23:13
Среда, 07.12.2016
Главная » Статьи » статьи

Кураторы в особо крупных размерах

Государство вкладывается в инновации, а получаются пирамиды
Сергей Матюшкин
Необходимость увеличения бюджетного финансирования НИОКР убедительно обоснована на состоявшемся 28 апреля заседании Совета по законодательному обеспечению оборонно-промышленного комплекса и военно-технического сотрудничества («Фундаментальная недостача»). Но из каких источников взять потребные средства?

Есть три пути:

а) перераспределение расходов внутри раздела «Национальная оборона» (участники совещания имели в виду, конечно же, не это);

б) за счет государственных резервов с увеличением общих трат бюджета;

в) секвестр других разделов (социалка, госуправление, образование, наука, национальная экономика и т. д.) и увеличение расходов на «Национальную оборону».

Что касается последних двух направлений, вспомним честное признание Дмитрия Медведева перед крымскими пенсионерами: «Денег нет. Ну вы держитесь тут». Поэтому хотелось, чтобы и работники ОПК высказались о том, могут ли они держаться, причем не только не снижая результативность НИОКР, но и постоянно наращивая ее.

“ Кто-то думает, что в России много невостребованных идей, их надо только найти. В 90-е так и было. Но положение изменилось. Идеи куплены, таланты уезжают за рубеж ”
Здесь просматриваются два решения. Первое – повышение эффективности выделяемых бюджетных средств. Второе – привлечение дополнительных доходов.

Повышение эффективности находится на двух уровнях. Есть верхний (главные распорядители бюджетных средств и госзаказчики), где разрабатываются концепции, программы, показатели, происходит распределение средств и т. д., и нижний (исполнители ГОЗ).

На верхнем много бумаг и разговоров. Переходили на бюджетирование, ориентированное на результат. Принималась программа повышения отдачи. Утверждались показатели эффективности. Какой КПД? Отдельный разговор. Но, похоже, работа во многом проводилась ради самого процесса.

Хуже всего, что она не сопровождалась мерами на нижнем уровне. Ветер шумел в верхушках деревьев. А на земле ничего не менялось.

В конце 2014 года Ядерный центр ВНИИЭФ объявил конкурс по численному решению поставленной еще в 1965-м фундаментальной задачи академика Лаврентьева о спиральном всплытии пузырьков воздуха в сосудах с жидкостью. Была назначена премия в 200 тысяч рублей. От соискателя требовалось не теоретическое, а численное решение. Им могла быть, к примеру, компьютерная программа, подбирающая верный ответ, совпадающий с реальностью.

Еще пример. Начальник инструментального управления «Мотовилихинских заводов» Михаил Ведель изобрел роботизированное устройство для сверления и растачивания сверхглубоких отверстий. Получил патенты России, шести стран Европы и США. Разработанная на «Мотовилихе» технология на 30 процентов сократит трудоемкость работ, на четверть снизит стоимость станков для глубокого сверления.

А теперь вопрос: если открыть соответствующие НИОКР, какова могла быть их цена? Думается, не меньше 10–20 миллионов рублей. Почему? Нет заинтересованности в работах малой стоимости.

Едва ли не каждый руководитель научной организации заинтересован в ее и своей солидности, которая подтверждается также и численностью работников. А штат и цена работ – понятия зависимые. Нужна тематическая загрузка, то есть затраты.

Есть ли заинтересованность в их снижении? Законами это провозглашено:

275-ФЗ (п. 2, ст. 9) устанавливает, что одним из принципов государственного регулирования цен ГОЗ является стимулирование снижения затрат на поставки;
488-ФЗ (п. 5, ч. 1, ст. 22) определяет, что должны быть созданы условия экономического стимулирования для организаций ОПК в целях сокращения издержек.


В 488-ФЗ четыре раза говорится о необходимости стимулирования внедрения результатов интеллектуальной деятельности (РИД) и новых технологий. Почему надо стимулировать? Казалось бы, предприятия должны сами бегать за новыми технологиями. Увы.

Но читая названные законы, даже трудно сказать, кто отвечает за реализацию мер экономического стимулирования снижения затрат, внедрения РИД и новых технологий. Согласно 488-ФЗ (п. 3, ч. 4, ст. 21) одним из приоритетных направлений промышленной политики является совершенствование системы управления организациями ОПК, в том числе путем создания интегрированных структур (ИС). Их – корпораций, концернов, холдингов – уже немало. Но в чем они больше заинтересованы: в снижении затрат или в получении бюджетных денег?

