09:10
Воскресенье, 04.12.2016
Главная » Статьи » статьи

Лицедейство с допустимым кровопусканием

Если в списке олигархов появляется еще одно имя, то примерно тысяча человек прибавляется к списку бедноты
Либеральным режимам война не нужна. В текущее время, в эпоху их всевластия, когда нет того накала внутренних и внешних противоречий, едва ли возможны военные столкновения с участием крупных соединений войск. Возможны только локальные стычки (подобные сирийскому конфликту), в которых крупные игроки заняты не войной, а коррекцией отношений между собой. Как в шахматах, когда равные (или примерно равные) соперники ломают голову в поисках позиционных преимуществ. В этом случае речь идет не об угрозе войны, а о дипломатии, которая может поставить возможный кровопролитный конфликт во главу угла, чтобы сегодня напугать соперника, а завтра получить те преференции, ради которых, собственно, и затевалась игра.

Политика — это та же реклама, где в качестве товара и рекламного агента выступает государство, чтобы продать свои услуги дороже, чем конкуренты. Конфликт интересов здесь ограничивается противоборством на рынке межгосударственных услуг для получения премиальных за выигранную или отыгранную пешку. Мало, но лучше, чем ничего. Сама по себе пешка не имеет никакого значения, но страсти вокруг неё могут разгореться нешуточные, если дипломаты решили в очередной раз помериться силами. Эти постановочные сцены напоминают игру в перетягивание веревок, но низводить их до песочницы не следует, поскольку на кону посрамленные амбиции проигравших и торжество победителей, а в финальных актах в честь победителей гремят фанфары и бьют в барабаны на сцене, где одни врали искусно переиграли (переврали) других. Лицедейство с допустимыми значениями «малой крови» — в этом фабула современной дипломатии. Ложь стала нормой, правом и наиболее востребованным инструментом как во внешней, так и внутренней политике.

Словом, до настоящей войны еще далеко, но современному глобальному Содому она (или её симметричное подобие) может понадобиться в любое время. Хотя бы для удовлетворения «экзотических» вкусов его старожилов. Например, политику, который хочет сохранить своё имя в веках — как одно из наиболее часто упоминаемых в ряду уже обосновавшихся там фигур, прозаику, чтобы написать «сильный» роман, поэту, чтобы на большой крови обрести значение во времени после физической смерти, философам (последователям Ницше и Бердяева), которые видят в войне очищение от скверны («дезинфекция человечества»).

В Содоме гений и злодейство — две вещи совместные. Здесь вполне себе уютно сосуществуют, соседствуют добро и зло, война и мир, традиционная мораль и нетрадиционный имморализм, как сладкие и горькие блюда, подаваемые обеденному столу. В сознании Содома есть место для любой идеологии, в том числе и для идеологии и идеологов войны, которым авиаудары по местам скопления людей повышают тонус и улучшают пищеварение.

Основу социальной жизни составляет нерасторжимая пара «хозяин-раб». Это не «сладкая парочка», но и антагонизм отношений между первыми и вторыми весьма сомнителен. Отношения, скорее, колеблются между терпимостью и ненавистью, то есть вы невыносимы, но терпимы, вас ненавидят, но не настолько, чтобы испортить вам физиономию. Такого рода отношения не продуцируются в реальное протестное движение, зато могут обернуться каскадом «цветных революций», для них и эпитеты подбирают соответствующие: бархатная, оранжевая, голубая, революция роз — словом, вся палитра красок веселого, но циничного художника, который на любом этапе творческих исканий может отложить кисть, вдоволь налюбовавшись над тем, как «одна гадина пожирает другую». Когда это начнет портить аппетит и эстетический вкус, можно будет поставить точку или перевести революцию в вялотекущее, без острых (переперченных) ощущений, театральное действо. Можно придать «великой идее» и другую форму — снять длинный киносериал и показывать его домохозяйкам и гуттаперчевым мужчинам, убивающим время за телеэкраном. Вот уже несколько лет идет сериал «Минские соглашения», всем он порядком надоел, только не их авторам и кинопродюсерам — вино надо подавать слегка подогретым. Наконец, минский сериал анонсирован «нормандской четверкой», члены которой солидарны в вопросе украинского кризиса, но не делают ничего, чтобы снять последнюю серию и поставить точку или, напротив, делают всё, чтобы съёмки продолжались. Славный (для знатоков) украинский политический борщ давно прокис, но его изготовители продолжают кормить им зрителя, поскольку он украинский.

И это всё на фоне устойчивого снижения урожайности капусты и свеклы с одновременным охлаждением накала страстей вокруг революции самостийности и незалежности, когда «хунта» (назло московским стряпчим) превратилась в легитимное правительство, а о временах «Очакова и покорения Крыма» говорят только филологи в университетах Киева и Москвы! Всё течет, всё изменяется и в Содоме, но медленно. Минский сериал, возможно, когда-нибудь плавно перейдет в сирийский — и это, пожалуй, станет шагом вперед: один борщ, пусть и украинский, давно всем надоел, надо менять действие на сцене, но как это сделать без смены игроков и масок?

Куда хуже обстоят дела с коррупцией, в этом «проекте» «даль свободного романа» не только неразличима, но и обещает сохраниться на все времена, поскольку совсем уж неясно, кто с кем борется — государство с коррупцией или, наоборот, коррупция с государством? Вопрос не из простых. Головы коррупционеров, как во время стрелецкой казни, летят направо и налево, но число их, как прежде, растет, и ответить на вопрос, чья в этой кровопролитной схватке возьмет верх, вряд ли кто рискнет.

Такая же ситуация в борьбе (без оговорок) с бедностью. Жирные коты объявили войну исхудавшим мышам и пенсионерам. Разница в доходах бедных и богатых угрожающе повышается. Бедные смирились со своим положением, а богатые торжествуют и плодят себе подобных. Если в списке олигархов появляется еще одно имя, то примерно тысяча человек прибавляется к списку бедноты.

Люди живут в страхе лишиться последнего. Недавно правительство сообщило о минимальной зарплате, экономисты — все в один голос — объявили, что на эти деньги прожить невозможно. Средний россиянин знает об этом, ворчит, но ссориться с властью не будет — он привыкает довольствоваться малым: скудной едой, ветхой одеждой, старой квартиркой, на ремонт которой никогда не накопит денег.

Но страх остаётся. Люди, в особенности те 20 миллионов, оказавшиеся за чертой бедности, боятся умереть голодной смертью. И когда они получают крохотные пенсии, их души наполняются признательностью нынешней власти, потому что, сколько её ни ругай, она все-таки не даёт помереть, проявляет заботу, отводит от них костлявую руку голода. И так будет всегда. Не надо бояться. Минимальные зарплаты, пенсии и социальные пособия будут уменьшаться, но останутся. В объеме, чтобы как-то выжить и не думать о социальных протестах. Власти не планируют в России голодомор, поскольку прекрасно понимают, что от голода до бунта — полшага.

Категория: статьи | Добавил: Ленпех (03.11.2016)
Просмотров: 274 | Теги: борьба с коррупцией, Борьба с бедностью, Гражданская война на Украине, Война в Сирии, Россия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
Кто действительно защищает права военных пенсионеров?
Всего ответов: 161
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 42
Гостей: 40
Пользователей: 2
nvs1950, Анд63