17:25
Воскресенье, 28.05.2017
Главная » Статьи » Пенсионеры и жизнь на пенсии

Русская сословная пенсия: советский отбор. Часть 3

Сословный принцип распределения пенсий никуда не делся и в Советской России. Довольно быстро оформились новые сословия, которым были положены пенсионные выплаты (рабочие текстильных фабрик и стратегических отраслей промышленности, служащие в Рабоче-крестьянской Красной армии), а также те, кому не полагалось ничего: крестьяне, служащие и лишенцы (духовенство, кулаки, бывшие дворяне и купцы).
Сохранились, конечно, и персональные пенсии, назначаемые руководством страны за разные заслуги.
«За седины твои мы тебе ни одной копейки не дадим»
Если о выплате пенсий по инвалидности и нетрудоспособности споров не было, то по поводу целесообразности создания отдельного института пенсионного обеспечения по старости в раннесоветский период развернулась серьезная дискуссия.
«Если ты старик и способен еще к труду - работай,- декларировал в 1924 году со страниц журнала «Вопросы страхования» работник соцстраха Николай Быховский.- А лишишься трудоспособности - получай пенсию. Но за седины твои мы тебе ни одной копейки не дадим».
Впрочем, не все работники собеса были столь бессердечными: оппонентом Быховского в следующем номере того же журнала выступил один из руководителей соцстраха Виталий Кузятин: «Советское государство не может встать на точку зрения эксплуатации рабочего до бесконечности… Вместе с тов. Вишневецким (крупный советский теоретик социального страхования.- «Деньги») мы считаем, что вопрос о страховании на случай старости вполне назрел и Центральному управлению социального страхования следовало бы подумать о проведении его в жизнь».
Чтобы получить пенсию по старости, нужно было доказать свою значимость для нового государства. Первые персональные пенсии были введены уже в 1919-1920 годах, и назначали их прежде всего вдовам погибших партийных работников. Массово в середине 1920-х пенсии за выслугу стали получать военные.
Пенсионное обеспечение по старости для гражданских было введено лишь 5 января 1928 года в отношении рабочих текстильной промышленности.
«Введение страхования на случай старости только в этой производственной сфере объяснялось, во-первых, приоритетом текстильной промышленности среди других отраслей,- отмечает историк Ирина Скаридова. Во-вторых, необходимостью обеспечить стариков-рабочих, которые хоть и не утратили еще трудоспособность, но не могли приспособиться к новым условиям труда, возникающим на текстильных предприятиях в связи с процессами рационализации и переоборудования».
Кому причитается

Чтобы правильно определить пенсионный возраст, в СССР в середине 1920-х годов было проведено исследование процесса старения и сопутствующего ему снижения трудоспособности. На основе полученных данных был сделан вывод «о значительном снижении трудоспособности… для основной массы рабочих и служащих: у мужчин в 60, а у женщин в 55 лет».
Поэтому уже первые советские постановления, регламентирующие назначение пенсий в 1930-1940-х годах, устанавливали привычный нам пенсионный возраст - 60 лет для мужчин и с 55 для женщин. Более того, было оговорено «обязательное его [пенсионного возраста] постепенное понижение» в будущем на пять лет для каждого пола: до 55 лет у мужчин и до 50 лет у женщин.
Весьма скверно в период становления советской власти обстояло дело с обеспечением пенсией инвалидов - пособие необходимо было оформить в течение двух лет после наступления события, а сотрудники собеса часто вели себя откровенно грубо. «Ульяновская страховая касса,- выражал негодование рабкор Богданов на страницах газеты «Пролетарский путь»,- заставляет инвалидов труда ходить за получением пенсии за десятки километров». На жалобы инвалидов руководитель городского отдела социального обеспечения Хрущев и его помощники реагировали своеобразно. «Обычным стилем для них стала вопиющая грубость. Выругать посетителя для многих сотрудников собеса - привычное дело».