Закон бутерброда от Генриха Новожилова

В работе Д. И. Менделеева «Заветные мысли», словами из которой наш президент завершал Послание Федеральному собранию РФ 3 декабря 2015 года, говорится: «Россия, взятая в целом, думается мне, доросла до требования свободы, но не иной, как соединенной с трудом и выполнением долга. Виды и формы свободы узаконить легко прямыми статьями, а надо еще немало поработать мозгами в Государственной думе, чтобы законами поощрить труд и вызвать порывы долга перед Родиной».

То есть деньги надо соединить не с программами, концепциями, интегрированными структурами, а с трудом.

В конце июня заместитель директора ЦЭМИ РАН Георгий Клейнер высказал мысль, что эффективность связана со справедливостью. Чем больше справедливости – тем выше эффективность.

А ведь справедливость проявляется по-разному. Например, бывший гендиректор екатеринбургского НПО автоматики им. академика Семихатова Леонид Шалимов был освобожден от должности за перенос пуска с космодрома Восточный на один день. На эту должность назначен Андрей Мисюра, ранее возглавлявший Министерство промышленности и науки Свердловской области. Случайно или нет, но через некоторое время предприятие объявило запрос предложений на аренду внедорожника Toyota Land Cruiser 200. Начальная цена контракта превышает 6,4 миллиона рублей. Можно отметить, что в январе – при прежнем руководстве – НПО автоматики брало в лизинг более скромную модель: трехлетняя аренда «Тойоты Камри» оценивалась в 1,6 миллиона рублей. Представляется, что внедорожник за 6,4 миллиона вряд ли вызовет «порывы долга перед Родиной» у работников НПО, которые готовили обращение к Владимиру Путину в защиту Леонида Шалимова.

Вряд ли поощрит труд корабелов приобретение Объединенной судостроительной корпорацией в лизинг двух автомобилей BMW премиум-класса за 11 миллионов рублей. Об этом в январе сообщили в Объединенном народном фронте.

Профессор Университета штата Нью-Йорк Роберт Карсон в книге «Что знают экономисты» указывает на два фактора справедливого распределения. Во-первых, это абсолютные размеры доходов каждого, получаемые при распределении. Во-вторых, это сравнение своих кровных с доходами других.

Насчет первого фактора хорошо высказался академик РАН и дважды Герой Социалистического Труда, почетный генеральный конструктор ОКБ им. Ильюшина Генрих Васильевич Новожилов. Он согласился, что сейчас статус авиаконструктора не может стать пределом мечтаний молодого человека. «На пятом курсе мы знали, что едва придя в КБ, специалист получал чистыми около тысячи рублей… А что такое тысяча рублей? Скажем, сто граммов водки, кружка пива и бутерброд стоили десять рублей. Такой вот послевоенный «индекс бутерброда», тогда бигмаками экономику не измеряли («ВПК», №№ 3–4, 2016).

Представляется, что работников предприятий ОПК сегодня волнует даже не столько абсолютный размер зарплаты, сколько справедливость ее определения. А диспропорции огромные.

Более того, в течение этого года СМИ сообщали, что почти повсеместно допускались задержки заработной платы, сокращение численности, перевод на неполную рабочую неделю, отправление работников в вынужденные отпуска, в том числе на объекте по хранению и уничтожению химического оружия «Щучье» (Курганская область), Уральском заводе транспортного машиностроения (Свердловская область), заводе «Урал» (Челябинская область), Новоуральском приборном, Уралтрансмаше (Екатеринбург), УВЗ, в Уральском научно-исследовательском технологическом институте, на предприятиях Нижнего Тагила, Тамбовском пороховом, «Ревтруде», Сретенском судостроительном, Казанском вертолетном, Ижорских заводах, Машзаводе им. Ф. Э. Дзержинского (Пермь), Брянском заводе металлоконструкций и техоснастки, предприятиях концерна «Алмаз-Антей», заводе «Автокран» (Ивановская область), Рославльском автоагрегатном (Смоленская область), в Александровском НИИ телевизионной техники «Рекорд», Тихоокеанской мостостроительной компании (подрядчик на космодроме Восточный). Особо сложное положение на челябинском «Полете», владивостокском «Радиоприборе», орловском «Дормаше», Курганмашзаводе. В урегулировании участвуют прокуратура и губернаторы, работают комиссии.

