22:19
Четверг, 17.08.2017
Главная » Статьи » Жизнь в России

Когда «тайная» прибавка к пенсии становится явной

Военкоматы отказывают в назначении 32-процентной надбавки к пенсии, но суд – всегда её назначает. И так уже 17 лет.

...Военкомат Курской области выплатит вдове «афганца» Зинаиде Анпилоговой более 140 тысяч рублей и увеличит ей пенсию по потере кормильца. Такое решение принял Ленинский районный суд Курска по иску фонда «Право матери», пишет «Российская газета».

Старший лейтенант Николай Анпилогов – бортовой техник вертолета Ми-24 – погиб при выполнении боевого задания в Афганистане 7 октября 1982 года. Ему было всего 28. В письме с соболезнованиями командир назвал Николая лучшим техником войсковой части, успешно выполнившим 104 вылета.

Вдовам военных, погибших или умерших при исполнении служебных обязанностей, по федеральному закону положена пенсия по случаю потери кормильца. Если покойный муж был участником боевых действий, выплата повышается на 32 процента расчётного размера социальной пенсии (согласно пункту «г» статьи 45 ФЗ № 4468-1).

На сегодня эта прибавка составляет 1608,50 рубля в месяц. Но органы минобороны, МВД и других силовых структур, упомянутых в законе, не назначают её добровольно – только по решению суда. В России таких исков за последние 17 лет было немало.

Зинаида Анпилогова получала пенсию по случаю потери кормильца с сентября 2004 года (с тех пор, как ей исполнилось 50 лет). О том, что ей положена надбавка, ни один госорган вдове не сообщил. Она узнала об этом после звонка в благотворительный фонд «Право матери», который бесплатно (на средства грантов от президента и движения «Гражданское достоинство», а также пожертвования россиян) отстаивает законные интересы родственников погибших военнослужащих, в том числе в судах.

Женщина подала в военкомат заявление о повышении пенсии на 32 процента, ей отказали. Тогда она снова обратилась в фонд «Право матери».

При рассмотрении иска представитель военкомата Курской области Надежда Великанова заявила, что увеличение пенсии по случаю потери кормильца на 32 процента якобы положено самим ветеранам боевых действий, а не членам их семей. Судья, однако, признал это право и за вдовой, обязав ответчика выплатить Анпилоговой задолженность за прошлые годы (с момента обращения за надбавкой) и впредь начислять пенсию в повышенном размере.

В августе юристам фонда предстоит участвовать в четырёх аналогичных процессах, отстаивая интересы семей погибших военных в Назрани, Пскове, Твери и Москве.

Надежда Кузина, юрист фонда «Право матери»:



– Увеличение пенсии по случаю потери кормильца на 32 процента положено членам семьи (родителям, супругам, детям) погибших ветеранов боевых действий – кадровых офицеров и контрактников. Это толкование норм материального право поддержал и Верховный Суд – в постановлении Президиума ВС от 2.02.2000 № 213ПВ-19ПР и определении ВС от 21.03.2016 № 19КГ-16-1. Увы, позиция военкоматов и органов МВД, независимо от региона, одна: надбавка положена только самому погибшему военнослужащему. Позицию Верховного суда эти ведомства игнорируют, хотя все суды принимают по таким делам решения в нашу пользу, апелляция оставляет их без изменения.

На основании статьи 46 Закона № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, и членов их семей» надбавки к пенсиям, увеличения и повышения пенсий, предусмотренные данным ФЗ, определяются исходя из расчётного размера пенсии. Он устанавливается в размере социальной пенсии и пересматривается одновременно с её изменением (индексацией). В 2017 году расчётный размер пенсии – 5026,56 рубля. Соответственно, повышение на 32 процента согласно пункту «г» статьи 45 ФЗ № 4468-1 составляет 1608,50 рубля.

На сегодня резюмируется заявительный характер этих выплат. То есть человек должен откуда-то знать, что у него есть право на 32-процентное повышение, и указать это в заявлении о назначении пенсии по потере кормильца (либо в отдельном заявлении, поданном лично или по почте). Фонд «Право матери» считает, что такие надбавки должны начисляться родным погибших защитников Отечества автоматически: и без судов, и без отдельных заявлений.

Пенсия по потере кормильца

Если погибший супруг был ветераном боевых действий, пенсия по потере кормильца должна быть повышена на 32 процента.

Вдовы офицеров успешно добиваются таких доплат к пенсии по потере кормильца. Проблема актуальна для всей страны. Позиция органов, от которых зависит исчисление выплат, тверда: если суд истолкует федеральный закон (N 4468-1 от 12 февраля 1993 года, в последующих редакциях) в вашу пользу – получайте деньги, но имейте в виду, что приговор мы будем обжаловать, резюмирует «Российская газета».

Затевать заведомо долгую и изматывающую тяжбу люди без юридического образования обычно не решаются. Услуги адвокатов дороги, о возможности прибегнуть к помощи общественников знают не все (да соответствующие региональные организации и не везде имеются). Поэтому каждая победа родителей или вдов – событие.

