08:25
Четверг, 19.10.2017
Главная » Статьи » Жизнь в России

К вопросу о причинах перехода к капитализму в России

1. Иерархия причин.

В ходе публикации цикла «Создание капитализма в России» выяснилось, что вопрос о причинах перехода к капитализму волнует людей больше, чем сама технология перехода. Весь ход «перестройки и реформ» имел такую железную логику саморазвития, которая всё равно привела бы к капитализму, раз «процесс пошёл». Поэтому «причины», приведшие к запуску процесса, приобретают огромное и относительно самостоятельное значение. Тем более что вокруг этого вопроса нагромождены горы лжи. Один «глубокий кризис социализма к середине 80х» чего стоит! Даже при выделении более-менее правильных отдельных моментов, полного, комплексного анализа нет. А реальная «причина» перехода к капитализму – это именно комплекс, иерархия причин. Иерархия, которая реализовывается только тогда, когда она готова целиком, содержит все составляющие компоненты одновременно.

Самой фундаментальной «причиной» перехода к капитализму является абстрактная, теоретическая возможность превращения социализма в капитализм и обратно. Ведь эти два строя отличаются не по уровню производственной (экономической) основы, как феодализм и капитализм, например, а только классовой структурой, отношением собственности на средства производства. Чтобы превратить социализм в капитализм достаточно отчуждение рабочего класса от собственности на средства производства и передачи её «новому» классу – частному капиталу. Вместо одноклассовой возникает двуклассовая схема общества с отношениями господства и подчинения между капиталом и классом наёмных рабочих и служащих. Сама же производственная основа при этом остаётся от социализма (хотя и сильно сокращается), превращаясь теперь в собственность капитала. Поэтому весь процесс перехода укладывается в несколько лет, не более. И никакой «окончательной победы социализма» (или вечного капитализма) быть не может – всё очень гибко и подвижно в этом мире.

Второй пласт в этой иерархии «причин», над абстрактной возможностью взаимопревращения «измов», более конкретен – западный капитализм. Это уже реальная материальная сила, интересы которой определяются её хозяевами – западным капиталом. В период холодной войны их интересы как раз и сводились к требованиям «изменения общественного строя СССР», т.е. перехода его к капитализму. Эти пожелания западного капитализма, в отношении к социализму, имели силу постольку, поскольку западный капитализм считался экономически передовым и сохранял доминирование в мировой экономике и к 80ым годам. Благодаря такому образу, интересы западного капитализма могут позиционироваться как интересы «цивилизованного мира», «передового человечества», «общечеловеческие» и т.д. И какие бы не были «железные занавеси» на нашей маленькой планете – желания западного капитализма всегда были мощным внутренним фактором, в том числе и для советского социализма. Раз западный капитал остаётся господствующим в мире классом, то его мнение, его «установки» всё равно будут оставаться отправным пунктом даже для правильного советского руководства. В дальнейшем, они либо преодолеваются руководством социалистической страны, либо принимаются, и тогда начинается «перестройка».

Тем самым второй пласт причин перетекает в третий – формирование прокапиталистических сил внутри советского социализма. На практике, такие прокапиталистические элементы возникают и плодятся, как правило, в руководстве КПСС и в интеллигентской среде. Их общей идеологической основой является отрицание социализма (обычно, в форме критики «социализма») и так называемое «низкопоклонство перед Западом». Светлый образ западного капитализма, интересы его хозяев в отношение СССР становятся базой их самосознания. Совокупность таких элементов (и даже частей сознания внутри одного человека) представляют собой своего рода рассеянный прокапиталистический блок внутри социалистического государства. В определённый момент он может прийти к власти в ЦК КПСС и мгновенно консолидироваться в механизм по слому социализма – «перестройка». Ведь если бы в марте 1985г избрали генсеком, например, Романова – никакого перехода к капитализму тогда бы не было. Так что огромную роль играет субъективный фактор и вообще вероятность. Особенно для первого перехода от социализма к капитализму, когда никто не представляет себе, чем всё может кончиться.

И, наконец, четвёртая «причина» - обострение напряжённости между СССР и США в 80е годы. Она была скорее поводом. Именно с начала 80х американское руководство с особым нажимом «требовало» изменения общественного строя в СССР. «Ускорение» действий нашего прокапиталистического в 1985-1991гг правительства в какой-то степени было вызвано и этим требованием. Слишком уж в тяжёлой экономической и особенно в военно-стратегической ситуации оказался американский капитализм к середине 80х. Надо было как-то помочь «товарищам» побыстрее запустить и довести до конца слом социализма. Избавить братский американский капитал от страха за своё будущее, который к середине 80х достиг максимума.

Итак, абстрактная, теоретическая возможность превращения социализма в капитализм рождается вместе с социализмом. За реализацию этой возможности горой стоит конкретная, заинтересованная материальная сила – западный капитализм. Его интересы играют огромную роль «внутри» социализма и приводят к образованию и росту прокапиталистического блока в партийных, интеллигентских кругах. С момента прихода этого блока к власти начинается сам процесс. И этот процесс был ускорен тяжёлым положением «заказчика» – американского капитализма в середине 80х.

2. Три фазы развития капитализма

Из всей иерархии причин самой реальной был, есть и будет западный капитализм. Он занимает действительно центральное место в этой иерархии. С одной стороны, западный капитализм своего рода носитель «абстрактной возможности» перехода, с другой, - основа формирования прокапиталистического блока в соцстранах. Да и в ходе самого процесса перехода роль западного капитализма огромна. От образа эталонного общества до технического руководства «рыночными реформами». Больше того, знание реальной природы западного капитализма – отправной пункт понимания объективной реальности вообще. В том числе советского социализма и сегодняшнего капитализма в России. Иначе непонятно, кто с кем и за что дерутся (или не дерутся) последние полтора века. А поскольку к любому явлению надо подходить с точки зрения его истории, то и западный капитализм придётся брать как конкретное явление, прошедшее определённые фазы развития. Выделение же самих фаз проводится по принципу глобальной организации западного капитализма и определённых экономических черт, свойственных фазам.

