05:00
Понедельник, 26.06.2017
Главная » Статьи » Жизнь в России

Кто победит Россию
Нашей стране угрожает враг более могущественный, чем армии Запада

Пока одни гадают, почему Россия не Америка, а Украина — не вторая Польша, поговорим о фактах скучного бытия.

Нашу Евразию умные люди не зря называют северной. Здесь краткая, но емкая информация о том, что такое отопительный период (это период, когда среднесуточная устойчивая температура оказывается 8 и ниже градусов Цельсия), а также его продолжительность в разных локациях северной Евразии.

Суммируя данные, скажем: в северной Евразии отопительный период длится от 5−6 до 7 и даже более месяцев в году. Естественно, все эти рамки устанавливаются в том числе на местном уровне. Но в целом отопительный период на огромном пространстве от Мурманска до Краснодара, и от Бреста до Владивостока начинается где-то во второй половине — конце сентября, в основном уже в октябре, и длится до середины-конца апреля, а в ряде случаев уезжая на май (по предыдущей ссылке может узнать, что даже в теплом Киеве отопительный период был рассчитан до 30 апреля). Если в Астрахани он в 2015 году закончился 13 апреля, то в Нижнем Новгороде — 29 апреля, а вот в Санкт-Петербурге — 8 мая.

В Москве отопительный период длится от 6 до 7 месяцев, в «теплом» Киеве — около 5 с небольшим месяцев (иногда и до 6), в Петропавловске-Камчатском — 8 месяцев с гаком (каждый год по-разному, это в среднем).

Вывод № 1: в северной Евразии ХОЛОДНО. Без отопления выжить на ее территории физически невозможно. Кто хочет опровергнуть это, пусть начнет увлекательный эксперимент с себя.

Вывод № 2: уровень минимальной экономической достаточности (это же нищета) в северной Евразии помимо стандартного набора еды и нестандартной теплой одежды включает в себя… отопление. Ибо в доме без отопления при среднесуточной температуре ниже 8 градусов Цельсия выжить невозможно. Это не бразильские фавелы, где можно жить круглый год без отопления, это не Флорида, это даже не Италия, где зимой может быть зябко, но есть шансы протянуть без отопления.

Однако, это еще цветочки.

Климатические условия — только первая сторона медали. Ее вторая сторона — тип и характер размещения населения. Оно в северной Евразии (Россия, Белоруссия, Украина, Казахстан) преимущественно (на 70−80%) проживает в городах, а самым распространенным типом расселения является многоквартирный (высотный) дом. Который полностью зависит от «центрального» отопления.

В чем тут подвох? Когда началась урбанизация в СССР, то зависимость городского населения от коммунальных сетей оказалась критической. Житель села может запасти себе дров, купить баллоны с газом, наконец, извернуться и поставить дизель-генератор. Да, это дорого, но это даст возможность пережить «отопительный период». У обитающего в пенале бетонного крольчатника горожанина единственная надежда — это батареи отопления. Если они будут холодные, он ничего, ровным счетом ничего поделать не сможет. И будет медленно остывать вместе с замерзающей панельной коробкой.

Отчасти и в очень слабой форме подобный «апокалипсис» произошел в Закавказье — в Грузии и Армении — в начале 90-х годов, когда рухнуло снабжение энергоносителями, а следом полетело и теплоснабжение. Но это удалось затем купировать, плюс масштабы бедствия были локальными.

Проблемы обитателей села никого не волнуют, кроме их самих. В этом, как уже писал ранее, и заключалась наша победная сила — покуда в стране основная масса населения размещалась в деревнях, государству было фиолетово, как оно отапливается, что жрет и насколько калорийно, есть ли у него лекарства и т. д. и т. п. Но в 50-х годах XX века городское население сравнялось с сельским, а затем и превысило его. На этом «перемоги» закончились, и страна с начала 60-х годов перешла на канадскую и американскую пшеницу, а торговые сети превратились в праздник сплошного «дефицита» (ибо система распределения закладывалась еще в конце 20-начале 30-х годов только для городского населения, которое тогда едва превышало 20% от общей численности сапиенсов).

