30 долл. за баррель на ближайшие несколько лет», — рассказал замминистра.

В качестве фактора, который может привести к негативному развитию событий, Орешкин назвал проседание экономики Китая. По словам чиновника, в этой стране накоплены огромные структурные дисбалансы и уже началась вторая волна оттока капитала. «Если рост ставок и схлопывание „пузыря“ на рынке недвижимости Китая сыграют одновременно, то это серьезные предпосылки к жесткой посадке китайской экономики», — объяснил чиновник.

Нужно учитывать и тот факт, что в российский бюджет закладывается стоимость не нефти Brent, а марки Urals, которая традиционно несколько дешевле. Средняя цена на российскую нефть в январе-августе 2016 снизилась на 29% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составила 39,4 доллара за баррель.

Сейчас правительство работает над тем, чтобы адаптировать бюджет к новой нефтяной реальности и подготовить его к любым шоковым сценариям. По словам Орешкина, Россия справляется с этой задачей лучше, чем другие развивающиеся страны: удалось стабилизировать курс рубля и сделать его менее зависимым от краткосрочных колебаний рынка нефти, инфляция к концу года снизится до 5,7%. В то же время, он признал, что пока что бюджет балансируется только при стоимости нефти в 80 долл. за барр. «Хорошая новость в том, что половину пути мы уже прошли — снизились со 110 до 80 долларов. Сейчас будем постепенно продолжать движение дальше. Задача бюджетной политики сделать так, чтобы бюджет балансировался при 40−50 долларах», — сообщил чиновник.

Ранее стало известно, что в январе-июле 2016 года доход от экспорта российской нефти упал на 30%— до 39,4 млрд долл. по сравнению с 56,2 млрд. за аналогичный период прошлого года. А еще в апреле министр энергетики РФ Александр Новак сказал, что российские нефтедобывающие компании могут выжить практически при любом сценарии, так как себестоимость добычи колеблется от 2 до 15 долл. за барр. Но если за бизнес можно особо не волноваться, то выдержит ли российский бюджет, который пока не прошел полную адаптацию, и экономика в целом, среднегодовые цены на нефть в районе 30 долларов за баррель?

Ведущий аналитик компании «Альпари» Анна Кокорева считает, что самое плохое у российской экономики уже позади.

— Думаю, наше ведомство не исключает кризисных сценариев, исходя из прошлого опыта, когда все считали, что нефть ни при каких обстоятельствах не упадет до 25 долларов за баррель и все будет хорошо. Но после того, как это падение случилось, все начали перестраховываться и продумывать гораздо большее количество вариантов.

На текущий момент нефть торгуется в достаточно узком коридоре, и 40 долларов за баррель в базовом сценарии — это разумная отметка. Сейчас не просматривается предпосылок для серьезного роста, вряд ли цена поднимется выше 50 долларов до конца года. Но нет и причин для сильного падения. Хотя никогда нельзя знать наверняка.

Бывают факторы, которые трудно или невозможно предсказать — военные конфликты, резкое укрепление доллара в результате повышения ставки ФРС и так далее. Поэтому любые варианты нужно учитывать. Но я придерживаюсь мнения, что стоимость нефти составит 40−45 долларов за баррель до конца года. Наша экономика при этих показателях может стабильно функционировать. Конечно, экспортная выручка будет не такой большой, как хотелось бы, но за счет слабого рубля это все может компенсироваться.

Даже если нефть будет чуть дороже, бюджет все равно останется дефицитным, поскольку разрыв достаточно велик. Но сейчас по показателям в целом все не так плохо. Инфляция сокращается, падение экономики существенно замедлилась, активность в промышленности и сфере услуг есть, безработица на стабильном уровне. В принципе можно сказать, что экономика адаптировалась, и при достаточно низких ценах на нефть она может не только оставаться в равновесии, но и демонстрировать какие-то положительные результаты.

Если все же произойдет падение до 30 долларов за баррель, можно говорить о том, что восстановление российской экономики просто будет происходить более медленными темпами.

«СП»: — То есть к глобальному кризису это не приведет?