Как известно, капиталистический способ производства впервые победил в Англии не раньше 1840х г.г. Именно в Англии впервые доминирующими классами в структуре общества стали финансово-промышленный капитал и наёмные рабочие. В течение нескольких десятилетий английский капитализм был вообще единственной формой капитализма. Так что первую фазу капитализма можно назвать английской. В экономическом плане для неё характерно преобладание некрупных предприятий и свободной конкуренции («домонополистический капитализм»). В «английской» фазе и происходило становление капитализма. С каждым десятилетием английскому капитализму становилось всё теснее на Британских островах, и он постепенно начал расползаться по странам с развитым товарным производством, т.е. по странам континентальной Западной Европы и Северной Америки. Но с другой стороны, все более-менее развитые страны (даже Россия и Япония) вынуждены были, в меру своих возможностей, внедрять у себя новый способ производства. Используя при этом английский капитал (создавший индустрию США), английские машины, технологии, инженерно-управленческие кадры и т.д. Поэтому возникновение и развитие капитализма в передовых странах можно рассматривать как синтетический продукт «бытия» английского капитализма и местных возможностей. «Естественным путём капитализм внедрен только в самой Англии. В итоге распространения капитализма «вширь» новый строй к концу 19-началу 20веков победил в целом ряде западных стран (США, Германия, позже Франция). Возник западный капитализм в собственном смысле.

С момента победы капитализма в Северной Америке и Западной Европе начинается вторая фаза его развития – «империализм». Главная черта этой фазы – наличие не одного, а нескольких «национальных» центров капитализма. (Англия, Германия, США, Франция). Они вступают в борьбу между собой за рынки сбыта, источники сырья, сферы приложения капитала и т.д. Наиболее острые противоречия возникают между Англией и Германией. И это естественно, т.к. американский капитализм, крупнейший с 1890х по масштабу, менее других нуждается во внешних рынках сбыта и сырья. Противостояние же английского и немецкого капитализмов привело к Первой Мировой войне. Причём главным итогом этой войны было даже не поражение немецкого капитализма, а резкое усиление экономической мощи американского. Американский капитализм оказался «вдруг» наиболее стабильной зоной капитализма, а его экономический потенциал к 1920г стал равным всему западноевропейскому. С точки зрения экономики, главной особенностью второй фазы было установление господства монополий в главных отраслях и создания мощных финансово-промышленных групп. Кстати, финансово-промышленные группы, созданные тогда в США, доминируют до сих пор – Морганы, Рокфеллеры, Форды… Тем не менее рост экономической мощи американского капитализма в ходе Первой Мировой, не привел к консолидации западного капитализма вокруг США. Не хватало «военной» составляющей. Западный капитализм снова раздирался англо- немецким противостоянием. Дело усугубилось общим кризисом монополистического капитализма в 1930е, возникла «Советская угроза», реальной стала опасность социализма в Германии. В этих условиях западный капитализм породил свою особо агрессивную форму – немецкий фашизм, который был буквально внедрён Англией в целях «борьбы с большевизмом». Однако, применение фашизма на практике, особенно крах Франции в 1940г, поднял накал англо-германских противоречий на такую высоту, что «советская угроза» отошла на второй план. А дальше, СССР, разгромив Германию, внёс свой вклад в образование новой структуры западного капитализма.

Крах французского и немецкого, ослабление английского капитализма на фоне резкого роста экономической и военной мощи США привели в 1945 году к новой схеме организации западного капитализма. Теперь западный капитализм представлял собой единую систему с центром в США. Значимые межимпериалистические противоречия исчезли, главным стало противоречие с социализмом. Через блок НАТО западный капитализм организован и как единая военная организация (1949г). Западный капитализм вступил в свою третью, современную фазу. И это было неизбежно – рано или поздно, для поддержания своего господства, капитализм обязан был консолидироваться в единую, централизованную систему. В другой форме он теперь вообще не может существовать. С экономической точке зрения для этой фазы характерно резкое усиление роли капиталистического государства в экономике. Через рост объёмов бюджета, социальных программ, через усилившийся госконтроль над денежным обращением, банковской системой и кредитом, элемента планирования, госсобственность в производстве и т.д. Всё это у нас обозначалось как государственно-монополистический капитализм. Правда степень единства западного капитализма тоже не стоит преувеличивать. Всё-таки деление на две зоны (американскую и «составную» - западноевропейскую) сохранилось. И как показали некоторые моменты начала 80х, американский капитал, «если что», всегда был готов принести в жертву своих западноевропейских «союзников».

Вот этот централизованный западный капитализм и был реальным заказчиком, «причиной» создания нашего капитализма. Причём не столько благодаря своей деятельности, сколько благодаря просто факту существования и сохранения, по инерции, образа «передового общества».

3. Западный капитализм – сопоставление с «остальным миром»

Итак, именно централизованный, объединенный вокруг и под началом США западный капитализм выступил базовым фактором в «нашем» переходе к капитализму. На основе этого образа «передового общества» возникали и росли (а вернее изначально всегда были) наши «прокапиталистические элементы». Критика социализма в период «гласности» имела успех, в том числе и потому, что «тоталитаризм» осуждался «прогрессивным человечеством» в мире западного капитала. Само внедрение капиталистических отношений в экономику, установление демократии, делалось со ссылкой на западный капитализм. («Запад хочет, чтобы мы»…, «хотим, чтобы было как на Западе» и т.д.). За этими «хотениями» должен был стоять образ передового, западного капитализма, самого развитого во всех сферах, но в первую очередь в экономике. И надо признать, что западный капитализм действительно и к 80м годам сохранял определённое лидерство в мировой экономике. Только лидерство это было подорвано, именно к 80м годам, как никогда раньше. Так что образ западного капитализма как некоего общества «качественно» более развитого, чем социализм, пришлось создавать, в ходе «гласности», искусственно. Рассмотрим этот вопрос конкретно.

Для начала вспомним общий расклад сил в мировой индустрии к 80м годам. На долю западного капитализма, в общем объёме промышленного производства, приходилось около 50% (Северная Америка + Западная Европа + Австралия и Новая Зеланди). Доля социалистического блока (СССР + другие социалистические страны Европы) составляла примерно 30%. А на долю остального мира: развивающиеся страны, в том числе социалистической ориентации, - Китай, Вьетнам, Северная Корея, Куба; новые капиталистические страны Восточной Азии: Япония, Южная Корея, Тайвань приходилось около 20% (на всех вместе). Определённое первенство западного капитализма имело место быть, в том числе и по отношению к социалистическому блоку. Но не стоит забывать, что Запад, в целом, обладал превосходством в «людях» в 600 миллионов, против 400 миллионов в социалистическом блоке. Т.е., с учётом этого показателя, уровень развития индустрии был примерно одинаков к 80м годам.