В России оплату труда руководителей часто сопоставляют с доходами их коллег в зарубежных компаниях, обычно имея в виду США. Но доктор философии Кембриджского университета Чхан Ха Джун в книге «23 тайны: то, что вам не расскажут про капитализм», сравнивая Соединенные Штаты с другими странами, задается вопросом: почему директора в Японии и Европе, управляя не меньшими по размеру компаниями, довольствуются лишь частью той оплаты, которую получают директора американские? Он приводит данные, что в 2005 году главам швейцарских и германских компаний выплачивали соответственно 64 и 55 процентов от вознаграждения их американских коллег. Шведы и голландцы получали лишь около 44 и 40 процентов по сравнению с директорами из США. Руководителям японских корпораций платили ничтожные 25 процентов от американских вознаграждений. Может, нам стоит присмотреться к европейскому и японскому опыту?

Институты большого футбола

Исследователи и конструкторы должны быть главными в производственном процессе. Однако практика показывает, что есть и другие фигуранты.

Государством создано немало структур, которые «оказывают содействие», не отвечая за результаты. Название у них хорошее – институты развития.



Поиском идей заняты Роснано, «Сколково», ВЭБ, Банк поддержки малого и среднего предпринимательства, так называемый фонд Бортника, ФПИ. Особых успехов не видно. Хотя в эти институты развития, как сообщалось на съезде «Единой России», за последние годы вложено более 4,1 триллиона рублей. Видимо, кто-то думает, что в России много невостребованных идей, их надо только найти. В 90-е так и было. Но сейчас положение изменилось. Идеи куплены, таланты уезжают за рубеж. Почему, объяснять не надо.

В Банке МСП («дочке» ВЭБа) доля инновационных кредитов составляет около 10 процентов. С учетом того, что деньги выдаются через банки-партнеры, ставка для заемщика, субъекта МСП, складывается на уровне 12,7 процента. Это данные Счетной палаты. Разве банк не хочет кредитовать малые инновационные предприятия? Хочет. Но мало таких предприятий со стоящими идеями.

Фонд перспективных исследований создан в 2013-м. Согласно 174-ФЗ, а также внутренним положениям он ищет инновационные идеи, содействует, курирует, информирует, мониторит. Не просматривается только помощь авторам, а также показатели для оценки эффективности его деятельности. Как 19 января отметил Владимир Путин на совещании по вопросам развития этого фонда, завершено семь проектов. То есть директор и шесть его замов за два года в среднем «откурировали» по одному проекту каждый. А уровень оплаты труда у кураторов существенно выше, чем на предприятиях ОПК. Согласно декларациям, размещенным на сайте ФПИ, за 2015 год доход генерального директора Григорьева А. И. составил 21,9 миллиона, его заместителей Габрука С. В. – 17,3 миллиона, Давыдова В. А. – 15,5 миллиона, Денисова И. И. – 18,2 миллиона, Панфилова А. В. – 17,6 миллиона, Сидорова И. А. – 15,7 миллиона, Шурыгина А. А. – 15,3 миллиона рублей.

В 2014–2015 годах Роснано, где в декабре 2015-го числился один работник, выплатило своей управляющей компании с 278 сотрудниками вознаграждение в размере восьми миллиардов рублей. Это в среднем по 1,2 миллиона рублей на человека ежемесячно (средняя зарплата в стране в те годы – около 30 тысяч рублей). Были открыты уголовные дела, в которых фигурировали экс-глава Роснано Леонид Меламед, его заместитель Андрей Малышев, финансовый директор Святослав Понуров, заместитель председателя правления Юрий Удальцов, член правления Яков Уринсон.

Возможно, Минобороны России также не очень рассчитывает на эти институты развития и самостоятельно планирует внедрить новый способ взаимодействия с предприятиями ОПК и более широкой аудиторией. В этих целях реализуется проект «Окна открытых инноваций» для поиска, сбора и анализа прорывных военных технологий и инновационных разработок.

Но авторов идей надо не только искать. Их надо растить. Если этого не делать, то результат будет, как у нашей сборной по футболу на европейском чемпионате. А для выращивания талантов нужны дополнительные доходы.

Известно два пути их получения:

а) сложный, когда надо в условиях конкуренции создавать лучшую технику, осваивать новые рынки и т. д.;

б) простой, когда надо воспользоваться административным ресурсом и монопольным положением.