Подобным событием для региона, например, стало судебное решение по Ирине Князевой – жене погибшего при исполнении офицера МВД из Липецкой области. Вдова доказала через суд, что вместе с детьми имеет право на прибавку к пенсии по потере кормильца – муж был ветераном боевых действий.

Судебная история Ирины Князевой началась с публикации в «Российской газете», где шла речь о воронежских вдовах военнослужащих, которые подали серию исков о признании их права на выплаты по статье 45 ФЗ N 4468-1 «О пенсионном обеспечении...».

– Я подумала, почему бы не последовать их примеру, – вспоминает Ирина Князева. – Мой муж Игорь Князев был майором милиции, служил оперуполномоченным в Грязинском РОВД. Дважды ездил в чеченские командировки, а погиб рядом с домом – исполняя служебные обязанности. В принципе, почти все положенные меры поддержки нам сразу назначили. Дети даже в Болгарии отдохнули по путевкам от УВД. Но «ветеранские» (или, как ещё их называют вдовы, «боевые») за мужа – ветерана боевых действий ни я, ни дети не получали.

В Воронеже женщин поддерживала военная прокуратура (потому что мужчины погибли в действующей армии) и областная общественная организация вдов погибших военнослужащих во главе с Верой Уваровой. Мне в военную прокуратуру обращаться не имело смысла, потому что выплаты должны были идти по линии МВД. Я узнала в редакции телефон Веры Николаевны, приехала посоветоваться, взяла образец искового заявления и пошла в суд сама. Там вынесли решение в мою пользу, сказав, что для Липецкой области это прецедент. Юристы из УВД были в шоке...

...И подали кассационную жалобу в облсуд. Так получилось, что заседание в Липецке закончилось без Ирины. Вердикт её поразил: дескать, право вдовы производно от права ветерана боевых действий, но истица якобы не предоставила доказательств того, что её муж этим самым ветераном являлся. Женщина написала надзорную жалобу – отказали в рассмотрении. И предупредили, что если идти по инстанциям выше, вплоть до Верховного суда, шансы отменить решение областного крайне малы. Уж так сложилось. Ирина решила не останавливаться на полпути:

– Пошла в приёмную президента, хотя понимала, что мой вопрос вне их компетенции, – хоть скажут, куда стучаться. Направили в прокуратуру, та вступилась – и вот, спустя два с лишним года, нам с детьми выплатили «ветеранские» за три последних года. На троих вышло около 150 тысяч рублей. Кому как, а для нас это значительная сумма. Сейчас, пока мне нет 50, увеличенную пенсию ежемесячно получает только младшая дочка.

Выигрывать дела о повышении пенсий по случаю потери кормильца по пункту «г» статьи 45 закона РФ от 12.02.1993 N 4468-1 удавалось вдовам и родителям военнослужащих в разных концах России, в частности, во Владимире, Екатеринбурге и Пензе.

Право на «ветеранскую» прибавку в 32 процента доказали и родители погибших военнослужащих в Тамбове – по коллективному иску, поданному московским фондом «Право Матери» в интересах нескольких семей погибших ветеранов боевых действий. В итоге областной военкомат выплатил по решению суда свыше 600 тысяч рублей.

Ленинский райсуд Тамбова (судья – Алексей Копырюлин) удовлетворил требования истцов в три этапа. Сначала победу над системой праздновали родители Героя РФ Петра Яценко (погиб в 1999 году в бою под Гудермесом). Затем – семьи Алексея Смирнова (был убит 1 января 1995 года при штурме Грозного), Александра Сысоева (стал жертвой теракта в Моздоке 5 июня 2003-го) и Святослава Хворостова (застреленного в Чечне в 2001 году). И, наконец, родители ветеранов боевых действий, погибших в Чечне в 1996-м (Георгий Иноземцев), 2000-м (Михаил Зяблов, Константин Суровцев) и 2002-м (Александр Щербаков).

Аналогичный коллективный иск фонда был удовлетворён в Ярославле. Задолженность по «ветеранским» – всего более 636 тысяч рублей – выплатили матерям погибших в Чечне Александра Суйдимова (2000-й) и Олега Кулгина (1996-й), вдове убитого там же Евгения Тарасова (1996-й), а также вдовам и детям ветерана-афганца Виктора Коноплева (умер в 1983-м во время службы в Венгрии) и вертолётчика Льва Смирнова (погиб в 1995-м «при отражении нападения чеченских террористов в г. Буденновске Ставропольского края»).


Источник

Категория: Жизнь в России | Добавил: West (04.08.2017)
Просмотров: 1718 | Комментарии: 2 | Теги: военная пенсия, МВД, вдова, закон, армия, военные пенсионеры, военнослужащий | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
0  
West 04.08.2017 14:37
А надзирающие органы, в лице генеральной и военной прокуратур, надзирают только за полнотой своего кармана, а не за соблюдением буквы закона.
Стоик 04.08.2017 13:03
И что за мрази сидят в военкоматах! Пора их "к ногтю"! angry
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
За кого Вы проголосуете на выборах Президента РФ
Всего ответов: 5139
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 55
Гостей: 55
Пользователей: 0