Кроме того, особое значение имело соотношение производства главных, блокообразубщих стран - СССР и США. Здесь картина для Запада была хуже. Объём производства СССР составлял, к середине 80х, не менее 80% от уровня США, т.к. доля СССР в социалистическом блоке была выше доли США в западном капитализме. (К концу 30х годов объём производства в СССР составлял ок 35%-40% от США). По объёму капвложений советский социализм, как минимум, не уступал американскому капитализму, и это с учётом того, что большая часть капвложений в США идёт за счёт всего «мирового» капитала. Общая тенденция изменения соотношений в производстве в 80е года была также в пользу СССР. (В США в 1970-1985гг производство выросло в 1,5 раза, а в СССР в 2 раза), так что говорить о каком либо качественном превосходстве американского капитализма к 80м годам уже никак нельзя. (Применительно к 40м – 60м годам можно). Не говоря уже о реальном отставание промышленности США в целом ряде отраслей. К тому же, именно в 70е-80е года, западный капитализм впервые столкнулся с неустойчивостью собственной сырьевой базы. Ведь сохранение промышленного лидерства требовало всё большего вовлечения в производство новых масс топлива и сырья. В 80е, даже неплохо обеспеченный своими ресурсами американский капитализм, «вдруг» попал в сильную зависимость от импорта топлива и сырья. (К 1985г их импорт достиг 50%). И всё это на фоне бунта сырьевой периферии и растущего проникновения туда «злобной руки Москвы». При этом само сохранение промышленного первенства западного капитализма и базировалось именно на праве эксплуатации ресурсов 5/6 суши. Если бы у них было ресурсов 1/6, как у нас, никакого «экономического соревнования двух систем» не было бы – западный капитализм накрылся бы медным тазом за месяц.

Здесь можно возразить, что Запад превосходил всех в развитие высоких технологий, выпуске продукта с высокой долей затрат на НИОКР и т.д. Что касается разработки высоких технологий, имеющих, как правило, военное или космическое назначение, то здесь СССР не отставал от США даже в коммерческой области. С внедрением высоких технологий в военно-промышленном комплексе тоже проблем не было. Отставание было разве что в гражданском секторе. Но доля высокотехнологичой продукции в общем объёме производства ничтожна – не более нескольких процентов. В целом же, научно-технический потенциал социалистического блока к 80м годам был огромен и западному не уступал. Хотя в распоряжении западного капитализма были люди всего «остального мира». Лучшим доказательством качественного равенства экономического и научно-технического потенциала западного капитализма с социалистическим блоком было достижение паритета в военно-стратегической области в 70е годы. Тем более, если учесть огромное внимание, которое западный капитализм всегда уделял своей военной мощи – основе эксплуатации мировых ресурсов. Паритет в области стратегических вооружений – это синтетический показатель, в который входит и качественное равенство экономики в целом, и уровень научно-технического развития. И то, что Запад к 80м не обладал военным превосходством, делало его «первенство в мире», как минимум, очень спорным.

В итоге, как раз к 80м, превосходство западного капитализма выглядело сомнительным. Не было качественного преобладания ни в индустрии, ни в научно-технической области, возникли проблемы с сырьевой базой. Наконец реальное равенство в военно-стратегической области. Так что образ «передового Запада», сыгравший такую огромную роль, в построении капитализма в России, пришлось создавать в ходе «перестройки» искусственно. Во-первых, на основе сохраняющегося, по инерции, представления о «развитом Западе» и «всегда отсталой России». Во-вторых, использовалась обычная ложь. Т.е. «уменьшение» реального уровня развития социализма, на фоне безудержного восхваления высочайшей степени развития западного капитализма во всех сферах. Кстати, уже на первой «встрече с трудящимися», новый генеральный секретарь ЦК КПСС (Горбачёв, апрель 1985г) заявил, что «с 70х, мы всё более отстаём от развитых стран». И пошло…

4.Классовая структура западного капитализма – основа его задач в холодной войне

Цели Запада в холодной войне определялись не «злой волей» политиков, партий, государств, и не «национальными интересами» стран западного блока. Вся внешняя политика западного капитализма – это продукт его внутренней классовой структуры. Только верно понимая нутро западного капитализма и можно разобраться в сути холодной войны. Поэтому у нас, ещё в конце перестройки, западное общество специально изображалось с точностью, до наоборот. Как некое общество сплошного среднего класса, чуть ли не «бесклассовое», такой западный «коммунизм». Тогда это сильно дезориентировало массовое сознание. Если у них там «почти коммунизм», то с чем мы тогда боролись? Вывод напрашивался сам собой – давайте и мы пойдём «западным путём» («рынок +демократия») и придём к такому же «коммунизму» как у них. Только в реальности «у них» был самый, что ни на есть капитализм и, пойдя их путём, мы «почему-то», тоже получили не общество среднего класса, а именно капитализм, да ещё в самой разрушительной для страны форме. Да и шли мы не их путём, а путём в «их» интересах.

Классовая структура западного капитализма отличается удивительной стабильностью своей основы. Всё те же два основных класса – капитал и рабочий класс, и всё те же «средние слои», как буфер между ними, причём чем дальше, тем доля

лиц наёмного труда росла всё больше, сейчас она перешла за 90% (в США). Частный капитал, как класс, по-прежнему остаётся безраздельным хозяином западного общества. Частная собственность, в основном крупная, охватывает не менее 80%-90% всего основного капитала. Оставшиеся проценты госсобственности – просто придаток громадного частного сектора. Монополия на собственность даёт «капиталистам» все формы экономической власти, о какой только можно мечтать. Естественно, это присвоение прибыли предприятий, в том числе скрытой прибыли – амортизационных отчислений, которые по объёму уже давно превысили формальную прибыль. Возможность определения фонда зарплаты наёмных работников также очень важное право «собственников» - менеджеров верхнего звена, чья «зарплата», по сути, форма прибыли. Собственники делятся с менеджерами, создавая таким путём преданный им слой «массовых» наёмных капиталистов – буфер между настоящим капиталом и рабочим классом. Раньше отношения господства и подчинения были между собственниками и наёмными работниками. Теперь в число господ попал наёмный, высокооплачиваемый менеджмент, а до собственников стало далеко, как до богов. Такая конструкция капитала как класса, очень сильно укрепила его позиции во времена холодной войны. В итоге, капитал - всего несколько десятых процента от «общества» по «числу», реально присваивает не менее половины ВВП, с учётом прибыли, амортизации, фонда «зарплаты» наёмных групп капитала. Это действительно господствующий класс, во всех смыслах…

Немного о проблеме средних слоёв. Никакого среднего класса на Западе, конечно нет. Есть группа из трёх-четырёх слоёв, имеющая доход выше уровня рабочих и рядовых служащих. Размер этой группы процентов 15, если очень щедро мерить. В её составе очень разнородные слои. Это и высокооплачиваемая часть интеллигенции, менеджмент среднего звена, мелкие капиталисты-собственники. Ясно, что для создания социальной опоры, капитал всегда будет выделять 10-15% более щедро оплачиваемого «общества». А потом тыкать пальцем в эту опору и кричать, что мы общество «среднего класса», все вы можете в этот «класс» когда-нибудь попасть (если будете послушными).