Горожан надо было селить в квартирах, предоставлять им транспорт, школы (в колхозах школы содержались за счет самих колхозов), обеспечивать лекарствами (ибо если заболевал потомственный колхозник в деревне, всем было на это наплевать, но если впадал в кому ведущий литейщик, это грозило проблемами и провалом квартального плана) и вплоть до создания культурно-массовых развлекательных объектов (дворцы творчества, театры, кинотеатры и так далее). То есть, советские горожане и стали невольными «могильщиками» мобилизационной, военно-сырьевой колонии СССР (условными, разумеется). Ладно, это все лирика. Едем дальше.

Вывод № 3: фактор отопления критичен еще тем, что до трех четвертей населения северной Евразии живут в квартирах в многоквартирных домах и пережить самостоятельно «холодный» период практически не в состоянии. В случае «остановки» теплоцентрали, они банально вымерзнут.

В бывшем СССР коммунальные сети массово строились в 60−80-е годы, часто с запасом и размахом — параллельно масштабному строительству многоквартирных крольчатников. Для потребителей эти сети ничего не стоили (ну, стоили, опосредованно, конечно), но в целом за это очень дорого платила экономика. За последние 25−35 лет сети ветшали, а в тех случаях, когда на них забивали болт, просто разрушались. Темпы же замены и ремонта тепловых (и не только) коммунальных сетей были явно недостаточными. Немного матчасти, которую так любят читатели.

По данным Минрегионразвития, уточняет эксперт, трансформаторные подстанции везде изношены более чем наполовину, тепловые сети — почти на 60%.

Тепловые сети Курска изношены на 70%.

В Москве ситуация чуть лучше: за последние годы изношенность инженерных сетей в Москве сократилась на 2,5%, тогда как в целом по России износ возрос на 4,7%.

То есть, где-то ситуация лучше, где-то хуже, это в среднем по палате. Канализация в Москве изношена на 65−70%, но это еще терпимо, хотя и плохо. Потому что с тепловыми сетями все гораздо сложнее.

Еще одно отступление, чтобы было понятно, почему. Я как-то годик назад вывел на чистую воду одного блогера, когда он наврал, будто паропровод ремонтируют… кусками металла со свалки. Олух не знал и не знает, что такое паропровод. Это труба, работающая под тепловыми нагрузками и давлением, а также с конкретной химической средой (все это требует специальных сортов стали). И чинить ее кусками металла со свалки физически невозможно. И бесполезно потому, что трубу снова тут же разорвет или прорвет. Потому что паропровод работает под нагрузками:

— давления (30−40 атмосфер, плюс-минус)

— температуры (как правило, от 400−450 градусов)

Для выдерживания которых и нужны специальные сорта стали (используются в штрипсе) с заданными характеристиками, которые позволяют снижать деформацию металла труб (из-за ползучести в том числе). Поэтому для температур 400−450 градусов используются углеродистые и молибденовые марки стали, для более высоких температур — хромомолибденовые марки стали, при температурах выше 550 градусов — теплоустойчивые спецстали.

Обывателям главное — чтобы в московской квартирке было тепло. А тепло там будет только потому, что тепленькая водичка (про паровое отопление не пишу, оно менее распространено) — градусов так 80−100 и т. п. изначально — бежит из ТЭЦ (или котельной) в систему отопления дома. Бежит вода по трубам. В основном — это стальные трубы, которые пролежали в коллекторах уже 20−30 и даже более лет, и заточенные на давление и температуры. Вот их и надо менять, ибо сроки в 20−30 лет службы (это рассчитанные сроки) они уже отработали. Но как понять, менять? Это значит, надо закупать у производителей трубы и очень много труб (не считая арматуры и т. п.). Тонна такой трубы стоит несколько сотен долларов, минимум (не важно, стальная или пластиковая, я говорю про минимум цены).