С приходом «эффективных менеджеров» и созданием пирамиды управленческих надстроек (корпораций, концернов, холдингов) возможности простого пути увеличились. Для этого надо:

навязать потребителям продукцию в директивном порядке;
монополизировать в «вишенках», которые находятся на вершине управленческих пирамид, отдельные функции и создать обособленные структуры, которые становятся центрами сбора денег.


При этом директивное навязывание продукции часто отождествляется с мерами государственного протекционизма и поддержки отечественной промышленности.

Так зачем надо было создавать эти корпорации, которые просят госзаказ и «хорошие» цены? Можно обойтись и без управленческих пирамид.

9 ноября 2015 года на заседании «круглого стола» в Госдуме обсуждались вопросы законодательного регулирования и приоритетных путей развития государственных предприятий. Участвовали представители госкомпаний. Они жаловались на требования регуляторов, миноритарных акционеров, властей снизить издержки. Убеждали, что это не означает повышение эффективности, а нередко служит основанием для деструктивных конфликтов. ВЭБ жаловался, что в условиях санкций банк не может, как раньше, привлекать средства из-за рубежа и ключевым источником финансирования должно стать правительство.

На съезде «Единой России» в июне 2016 года о необходимости усиления господдержки говорил глава ОАК Юрий Слюсарь. Кажется, никому не дано от государства столько, сколько авиапрому. Что еще надо? Вспоминается интервью, данное в 2006 году Минтимером Шаймиевым, о том, как безмерный лоббизм самолета SSJ губит гражданский авиапром. К сожалению, Шаймиев оказался провидцем. «Гражданские самолеты Сухого» завершили 2015 год с убытком 10,8 миллиарда рублей. ОАК поставила всего 25 гражданских самолетов против 33 машин годом ранее. И связано это с проблемами сбыта «Суперджета». Хотя в уставный капитал ГСС только в 2015-м было влито 100 миллиардов рублей, итальянцы решили сократить участие в проекте. Чистый убыток ОАК по МСФО в 2015 году увеличился в сравнении с 2014-м почти в восемь раз и составил 108,7 миллиарда рублей. Убыточны ВАСО и «Туполев». В нынешнем I квартале ОАК получила чистый убыток по РСБУ в размере 633,9 миллиона рублей, выручка сократилась в 3,7 раза – до 1,89 миллиарда рублей. В чем причины?

Для начала хорошо бы ликвидировать в ОАК воровство. В конце июня суд дал добро на арест бывшего гендиректора ОАО «МиГ-Рост» Алексея Озерова и замгендиректора ПАО «Туполев» по имущественному комплексу Егора Носкова. Оба обвиняются в хищении в начале 2000-х комплекса зданий на Ходынском поле площадью 22 тысячи квадратных метров, который затем был перепродан и на протяжении десятка лет сдавался в аренду, в том числе структурам, входящим в ОАК. Возможно, под следствием окажутся и более высокопоставленные лица. В частности, у правоохранителей появились вопросы к вице-президенту корпорации Александру Тулякову.

Не послать ли нам «гонца»

Разве не является привилегией для наших госкорпораций то, что они практически не несут ответственности за выполнение ГОЗ. Например, ОСК сорвала сроки исполнения 23 государственных контрактов. При этом отклонение сроков выполнения обязательств составляло от трех месяцев до 21 года. Никто из работников ОСК не пострадал.

Меры ответственности применяются к руководителям и работникам предприятий-исполнителей. Именно к ним приходят прокуратура и ФАС. Вместе с тем ч. 2, ст. 21 № 488-ФЗ «О промышленной политике» предусмотрена субсидиарная ответственность головных организаций за невыполнение ГОЗ предприятиями, входящими в соответствующую ИС.

“ Сторожевой корабль «Туман» и учебное судно «Бородино» простояли у причала больше десяти лет. В прошлом году от их достройки отказались, посчитав, что они слишком устарели ”
Своеобразной привилегией поддержки является возможность спокойного закрытия ряда профинансированных проектов. Например, по созданию ракеты «Русь-М». Для ее пусков с космодрома Восточный 31-му Государственному проектному институту специального строительства был заказан проект стартовой площадки. А поскольку проект закрыт, появилась возможность увода денег. Ведь результаты уже не нужны. В июне этого года Гагаринский суд Москвы приговорил к пяти годам колонии бывшего главного инженера 31-го ГПИСС Сергея Островского. По версии следствия, он похитил около 14 миллионов рублей, выделенных из федерального бюджета на выполнение проектных и изыскательских работ.