Что касается интеллигенции в целом, то шла «пролетаризация» этого слоя. Большая часть западной интеллигенции по социально- экономическому положению приблизилась к рабочему классу. В составе среднего слоя осталась небольшая, высокооплачиваемая её часть. В результате, интеллигенция распалась на два, уже разных слоя: «буржуазную» и «массовую». «Массовая», к концу холодной войны, стала менять свою психологию, переходить от «индивидуализма» к «коллективизму». Осознавать себя как «рабочий класс умственного труда».

Теперь самое главное – западный рабочий класс, рабочие и служащие производственной сферы и сферы услуг. Рабочий класс Запада по-прежнему остаётся пролетаризированной, отстранённой от средств производства, массой. Тот факт, что в составе рабочего класса увеличилась доля служащих («белых воротничков») никак не изменяет положения этого класса по отношению к хозяевам и менеджменту. Так же как ядром капитала остаётся промышленный капитал, так и ядром рабочего класса по-прежнему являются промышленные рабочие. Даже уменьшение численности занятых в промышленности не изменило здесь ничего. Эта сфера, всё равно, осталась главной и решающей. Несмотря на то, что в первые послевоенные десятилетия реальная зарплата рабочих и служащих выросла – социальная дистанция с «капиталом» увеличилась. Что из того, что «реальная зарплата» рабочих и служащих растёт? Всё равно, их хозяева всегда будут получать в сотни, в тысячи, в миллионы раз больше. Именно в этом распределении, основанном на праве частной собственности на средства производства, отношения господства и подчинения выступают наиболее наглядно. А вовсе не в отношении прибыли к фонду зарплаты и т.д. Ведь на подсознательном уровне люди понимают, что миллионные доходы собственников и менеджеров – это их, рабочих и служащих, отчуждённый и присвоенный труд. А с середины 70х годов и рост реальных зарплат прекратился. С точки зрения западного капитала рабочий класс остаётся одновременно и производственной прислугой и потенциальной угрозой. Поэтому вся система отношений западного капитализма направлена на тотальное подавление «своего» рабочего класса в сочетании с усилением его эксплуатации.

В чисто экономической области средствами подавления являются безработица, ограничение права на профсоюзы, отчуждение от высшего образования, доступной медицины, привлечение мигрантов и т.д. Система «свободных выборов» полностью отчуждает рабочий класс от какого-либо политического влияния. За кого бы не голосовали «белые» или «синие» воротнички – это всегда кандидаты, уже выбранные их хозяевами. Одновременно эта «демократия» служит для выпуска пара, заставляя массы рабочих и служащих метаться между как бы «альтернативными» кандидатами, партиями (левыми и правыми). Всё это дополняется непрерывным идеологическим прессингом, воспитанием масс в духе преданности своим хозяевам, навязыванием интересов капитала как своих «кровных». И всё это из десятилетия в десятилетие. Можно сказать, что весь смысл существования западного капитализма, в конечном счёте, сводится к воспроизводству («из века в век») отношений господства и подчинения между капиталом и рабочим классом. Именно это и есть воспроизводство западного капитала как класса. Т.к. сам факт существования этого класса подразумевает и его «господство», и всю двухполюсную, стандартную структуру капитализма. Сознание самого западного капитала всегда определяется его «бытиём». Как бы не менялся «личный состав» этого класса, его политика будет оставаться прежней – всемерное подавление своего рабочего класса, сохранение и укрепление отношений частной (своей) собственности. Вечная, внутренняя, холодная война. Поэтому, когда мы говорим об интересах Запада в холодной войне, о его политике, то это «интересы и политика» западного капитала как класса, а вовсе не интересы «западных народов», «западной цивилизации» и т.д. Все действия государств Запада – это всегда выражение воли капитала как класса, никакой «народ» за этим никогда не стоит.

5.«Советский» социализм как угроза

Итак, и до холодной войны, и во время неё, и после у западного капитала задача остаётся неизменной – воспроизводство и укрепление своего господства. Для этого нужно своевременно устранять, или хотя бы нейтрализовать возможные угрозы этому господству. В период холодной войны у хозяев Запада был целый ряд «проблемных мест». Конечно местный рабочий класс с его «рабочим движением», профсоюзами, даже компартиями, но эта угроза серьёзной никогда не считалась. Западный капитал был уверен, что со своим местным «быдлом» он всегда справится, опираясь на многовековой опыт подавления сознания, обман, экономические уступки (или «давление», когда надо), в, конце концов полиция и военная сила. Определённой угрозой были и национально-освободительные движения в колониальной периферии. Но в целом, в экономическом и военном отношении, «третий мир» никакой опасности не представлял. Слишком велика экономическая отсталость, местная «буржуазия» склонна к сотрудничеству с Западом и т.д. Главной и единственной, реальной угрозой был только «советский» социализм.

Во-первых, сама теория научного социализма была полным идеологическим отрицанием капитализма «снизу до верху». Вместо чистой собственности капитала – общественная, вместо диктатуры капитала – диктатура рабочего класса. С точки зрения западного капитала это смертельный приговор ему, как классу. Даже до всякой практики такая теория, сама по себе, потенциальная угроза. Ведь на самое святое покушается – собственность и власть.

Во-вторых, когда эта теория хотя бы где-нибудь, в одной, отдельно взятой стране, переходит в практику, получается дурной пример. Неважно, что это воплощение в жизни произошло в довольно отсталой стране. Дурной пример заразителен и сам по себе. Однако создание первого в мире социалистического государства было, всё-таки, ещё не очень страшным событием. Вплоть до конца Второй Мировой некоторые «капитализмы» (англо-американские) ещё могли с этим «классовым врагом» вступить в союз против братского по классу немецкого капитализма. Т.е. сам по себе факт появления «страны социализма» ещё не делает борьбу с ней «мирового капитализма» главным противоречием эпохи. Например, Китай тоже социалистическое государство, но это не значит, что Запад бросит все силы на борьбу с ним. Право на холодную войну нужно заслужить – «набрать» военную, индустриальную мощь, стать реальной угрозой господству западного капитала. А вот после победы «первой страны социализма во Второй Мировой, возникновения социалистического блока в Европе (самый важный для судеб капитализма континент), все внутренние противоречия между «национальными капитализмами» отодвинулись на второй план. Все силы сосредоточились на борьбе с «советским» социализмом. Нам была объявлена холодная война. По-другому и быть не могло. На первом этапе холодной войны Запад целиком полагался на своё военное превосходство – «политика большой дубинки». Здесь ничего ещё особо страшного для западного блока не было. Достижение Советским Союзом стратегического паритета к концу 70х годов, привело к краху «политику большой дубинки». Реакцией Запада на парит стало резкое обострение напряжённости в холодной войне с начала 80х годов. Развернулась «холодная война-2», уже в условиях военного равновесия. Комплекс превосходства сменился комплексом «советской военной угрозы». Только тогда западный капитал осознал всю глубину угрозы для себя от этой, уже настоящей, сверхдержавы.