Сама пенсия тоже была мизерной. Возьмем, к примеру, Иркутск. На 1 октября 1924 года на 1000 застрахованных лиц там приходилось всего 65 пенсионеров (общее число пенсионеров в Иркутске на тот момент было - 763 человека, то есть пенсионные выплаты получали 6,5% застрахованных). При среднемесячной зарплате в Иркутске 41,6 руб. размер пенсии равнялся 7,5 руб.- около 18% от заработной платы.
Категории граждан, получающих госпенсию по инвалидности и старости, ширились, но, как и в царское время, выплаты по старости предоставлялись лишь тем, кто работал на стратегически важных направлениях: рабочим и инженерно-техническому персоналу текстильной, горной, металлургической и электротехнической промышленности, железнодорожного и водного транспорта.
Накопление по-советски
В 1935 году пенсионное дело дошло и до опоры советского государства - до крестьян. Но дошло в весьма специфической форме: правление колхоза по решению общего собрания могло формировать специальный пенсионный фонд, в который направлялись продукты и денежные средства в размере не более 2% от валовой продукции колхоза.
Одновременно с государственной с середины 1920-х годов существовала и негосударственная пенсионная система. В рамках промысловой кооперации был организован специальный фонд - промысловая страховая касса, в которую все промысловые артели отчисляли процент с заработка. Эти средства шли на выплату пособий по временной потере трудоспособности, инвалидности и выплату пенсий. Промстрахкасса была ликвидирована вместе с промысловой кооперацией в конце 1950-х, а все ее средства, как полагается, были зачислены в доход государства.
Реформы Кагановича
Подготовка нового закона о пенсиях для рабочих и служащих стала одним из первых дел созданного в 1955 году Государственного комитета по труду и зарплате, председателем которого был назначен Лазарь Каганович. В своих воспоминаниях он пишет: «При обмене мнениями в Президиуме Хрущев набросился на меня за предложенные слишком большие, по его мнению, ставки пенсий. Я ожидал возражения со стороны Министерства финансов, но никак не думал, что встречу такое нападение со стороны Хрущева, который всегда демонстрировал свое «человеколюбие» или, точнее, «рабочелюбие». Я ему сказал, что не ждал, что он выступит против. Стараясь оправдать свой выпад государственными интересами, он сказал, что предложения Кагановича государство не выдержит. Его гнев еще более усилился, когда я ему возразил: «Государство - это не ты. У государства найдутся резервы для пенсионеров»».
Новый закон «О государственных пенсиях» был принят в июле 1956 года. По нему выплаты были положены всем рабочим и служащим, имеющим стаж работы 25 лет (для мужчин) и 20 лет (для женщин). Минимальная пенсия составляла 50 руб., максимальная - 120.
За непрерывный стаж работникам могли выплачиваться надбавки, но величина пенсии при этом не должна была превышать 150 руб.
Средняя ежемесячная зарплата простого рабочего-строителя того времени, по данным Центрального статистического управления, составляла около 700 руб., рабочего машинно-тракторной станции - 456 руб., работника водного транспорта - 906 дореформенных рублей. Буханка ржаного хлеба стоила 1 руб., килограмм мяса - от 12 до 18 руб., а кожаные туфли - 150-250 руб. Проще говоря, покупательная способность пенсии тех времен была много ниже нынешней.
«Мы, советские рабочие,- заявлял на страницах «Правды» по поводу закона старейший работник завода «Красный пролетарий» Николай Александрович Каменский, - на многолетнем опыте убедились, что забота о благе народа является самой большой, самой главной заботой Коммунистической партии и Советского правительства».
«Сейчас, - вторил ему товарищ Боканичев,- каждому из нас государством обеспечена спокойная старость. Позаботилось наше правительство также о вдовах и сиротах - жить им будет намного легче. Мы все видим заботу о советском человеке, видим, как успешно проводятся в жизнь мероприятия, намеченные XX съездом КПСС».