— Нет, если, конечно, не произойдет какого-то непредвиденного форс-мажора. Все глобальные стрессы уже пережиты. Экономика выдержала и нефть по 25, так что мы это уже проходили. Самым заметным следствием падения цены на нефть станет новое ослабление курса рубля. И это будет стрессом не столько для экономики, сколько для населения. Мы только привыкли к более-менее стабильному курсу в районе 64 рублей за доллар, но если нефть упадет ниже 30, рубль перейдет отметку «70». Конечно, для населения это будет очень неприятно. Но для экономики это, напротив, не так уж плохо.

«СП»: — Когда удастся достичь точки балансировки бюджета при ценах в 40−50 долларах за баррель, о чем говорил Максим Орешкин?

— Заместителю министр стоило бы рассказать, за счет чего уже удалось снизить этот порог. А снизили его за счет того, что порезали издержки. Секвестр бюджета, который должен помочь адаптироваться к текущим ценам на нефть, происходит не за счет снижения зависимости от нефтегаза и увеличения доходов от других сфер. Почему происходит заморозка пенсионных накоплений и так далее? Потому что нет денег — надо адаптироваться к новой цене на нефть. Но никто не хочет повышать собираемость налогов, пресекать отток капитала, проще сократить издержки.

Вот только сократить их до такой степени, чтобы у нас был ровный бюджет при 45 долларах за баррель, по моему мнению, невозможно. Нужно, чтобы нефтегазовая промышленность работала и восстанавливалась. А в ближайшие несколько лет вряд ли можно будет достичь серьезных успехов в этом направлении. Поэтому оценки замминистра мне кажутся излишне оптимистичными.

Бюджет проблемный, потому что он очень зависит от экспорта. Нужно переходить на расчеты в национальных валютах, отходить от расчетов в долларах, увеличивать в ВВП долю других отраслей промышленности, а не только нефтегазовой. И тогда у нас начнет нормализовываться бюджет, который будет испытывать такого стресса при падении стоимости нефти и валютных скачках.

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин считает, что цифры, заложенные в бюджет, вполне реалистичны.

— Нефтяной рынок пока что действительно не сбалансирован. Риски, названные заместителем министра, весьма высоки. Любое негативное событие может сказаться на нефтяных ценах. Кроме того, добыча сырья продолжает не просто оставаться на высоком уровне, но и расти. Поэтому закладывать в бюджет показатели выше 50 долларов за баррель было бы совсем нереально, да и 50 под большим вопросом. Не забывайте, мы говорим про нефти марки Urals, а она стоит дешевле, чем Brent. В настоящий момент среднегодовая цена нашей марки не дотягивает до 40, и хорошо бы по итогам года выйти хотя бы на эту цифру.

Поэтому трехлетний бюджет из расчета 40 долларов за баррель — это даже не консервативный прогноз, а реалистичная оценка. 45 долларов — это уже оптимизм. Да и более негативный прогноз в 30 долларов не выглядит таким уж нереальным. Потому что если посмотреть на первый квартал этого года, по Urals цены колебались как раз на этом уровне.

Если цены на нефть в реальности окажутся выше, что же, хорошо, можно будет эти деньги вкладывать в разные стабилизационные фонды.

«СП»: — Когда удастся добиться полной адаптации экономики и сбалансировать бюджет при текущих ценах на нефть.

— Пока что это вопрос сокращение издержек. В идеале же нужно надеяться, что другие отрасли промышленности будут бурно расти и замещать нефтегазовые доходы. Сейчас из таких отраслей наиболее перспективным выглядит сельское хозяйство. Мы собрали рекордный урожай пшеницы, по другим параметрам тоже неплохо развиваемся. Но вряд ли на данном этапе эта отрасль сможет полностью заменить нефтегаз. Необходимо стимулировать те сферы экономики, которые в будущем могут показать рост и давать доходы в бюджет.

Категория: статьи | Добавил: Ленпех (15.09.2016)
Просмотров: 265 | Теги: Максим Орешкин, бюджет россии, бюджет, нефть, Россия, Минфин РФ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
Кто действительно защищает права военных пенсионеров?
Всего ответов: 366
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 74
Гостей: 71
Пользователей: 3
Юр, West, человек