Каким же образом, этот отгороженный западом от всего «свободного мира» железным занавесом «восточный блок», мог стать такой смертельной угрозой хозяевам планеты?

Самим фактом своего существования социалистическая сверхдержава лишала западный капитал даже звания полного хозяина собственного дома. Они всё вынуждены были делать с оглядкой на социалистический блок Приходилось идти на уступки, повышать зарплату, вводить систему социального обеспечения, лишь бы избавить «народ» от влияния «красных». В некоторых странах возникли сильные компартии (Франция, Италия), которые воспринимались как откровенно «просоветские силы», готовые, если надо, «взять власть». А наглое поведение «третьего мира» в 70е–80е года вообще считалось прямо инспирированным «Москвой». Поддержка социалистическим блоком национально-освободительных движений всегда рассматривалась Западом, как прямой подрыв их позиций, как стремление лишить его самого дорогого – сырьевых придатков, базы всей индустрии. Поэтому, когда с конца 70х в СССР развернулось усиленное строительство военно-морского флота, это стало для западного капитализма страшнее любого «паритета». Ведь даже на основе имевшихся тогда у Советского Союза стран (Ангола, Йемен, Вьетнам, Никарагуа и т.д.), уже можно было развернуть глобальную сеть военно-морских баз. А это могло привести к полной потери власти Запада над третьим миром, над их сырьевымиресурсами.

Ещё страшнее была отдалённая перспектива. Когда Советский Союз добивался стратегического паритета с США, его индустриальный потенциал был около половины американского. С начала 50х до середины 80х годов соотношение этих потенциалов улучшилось в пользу СССР более чем в три раза (даже если считать рост советского промышленного производства по группе «Б» - предметы потребления). А дальше что будет? Ведь и в 70е и в 80е годы это соотношение продолжало изменяться в нашу пользу. Что же будет, если мощь индустрий СССР и США сравняются? Потеря даже «военного равновесия» казалась неизбежной. Всё это в совокупности делало «советский социализм» подлинным средоточием зла, с точки зрения западного капитала. Эту «систему» нужно было уничтожить любой ценой. Но т.к. чисто военное уничтожение было опасно для самого Запада, цель была в «изменении общественного строя», т.е. в переходе к капитализму на «советском пространстве». Получалось, что наш переход к капитализму стал самой главной целью Запада. Это для него была не «внешняя политика», а чисто внутреннее, кровное дело всего западного капитала как класса… Отсюда и колоссальное внимание к изучению «советской системы». Это было намного важнее, чем исследование всего остального мира, в том числе и самого Запада.

Но Западу нужно было не просто заменить социализм, на капитализм колониального типа, т.е. превратить страны социализма в сырьевые придатки, зависимые от него экономически, политически и т.д. Это не решение проблемы. Ведь наш «человеческий материал» при этом оставался бы и никто не дал бы гарантии на «невозможность» возврата социализма. Кроме того, люди пост социалистических стран, имея опыт жизни при социализме, вряд ли сразу превратятся «навсегда» в покорную и легко управляемую массу, как западный рабочий класс, у которого нет «социалистического» опыта, да и сравнивать не с чем. Значит, просто колониальный капитализм здесь не подходит. Для бывших соцстран, особенно для России, нужна уникальная форма капитализма. Капитализм, как способ уничтожения этих стран, их «человеческого», производственного, научного, культурного потенциала. И если такой капитализм просуществует несколько десятилетий, то после него должна образоваться пустыня. Это надёжно, никакого рецидива. С точки зрения западного капитализма - это единственно правильная политика. Кто бы не оказался на их месте - ставил бы те же самые цели. В общем, сущность «нашего» будущего капитализма была понятна задолго до его создания, и даже вне этого создания, если бы его никогда бы и не возникло. И здесь нет никакого «заговора», а только конкретный классовый интерес.

6.Средства Запада или как заставить «русских» создать у себя капитализм

Итак, всё, что нужно Западу в холодной войне, - это «всего лишь» каким-то образом обеспечить переход социалистического блока к капитализму. Проблема была не в целях, а в средствах – каким путём обеспечить этот переход? Ведь прямых рычагов воздействия нет. «Военный» путь: победа в ядерной войне, оккупация и силовое внедрение «отношений частной собственности» - всё это слишком опасно для самого западного капитализма. Учитывался печальный опыт немецкого капитализма во Второй Мировой. Да и организовать новую «большую войну» в первое послевоенное десятилетие было психологически сложно. А потом, с появлением у СССР ракетно-ядерного оружия и тем более с достижением паритета, «военный» вариант стал совсем бесперспективным. В любом случае война осталась «холодной».

О каких-то экономических рычагах воздействия даже смешно говорить. Весь советский экспорт на Запад и в период максимума был всего несколько процентов от общего объёма производства. Плюс универсальная сырьевая база советской экономики. Никакой зависимости от внешнего сырья. Да и вообще, «особо крупные» экономики, типа американской или советской, всегда ориентированы на «самих себя», на свой внутренний громадный рынок. Так что даже отдалённой перспективы втягивания СССР в экономическую зависимость не просматривалось. Для этого надо было уменьшить экономический потенциал СССР в несколько раз и переключить его остатки на роль сырьевого придатка Запада. А это было возможно (и произошло) только после «победы капитализма».

Когда прямых рычагов нет, приходится использовать косвенные. И таким оружием здесь должна была стать экономическая мощь западного капитализма, его относительное лидерство в мировой экономике. Пусть даже с каждым десятилетием это «лидерство» уменьшалось, пусть напрямую оно не оказывало воздействия на советскую экономику. Главное, чтобы сохранялся образ «экономически передового Запада». Отталкиваясь от этой экономической основы, можно и разворачивать конкретную идеологическую работу.