Принятый закон отменял выплату пенсии по старости работающим пенсионерам, но одновременно увеличил размер пенсии. В результате доля работающих пенсионеров резко сократилась: по некоторым оценкам, с 60% в 1956 году до 9% в 1962-м.
Без колхозников
Тогда же было принято постановление «О персональных пенсиях». По замыслу советского правительства каждый гражданин, внесший исключительный вклад в строительство советского государства, имел право на персональное рассмотрение его заслуг при назначении пенсии. «Имела место следующая классификация персональных пенсий: пенсия союзного значения в размере до 200 руб.; республиканского значения в размере до 120 руб. и местного значения в размере до 60 руб.»,- приводит данные экономист Алексей Пудовкин.
Были свои пенсионные тарифы у работников творческих союзов - писателей, композиторов, художников. Так, постановлением Совета министров СССР «О пенсионном обеспечении писателей, композиторов, работников изобразительных искусство и членов их семей» размер пенсий членов творческих союзов исчислялся, исходя из среднемесячного заработка или авторского гонорара за последние 12 месяцев либо за любые 5 лет из последних 10 лет до обращения за пенсией.
Кроме того, в мае 1956 года вышло постановление Совмина «О распространении законодательства о труде на лиц, работающих в качестве рабочих и служащих в религиозных организациях». За казенной формулировкой скрывалось несколько важных моментов: отныне служителям культа дозволялось организовывать профсоюзы и оформлять пенсии. «Настоятель Всехсвятской церкви Свердловска протоиерей Фесвитянинов тогда заявил что «советское правительство этим постановлением проявило заботу о значительной части трудящихся, работающих в религиозных организациях, и в то же время этим актом значительно улучшило взаимопонимание между Церковью и государством»»,— сообщает уральский историк Алексей Марченко.
Все это вызвало недовольство трудящихся и многочисленные жалобы по партийной линии. В январе 1959 года состоялось закрытое собрание партийной организации Совета по делам РПЦ, на котором была подвергнута резкой критике деятельность этого органа во главе с его председателем Карповым.
«По 73 епархиям мы разным пенсионерам, работающим в церквях, в год незаконно выплачиваем пенсий около 15 млн рублей»,— заявлялось на совещании.
После этого количество церковных служащих было незамедлительно снижено, а соцподдержка церковных работников — значительно урезана.
В декабре 1959 года учителя и сельские медики получили право на пенсию за 25 лет выслуги, а городские работники здравоохранения — за 30 лет. Эти пенсии выплачивались и работающим пенсионерам.
Также право на пенсию за выслугу лет имели некоторые труженики села, артисты театров и летчики. Эти категории могли получать до 40% от своего заработка дополнительно в виде пенсии за заслуги. Максимальный размер ежемесячной пенсионной надбавки к зарплате составлял 1200 руб., а минимальный - 300 руб.
Однако так продолжалось недолго. «После того как в стране в достаточном количестве появились врачи и учителя, государство утратило интерес к их дополнительному стимулированию и ввело ряд ограничений на получение этих пенсий. Во-первых, с 1964 года пенсии за выслугу стали выплачиваться только при оставлении работы. Во-вторых, исчислялись они не из заработной платы, а из тарифной ставки»,- отмечает историк Ольга Капустина.
Это привело к тому, что учителя и врачи, которые раньше предпочитали работать и получать доплаты за выслугу лет, теперь стали массово уходить на заслуженный отдых.
Таким образом, к началу 1960-х годов пенсию получали все рабочие, все служащие, все военные, персональные пенсионеры всех мастей, художники и писатели, даже служители религиозного культа - словом, все кто угодно, только не крестьяне-колхозники.

Категория: Пенсионеры и жизнь на пенсии | Добавил: Стоик (17.04.2017) | Автор: Стоик E
Просмотров: 475 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
За кого Вы проголосуете на выборах Президента РФ
Всего ответов: 2940
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 63
Гостей: 63
Пользователей: 0