Можно, конечно, трубы не менять. Но у металла есть одно неприятное свойство. Даже если труба была сварена и ее штрипс был произведен без брака, после определенного времени «работы», она начинает накапливать т.н. «усталостные» проблемы. Появляются трещинки, сколы, образуются свищи и так далее вплоть до разрывов. Например, в Санкт-Петербурге, зафиксировано большое количество аварий именно на изношенных трубах:

«Почти 70% аварий произошло на магистральных тепловых сетях с превышенным нормативным сроком эксплуатации (более 25 лет), а само количество таких сетей выросло на 3,6%».

Естественно, северная столица России — не исключение, этот закон работает везде. Объясняется свойство как заложенными в изделие характеристиками (качественная марка стали трубы, ее сопротивляемость нагрузкам и их длительности), так и эксплуатационными факторами. Плюс нарастают потери «теплопровода»:

Средний уровень изношенности магистральных тепловых сетей Украины достигает 70%, а процент тепловых потерь в сетях — 13−14%.

Причем потребителей обязывают оплачивать эти потери, напомню. На Украине, как и в многих регионах РФ, годам и десятилетиями не меняли трубы, не вели профилактику, не снижали потери. Вот неплохая статья из еще 2013 года. На Украине около 34 тысяч километров труб (в двухтрубном измерении) тепловых сетей, менять надо где-то две трети, это около 20 с копейками тысяч километров (по ним теплом снабжается до 11−12 миллионов квартир, в которых живет более 70% населения этой страны). До «майдана» в Киеве тарифы на тепло, например, в 2010—2014 годах не менялись, они субсидировались государством. Потом этого не стало. И при формально невысоких ценах на энергоносители, цены на коммунальные услуги рванули вверх.

То есть, Украина первой на постсоветском пространстве вступает в «закавказский» эксперимент — когда обнищавшая экономика доходит до уровня плинтуса и тестируется ее способность банально обеспечить выживание населения в «отопительный период». Ведь если средняя зарплата - 6 тысяч гривен, а 2−3-х комнатная квартира стоит 2−4 тысячи, то как жить?

Расходы обусловлены как неизбежным попилом и воровством, так и тем, что коммунальщикам нужно менять сети. Для этого нужны миллиарды долларов. Если этого не сделать, через несколько лет «отопительный сезон» будет выглядеть как в фильме «Послезавтра». В РФ самые ушлые олигархи еще несколько лет назад поняли, где может быть жирный попил и по призыву «народного правительства» ударились в коммунальную сферу. Успешность такого шага под вопросом, но что уже ясно:

Вывод № 4. Рост тарифов на теплоснабжение и в целом коммунальные услуги в северной Евразии будет идти как при низкой цене на нефть, так и при высокой, как при низких ценах на газ и уголь, так и высоких.

Все это сводится к тому, что ближайшие десятилетие-полтора станут временем безудержного роста тарифов на коммунальные услуги в северной Евразии. Пока все городское хозяйство держится на советском базисе, но в 20-х годах этого столетия он явно закончится. Чудес не бывает.

Поскольку отопительный период (среднесуточная температура 8 градусов Цельсия и ниже) у нас длится от 5−6 до 7−8 месяцев в году (это не Бразилия, не Сомали, не Таиланд), а до 75% населения размещено в многоквартирных домах, абсолютное большинство из которых «посажено» на старые, советские сети (даже новостройки), то… дальше догадайтесь сами.

Категория: Жизнь в России | Добавил: Ленпех (19.03.2017)
Просмотров: 704 | Теги: климат, Россия, Изношенность оборудования, ЖКХ, Антропогенная катастрофа, Отопительный сезон | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
За кого Вы проголосуете на выборах Президента РФ
Всего ответов: 3915
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 18
Гостей: 17
Пользователей: 1
миг