Очень часто западную пропаганду периода холодной войны абсолютизируют, превращают в «главное оружие Запада». Это неверно. Чего бы стоила вся эта пропаганда, если бы за спиной у неё была экономика, например, латиноамериканского капитализма? Дело не в «пропаганде» самой по себе. А в пропаганде, которая велась с позиций экономического превосходства, всё-таки сохранявшегося до конца холодной войны. Причём для «пропаганды» неважно, каковы причины этого превосходства. Т.е. индустриализация на 50 – 100 лет раньше, ресурсы всей планеты, отсутствие потерь в войне (для США) и т.д. Главное для успеха пропаганды, что экономическое первенство «есть» и точка. Достаточно даже сохраняющегося по инерции представления об экономическом первенстве Запада.

В итоге, основным средством Запада в холодной войне стало навязывание своей «идеологии» с позиций «экономической силы». Естественно, всё это подкреплялось военным сдерживанием. Пусть и превратившемся из «превосходства» в «паритет». Причём достижение Советским Союзом военного паритета не лишало западной пропаганды «позиции силы», поскольку за её спиной всё ещё оставалось доминирование капитализма в мировой экономике.

Структура западной «холодной» пропаганды полностью соответствовала её задаче - заставить нас перейти к капитализму. Естественно, её основой была тотальная критика социализма («преступный сталинский период», «эпоха застоя» и т.д.) Ясное дело. Нужна была и критика экономических основ (командная система, тотальное огосударствление, монополизм и т.д.). И, в конце концов, всё сводилось к критике политического стержня всей социальной организации – КПСС (тоталитаризм, «однопартийная система», «номенклатура» и т.д.)

Одновременно, необходимо было «восхвалять капитализм». Изображать светлый исторический путь капитализма. Его глубоко передовую и справедливую экономическую основу. И, конечно, подлинную власть народа –«демократию».

Накопленный «негатив» в отношении социализма и «позитив» в отношении капитализма должен был заставить «нас» начать движение в нужном направлении. Вообще, по своей структуре, западная пропаганда, перестроечная «гласность» и современная «демократическая идеология» - это одно и тоже. Т.к. западная пропаганда (её идеологическая схема) одновременно и основа для будущей советской «антисоветской» пропаганды («гласность»). И уже готовая идеология будущего нашего капитализма. Так что построение и внедрение «правильной» идеологии действительно было делом колоссальной важности. Сюда были брошены громадные ресурсы. Потребовалось тщательное изучение советского общественного сознания, национальных особенностей, психологии отдельных слоёв, в том числе – интеллигенции.

Вся глобальная система СМИ была полностью настроена на эту «антисоветскую» волну. Из десятилетия в десятилетие методически повторялось одно и тоже, одно и тоже, теми же словами. В результате, эта пропаганда принимала характер своего рода «внушения», гипноза. Причём, самогипнотизировались и сами «пропагандисты».

В свою очередь эта пропаганда могла действовать и «косвенным» путём. Постоянно обрабатывая свой рабочий класс, свою интеллигенцию западный капитализм тем самым создавал огромное негативное поле вокруг социалистического блока. Это тоже действовало на «неокрепшие умы».

В общем, в холодной войне Запад на практике применял тезис – «идеи становятся материальной силой , когда овладевают …» А кем они должны были овладеть? Предполагалось, что частью интеллигенции, рабочего класса, но особые надежды возлагались на руководство КПСС, вообще «властные» и интеллектуальные верхи. Запад знал нашу пословицу, про «рыба гниёт с головы». Но главное было в том, что в условиях советской действительности никто, кроме руководства КПСС, не мог реально запустить процесс «капитализации» в СССР. Хотя в возможность такого сценария, вплоть до рассвета перестройки, никто на Западе серьёзно не верил. Да и вообще, как здесь можно что-то достоверно предполагать? Ведь в каких только формах не проявлялись последствия усвоения западной пропаганды! Кто-то покушался на Брежнева, который «довёл страну» (в конце 60х, когда темпы экономического роста были очень высокими). Какой-то балбес пытался захватить военный корабль и превратить его в "Аврору революции "против «тоталитаризма» (кажется в 1975). Появились диссиденты, активно пропагандирующие «западные установки». Какая-то часть интеллигенции усваивала точку зрения западного капитализма в беседах «на кухне» и т.д. Здесь нельзя ничего точно рассчитать. Главное, что шёл какой-то процесс накопления элементов западной пропаганды, постепенная переориентация сознания отельных личностей, социальных групп, в какой-то степени даже слоёв (интеллигенции)…

Однако реальный процесс «капитализации» начинается только тогда, когда установки западной пропаганды озвучивает Генеральный секретарь ЦК КПСС, когда она появляется в материалах пленумов ЦК, съездах КПСС, становится руководством для всей громадной системы пропаганды уже Советского государства. Теперь система советских СМИ начинает навязывать эту западную идеологическую матрицу с гораздо большим рвением, чем раньше социалистическую идеологию. Вот это и есть «победа» в холодной войне.

Весь процесс навязывания «идеологии» западного капитализма распадается на две фазы. В первой, она навязывается «верхам», вернее их «продвинутой» части. А во второй фазе, уже «просвещённые» верхи навязывают западную идеологию массам. В конце концов, мы получаем готовый продукт – переход советского общества («родины социализма») на «идеологические позиции» западного капитализма. В два приёма идеи овладели массами и стали «материальной силой» направленной на порабощение и уничтожение этих «масс».

Кроме того, в структуре западной пропаганды была заложена и сама программа действий в политике и экономике будущих «капитализатороов» - это «демократизация политической системы», отстранение от власти, уничтожение КПСС, «либерализация экономики», приватизация и т.д. Усвоение этой «идеологии» не только заставляло «переходить к капитализму», но и конкретно «объясняло», что для этого надо делать. Так что какого-то специального руководства «прокапиталистическими силами» в СССР и (России) не требовалось. Они итак понимали, в главном, что должны были сделать.

Теперь, «задним числом», можно признать, что такое внедрение своей «идеологии», на основе «экономики», было очень эффективным средством западного капитализма. Это позволило заставить социалистическую сверхдержаву развернуть капитализацию своей идеологии и политической системы, закончившейся уничтожением социалистического государства «как класса». Эта же «идеология» стала программой действий и для всей системы колониальных капиталистических государств, созданных на пост советском пространстве. В итоге, произошла своего рода «материализации установок западной пропаганды в конкретную систему пост советских капиталистических обществ. В том числе в их социально-экономическую структуру. И никакой горячей войны не надо! Для того, чтобы ответить на вопрос почему же западная пропаганда победила, придётся вначале разобраться, как она овладела «верхами» (властными и интеллектуальными) советского общества. Этому будет посвящён следующий номер.