После землетрясения на Сахалине в 1995 году Росавиакосмос начал работы по созданию спутника «Вулкан», который должен был обнаруживать предвестников стихийных бедствий (наводнений, землетрясений...) Незавершенные НИОКР были переданы от одного института в другой, наименование изменилось. Закончены ли эти работы или как-то преобразованы и списаны? Ведь проблема предупреждения, например, о наводнениях осталась.

Прибалтийский «Янтарь» намерен утилизировать недостроенные сторожевой корабль «Туман» и учебное судно «Бородино». Оба принадлежат Минобороны и стояли у причала больше десяти лет. От достройки корабля и судна отказались в прошлом году, посчитав, что они уже слишком устарели.

Это потери федерального бюджета. Но ответственность заказчиков и госкорпораций не наступает. Почему, когда заказы открываются, то готовятся обоснования и т. д. А списать средства можно втихую. Хотелось бы спросить с тех, кто добивался денег.

Леденцы в пользу богатых

Существенной поддержкой является протекционистская политика, когда приходится покупать то, что не нужно.

В романе Достоевского «Униженные и оскорбленные» один из персонажей – Маслобоев говорит, что купил в пьяном виде в овощной лавочке леденцы, может быть, для того, чтоб поддержать отечественную торговлю и промышленность. Благодаря усилиям наших госкомпаний сегодня многое приходится покупать не из желания осуществить такую поддержку, а по принуждению.

Например, Роскосмос внедряет «Глонасс», и собственники транспортных средств должны оплатить покупку навигационного оборудования. В ходе создания системы выявлены многочисленные хищения при строительстве Центра контроля тактико-технических характеристик, возводимого на территории ЦНИИмаш (Королев). Из федерального бюджета было выделено свыше миллиарда рублей. Однако смета превышена на 40 процентов, подписывались фиктивные акты по выполнению стройплана. Всего по делу проходят пять человек.

В технический регламент «О безопасности колесных транспортных средств» Роскосмосу и АО «Глонасс» удалось включить требование, согласно которому с 2017 года бортовое устройство вызова экстренных оперативных служб является обязательным. Росстандарт пока это условие отложил. Среди автопроизводителей, автотранспортных предприятий и автолюбителей особого интереса к внедрению «ЭРА-Глонасс» не наблюдается.

В 90-е была создана система низкоорбитальной связи «Гонец». Использовались спутники, от которых отказалось Минобороны. Система функционировала за счет бюджетных средств, получаемых по контракту от Росавиакосмоса. Пользователи (различные федеральные органы исполнительной власти, в том числе силовики) услуги не оплачивали. Поэтому была ли им действительно нужна эта система, понять сложно. Бывший руководитель ЗАО «Гонец» Александр Галькевич осужден за злоупотребления. Система «Гонец» реанимируется новой Федеральной космической программой. И похоже, навязывается пользователям. Так, в январе Росрыболовство потребовало от руководителей своих территориальных органов сообщить судовладельцам, что проверенная в эксплуатации спутниковая система «Аргос» до 1 июля 2016 года должна быть заменена на «Гонец».

Когда-то Роскосмос разработал проект ФЦП по использованию «внеземных» достижений в народном хозяйстве. Но была одна особенность – предполагалось, что почти все разработки будут использованы бюджетными структурами, в том числе региональными. А те говорили: космические технологии нам очень нужны, вы нам только денег на закупку дайте. Программа так и не была принята.

Ростех успешно продавливает разработки для бюджетных структур. Защищенные компьютеры и системы связи для чиновников. Например, «дочкой» госкорпорации Росинформэкспортом подготовлено предложение о разработке «электронного правительства» для Сирии.

Портфель Росинформэкспорта уже включает свыше 200 информационных систем для автоматизации государственного управления, например «Электронное правительство», ГАС «Выборы», Единую государственную информационную систему в сфере здравоохранения и многие другие.

Ростех вместе со своей «дочкой» «РТ-Инвест» пытается реализовать проект мусоросжигательных заводов. Лет десять назад такие производства начал делать московский «Салют», но с уходом Игоря Елисеева как-то заглохло. Представляется, что покупать эти заводы должны будут регионы за бюджетные деньги.