7.Кризис американского капитализма к середине 80х и «необходимость» перестройки.

Перестройка в СССР начиналась в конкретных условиях 80х. Если открыть любой учебник по истории, экономики России, то причиной запуска перестройки всегда выступает «глубокий кризис советской экономической системы», дополняемый обычно «невозможностью выдерживать гонку вооружений» с США». Эти два тезиса никогда не аргументируются – они считаются аксиомами. Во-первых, потому, что содержат момент «кризиса социализма». Во-вторых, дано некое «радикальное» объяснение причин перестройки. В действительности кризис к середине 80х был только у американского капитализма. И гонку вооружений к этому времени США уже проиграли. Т.е. всё с точностью до наоборот. Но несмотря на это, именно тяжелейшее положение американского капитализма резко ускорило действия наших «перестройщиков» по спасению «передовой цивилизации». Рассмотрим по компонентам.

Как известно, с самого начала 80х Вашингтон окончательно отказался от продолжения так называемой «политики разрядки» и развернулась, как тогда говорили «холодная война-2». Поводом для этого поворота стал ввод советских войск в Афганистан, но подлинные причины были намного глубже. Они шли от внутренней логике борьбы «двух систем». Вспомним общую схему холодной войны. На первом этапе, с середины 40х до середины 70х, США обладали безусловным экономическим и военным превосходством. Даже к середине 60х американский ядерный арсенал превосходил советский в 4-5 раз. Естественно, американский капитализм выступал «с позиции силы» и вёл себя подчёркнуто агрессивно. С начала 70х, в условиях приближающегося паритета по стратегическим вооружениям, потери абсолютного военного превосходства, положение США изменилось. У руководства США возникло чувство растерянности, вполне естественная реакция на новое положение. В результате произошёл поворот к политике «разрядки напряжённости» между Востоком и Западом. «Политика разрядки» была своего рода системой уступок Запада и включала ряд компонентов. Самым важным из них было некоторое (на 20-30%) сокращение военных расходов США в 70е годы. Были заключены соглашения, ограничивающие гонку вооружений и исходившие из принципа равенства, паритета обеих сторон (ОСВ-1, ПРО 1972г, ОСВ-2 1979г). Запад юридически признавал нерушимость границ социалистического блока в Европе (Хельсинская конференция 1975г). Наконец расширялось экономическое сотрудничество между «Западом и Востоком» и т.д. Казалось, что разрядка была признанием «ничьей» в «холодной войне» и могла перерасти в длительный «мир». Но это была иллюзия, противоречащая логики холодной войны. Ведь достижение военного равновесия, в реальности, только поднимало противоречие двух систем на новый уровень. Теперь западный капитализм лишился главной гарантии своего бытия – военного превосходства. С их точки зрения, только сейчас и начиналась подлинная борьба капитализма и социализма «не на жизнь, а на смерть». Кроме того, в период разрядки, соотношение экономического и военного потенциалов продолжало изменяться в пользу СССР, особенно с учётом кризиса в США 1974-1977годов. Да и в третьем мире «разрядка» воспринималась, чуть ли ни как капитуляция Запада в холодной войне. К тому же, именно в период «разрядки», Советский Союз развернул бурную деятельность в колониальной периферии западного капитализма, значение которой в условиях сырьевого кризиса резко возросло. В конце концов, для правящих кругов США стало очевидно, что «политика разрядки» подрывает сами основы господства американского капитализма. Осознание этого и привело к «холодной войне-2» в начале 80х, хотя в реальности «холодная война» не прекращалась. Таким образом, сам факт перехода в «наступление» был вызван именно чувством безысходности и не имел предпосылок типа роста экономической мощи США по отношению к СССр и т.д. Причём это «как бы наступление» велось уже не с позиции силы, а формально ставило задачу восстановления прошлого военного превосходства США.

Экономический кризис, развернувшийся в США в 1980-1983 годах, после второго нефтяного шока 1979г, оказался самым длительным за всё послевоенное время. В 1980г спад производства был ещё незначительным - 3,7%. Однако оживление 1981г (примерно 2,7%) не позволило выйти на предкризисный уровень. В это время начинается пресловутая рейгономика, с её ослаблением госрегулирования, снижением налогов на богатых и т.д. В итоге спад 1982 года составил -8,2 %. Во многих отраслях снижение производства в низшей точке кризиса (ноябрь 1982г) составило 20-30% и даже вдвое больше. Оживление 1983г (рост в 6,4%) опять-таки, не позволил выйти на уровень 1979г. Только в 1984 году, благодаря малому восстановительному росту (+11%), удалось превзойти предкризисный максимум. Но и после этого темпы роста были минимальны 1-2% в 1985-1986 годах. В целом, за весь период 1979-1986 рост промышленного производства в США составил 11-12%. За этот же период, находившаяся «в глубоком кризисе» советская индустрия увеличила выпуск примерно на 30% (!). Всё это настолько противоречит установкам горбачёвского ЦК КПСС, мотивирующего необходимость «перестройки» кризисом советской экономики, что в 1986-1987 годах публикации материала по сопоставлению экономик СССР и США были практически запрещены.

Кроме кризиса и низких темпов роста производства США к середине 80х настигли и две другие неприятности – внезапный резкий рост зависимости от импорта топлива и сырья и бюджетный дефицит. Ещё в 1970 доля импортных топливно-сырьевых ресурсов составляла около 15%, и даже в 1975 – около 25%. Отсутствие ресурсосберегающих технологий и рост себестоимости добычи сырья в США привели к форсированному переходу на импорт. К 1985 импорт приблизился к 50% от общего объёма потребления. Весь хозяйственный комплекс США «вдруг» оказался на очень шаткой и уязвимой базе. И это в условиях бунта сырьевой периферии и растущего проникновения в третий мир «руки Москвы». На всё это наложилась проблема резкого роста дефицита федерального бюджета. Из-за кризиса, снижения налогов, роста военных расходов. Огромный дефицит выкачал почти всю массу свободных денег, которые сами стали дефицитом. Процентные ставки по госзаймам выросли до невероятных значений к 1983г. Огромные объёмы платежей по государственному займу приобрели долгосрочный характер и в 90е чуть не привели к банкротству федерального правительства. Кстати, сам кризис 1980-1983 годов был преодолён за счёт невиданного перелива капитала в США из Западной Европы и «остального мира» в погоне за сверх высоким процентом. И несмотря на все эти факты, нам до сих пор рассказывают сказки про кризис социализма на фоне бурного роста капитализма к середине 80х! Маразм в квадрате!