Объединенная приборостроительная корпорация (входит в Ростех) создает систему контроля и охраны периметров особо важных гражданских и военных объектов. Надо только оформить распоряжение правительства РФ об обязательном использовании этой системы.

Сильным является решение, обязывающее все нефтегазовые и транспортные компании России размещать судостроительные заказы на чудо-верфи завода «Звезда» в Большом Камне.

Можно приводить примеры и далее. Хорошо, что государство помогает предприятиям ОПК. Плохо, что зачастую это приводит к монополизму. А верные друзья монополизма – рост цен и коррупция.

Например, в феврале 2010 года правительство определило «Оборонэнергосбыт» единственным поставщиком для нужд Минобороны РФ. Но Главная военная прокуратура России в июле 2015-го сообщила, что при проверке выполнения госконтрактов на энергоснабжение военных объектов выявлены хищения на сумму почти миллиард рублей. Кроме того, используя липовые договоры с субподрядными организациями о якобы выполненных работах по обслуживанию сетей, злоумышленники похитили из казны более 400 миллионов рублей. По материалам проверки возбуждено уголовное дело.

Концерн ПВО «Алмаз-Антей» в соответствии с указом президента РФ имеет статус единственного поставщика по ФЦП «Модернизация Единой системы организации воздушного движения (ЕС ОВД) Российской Федерации (2009–2020)». Однако Счетная палата РФ, проверив эффективность использования средств на выполнение ФЦП, в феврале 2015 года отмечала, что «Алмаз-Антей» с возложенными на него обязанностями не справился. Значительная часть договоров, заключенных с концерном как с единственным поставщиком, фактически реализовывалась субподрядными организациями. Обязательства по разработке проектно-сметной документации концерн выполнял несвоевременно и некачественно. В мае этого года СМИ сообщили, что Счетная палата РФ приняла решение рекомендовать правительству РФ рассмотреть вопрос о целесообразности дальнейшего использования ОАО «Концерн ПВО «Алмаз-Антей» в качестве единственного поставщика товаров, работ и услуг программы.

Особенно плох монополизм при создании ВВСТ. Исчезновение конкуренции приводит к снижению качества разработок. Генеральный конструктор АО «НПК «КБМ», доктор технических наук, заслуженный конструктор РФ Валерий Кашин отмечает, что наличие на территории нашей страны сильной фирмы-конкурента, каким для КБМ является, например, Тульское КБП, – это благо. Это не дает успокаиваться. В производстве особо крупных систем страна не всегда имеет возможность держать две фирмы, но в нашей области это возможно. Главное, чтобы конкуренция шла по технике и не был задействован административный ресурс.

Ранее в СССР так и было. Сейчас это не редкость для США. В частности, в интересах ВМС США разработаны два варианта кораблей ближней морской зоны (LCS): Freedom от корпорации Lockheed Martin и Independence от Austal USA. После завершения тендера военные не смогли выбрать победителя и решили заказывать корабли у обеих компаний.

К сожалению, с созданием госкорпораций облегчилось оформление решений, приводящих к монополизму, навязыванию продуктов и услуг. Во-первых, их руководители открывают двери в самые высокие кабинеты. Во-вторых, многое проводится под предлогом поддержки отечественной промышленности. В-третьих, ключевым словом многих решений является «запретить». Для чиновника это безопаснее и легче, чем разрешить. В-четвертых, можно написать главную фразу: расходы федерального бюджета не требуются. Хотя это неполная истина. А как сказал владыка из рассказа Н. Лескова «Человек на часах», неполная истина не есть ложь. Полная же состоит в том, что потом это часто приводит к расходам в регионах и бюджетных организациях. Ведь чтобы они могли приобрести что-либо, на это им должны быть выделены средства.

Представляется, что при такой поддержке необходимость в дополнительном бюджетном финансировании может быть сокращена.

Предложения:

1. При рассмотрении просьб об увеличении финансирования ввести практику заслушивания отчетов ИС, предприятий и организаций:

о мерах по снижению затрат, в том числе трудоемкости на разработку и производство ВВСТ;
о результатах внедрения РИД и новых технологий, росте на этой основе эффективности, в том числе производительности труда;
об использовании дополнительных доходов, когда покупателей обязывают покупать какую-либо продукцию;
о готовности предприятий и организаций «держаться» в условиях сокращения ГОЗ и объемов финансовой поддержки.


2. Закрепить возможные механизмы повышения заинтересованности исполнителей ГОЗ в снижении затрат и издержек производства, во внедрении РИД и новых технологий в соответствующем документе. Особенно это касается трудоемкости.

В числе таких стимулирующих мер могли бы быть:

формирование нормативов оплаты труда при выполнении ГОЗ (например на рубль ГОЗ, который оставался бы неизменным в случае фактического снижения предприятиями трудоемкости и затрат);
сохранение действующих цен (даже если фактическая рентабельность существенно превышает плановую) в случае уменьшения затрат за счет доказанного снижения трудоемкости при использовании новых технологий и внедрения РИД.


3. В 488-ФЗ положение о создании конкурентных условий рассматривать не как задачи промышленной политики (ст. 4), а как меры господдержки (ст. 12).

4. Для повышения ответственности госкорпораций и госзаказчиков за выполнение ГОЗ:

принять порядок реализации ч. 2, ст. 21 ФЗ «О промышленной политике в Российской Федерации» в части субсидиарной ответственности головных организаций интегрированных структур за невыполнение или ненадлежащее выполнение ГОЗ организациями, входящими в соответствующую ИС;
275-ФЗ и 488-ФЗ дополнить положениями о том, что в случае срыва сроков или некачественного исполнения ГОЗ проводится расследование с определением причин. При наличии вины госзаказчика или головной организации предприятие-исполнитель от ответственности освобождается. Такие случаи есть и в Роскосмосе, и в Минобороны.


5. Правительству РФ при принятии решений об обязательном использовании производимой кем-либо продукции:

а) ввести обособленный учет прибыли и использования ее части на исследования и разработку новых образцов ВВТ, технологий, материалов.

Указанный порядок можно дополнить положением о том, что предприятия, получившие экспортный ГОЗ, обязаны часть прибыли использовать на выполнение внутреннего ГОЗ. Ввести правило, что такие доходы и расходы подлежат государственному контролю;

б) оценивать не только возможные прямые расходы федерального бюджета, но также и вторичные, на закупку указанной обязательной продукции.

6. Проанализировать причины закрытия ряда проектов. Принять порядок прекращения работ и списания средств.

7. Вменить в обязанность госкорпорациям отвечать на вопросы граждан, как это сделано в отношении федеральных органов исполнительной власти.

8. Вновь избранному составу депутатов обратить внимание на пожелание Д. И. Менделеева «поработать мозгами в Государственной думе, чтобы законами поощрить труд и вызвать порывы долга перед Родиной».

При этом рассмотреть вопрос о повышении роли трудовых коллективов в управлении предприятиями, в том числе:

а) учесть опыт АвтоВАЗа, где коллектив решил выдвинуть в Госдуму мастера цеха монтажа с 27-летним стажем Владимира Держака (инициативу поддержал самарский губернатор Николай Меркушкин);

б) принять порядок внесения в Росимущество предложений о включении в состав органов управления представителей трудовых коллективов;

в) использовать возможности коллективных договоров;

г) проводить встречи работников предприятия с государственными заказчиками, на которых рассматривать пути улучшения взаимодействия.

Например, 23 июня РФЯЦ-ВНИИЭФ посетила представительная делегация Главного командования Военно-морского флота РФ. По итогам встречи представитель ВМФ сказал: «Используя идеи, которые высказали ваши сотрудники, мы подготовим предложения для главнокомандующего».

Представители дальней авиации ВКС России в июне посетили Казанский авиационный завод им. С. П. Горбунова – филиал ПАО «Туполев». И в цехах рассмотрели ход выполнения ГОЗ.

Надо, чтобы госзаказчики слышали голос трудовых коллективов. Бывший директор Московского радиотехнического завода Владимир Милованов рассказывал, как Дмитрий Устинов, проводя совещания на заводе, приглашал начальников цехов.

Президент РФ Владимир Путин, выступая 27 июня на съезде «Единой России», произнес: «Убежден, вместе мы справимся с любыми трудностями и задачами, но только в том случае, если будем слышать людей, и только тогда мы сможем решить стоящие перед нами задачи».

Важно, чтобы были механизмы, позволяющие руководителям слышать людей и принимать решения с учетом их мнения.

Сергей Матюшкин,
ветеран Счетной палаты РФ

Категория: статьи | Добавил: Ленпех (02.08.2016)
Просмотров: 169 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
Кто действительно защищает права военных пенсионеров?
Всего ответов: 278
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 43
Гостей: 42
Пользователей: 1
Стоик