Каким бы не было плохим положение американского капитализма в экономической сфере, в военной области оно было ещё хуже. Здесь впервые за всё время холодной войны сложилось, если не превосходство, то уж точно преобладание СССР в области стратегических вооружений. О чём, кстати, американское руководство заявляло, начиная с 1981 года и особенно с 1983г. Получается, что СССР проиграл гонку вооружений добившись превосходства?! Соотношение в самом мощном виде стратегических вооружений межконтинентальным баллистическим ракетам (МБР) соотношение по боеголовкам (БГ) было к 1985 6,3 тысячи у СССР и 2,1 тысяча у США. Основой советских МБР были тяжёлые ракеты типа "Satan", развёрнутые в 1979-1983гг и не имевшие аналогов в США. СССР имел трёхкратное превосходство по числу БГ, но кроме того, советские БГ примерно в два раза превосходили американские по мощности. Попытка США выровнять ситуацию с помощью новых твёрдотопливных МБР МХ была парализована созданием более совершенных советских МБР типа "SCALPEL" (РТ-23).

Во втором компоненте стратегических вооружений – баллистических ракетах на подводных лодках (БРПЛ) преимущество по БГ было на стороне США (5 тысяч против 2х тыс. к 1985г). Но реально, и по числу ракет (950 против650), по числу атомных подводных лодок, по мощности зарядов преобладание было у советского атомного подводного флота. К тому же, атомный подводный флот США уже был древним – построен в 60е годы. Большая часть ракет была средней дальности (4тыс км против 8-10 тыс км советских БРПЛ). Попытка выравнить ситуацию строительством огромных подводных лодок типа «Огайо» (с 1981) привела к запуску серии ещё более огромных советских «ответов» типа «Тайфун». «Тайфуны» в 1983-1985гг стали приниматься на вооружение по штуке в год – США таких темпов уже не выдерживали.

В целом же, по БГ наземных и морских ракет соотношение было 8,5 тыс. против 7тыс. в пользу СССР, при серьёзном превосходстве советских БГ по мощности. Единственным преимуществом США до 1984г были крылатые ракеты большой дальности. Но уже в конце 1984г в СССР была принята на вооружение крылатая ракета Х-55, превосходящая американские аналоги по дальности (3 тыс. км против 2,6тыс.). Если к этому добавить создание в СССР ракетно-космической системы "ЭНЕРГИЯ-БУРАН" (1987-1988гг), закладку десяти космических шатлов против пяти, имевшихся в США, то даже перенос гонки вооружений в космос выглядел для США беспреспективным. Всё – полный тупик! Оставался только блеф типа СОИ, «звёздные войны», космическая система защиты США от «советского ракетно-ядерного превосходства». Создать такую систему США не способны и в 21 веке. А вот Советский Союз, с его огромной космической промышленностью, мог бы ответить на этот блеф и реальной разработкой… На этом фоне шагом отчаяния выглядит размещение в Западной Европе американских ракет средней дальности с конца 1983г. Кроме как использовать относительно невыгодное географическое положение СССр им уже ничего не оставалось. Но что могли изменить 600 с небольшим мелких ракет в сравнении с 6 тысячами БГ советских МБР или подводными лодками типа "Тайфун", каждая из которых несла 200БГ ? Всё, что США добились тогда – это резкое возрастание антиамериканских настроений в Западной Европе, ставшей заложницей «большого брата». Кстати, именно в первой половине 80х, в условиях роста военной мощи СССР, западноевропейские союзники «вдруг» впервые с 1945года перестали безоговорочно слушаться заокеанского хозяина. Так в 1981-1982гг США не смогли заставить их свернуть экономические отношения с СССР, несмотря на все свои усилия. Этот коллективный отпор Англии, ФРГ, Франции, Италии вызвал тогда всеобщее удивление. Суть дела была в том, что впервые западноевропейский капитал начал сомневаться в способности США гарантировать его существование из-за сдвига в стратегическом балансе в пользу СССР, «отбирание денег» у Западной Европы для экономики США, размещение ракет на её территории. К этому добавились рассуждения Рейгана об счень удобной, ограниченной, ядерной войне в Западной Европе, которая должна принести себя в жертву ради спасения "цитадели свободного мира", т.е. американского капитализма...

Неудивительно, что с самого начала 80х, новая рейгановская администрация разразилась проклятиями в адрес советского "тоталитаризма". Начиная с "Все беспорядки в мире происходят из-за Советского Союза" (1981г), потом "Крестовый поход против коммунизма" (1982г) и, наконец, "Империя зла" (1983г). Да уж зла, так зла - для гитлеровской Германии СССР в 1945г тоже был "империей зла". Правда, с 1984г все проклятия почти исчезли. США уже боялись провоцировать СССР на какой-нибудь новый виток в наращивании военной мощи.

"Вы будете ещё называть Советский Союз империей зла?", - спрашивали корреспонденты Рейгана в январе 1984г - "Нет, я больше не буду так говорить", как в детском садике отвечал бывший актёр.

И вот, в такой тяжелейший для американского капитализма период, к власти в СССР приходит прокапиталистический блок. Конечно, это случайное совпадение. Для людей с "нОвым мЫшлением" интересы, пожелания, мнения "цивилизованного мира" - альфа и омега сознания. Они видят тяжёлое положение своих "хозяев", понимают реальное соотношение сил. Ещё в 1988 г, на Политбюро, Горбачёв говорил о необходимости максимального сокращения военного бюджета, стратегических вооружений, чтобы "хоть как-то выйти на американский уровень. (!!!). Естественно, всё это ускорило начало и ход перестройки. "Тоталитаризм" надо было сломать во что бы-то ни стало. Избавить "передовое человечество" от советской угрозы. Так что и здесь западный капитализм, опять-таки, сыграл роль базового фактора в создании "нашего". Хотя и в такой странной форме, как необходимость его "спасения".


Источник

Категория: Жизнь в России | Добавил: Ленпех (15.05.2017)
Просмотров: 784 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
человек 15.05.2017 08:21
Во нагородил а вывод такой что загнивающая фаза капитализма перекочевала в Россию а запад как жил хорошо так и живет.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
За кого Вы проголосуете на выборах Президента РФ
Всего ответов: 7678
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 109
Гостей: 107
Пользователей: 2
миг, nikkuz