21:15
Четверг, 08.12.2016
Главная » Статьи » Новости МО и МВД РФ

"Вежливые люди" отучают поручика Ржевского сквернословить

Более года назад, а именно 12 октября 2015-го, Минобороны объявило, что все российские военные – от высших офицеров до рядового – в недалеком будущем поголовно станут настолько показательно «вежливыми людьми», что от них не услышишь не то что «ужасного» матерного слова (от которого уши вянут), но даже и «безобидного» бранного (типа «черт»). Напомним, тогда глава военного ведомства генерал армии Сергей Шойгу решил деятельно потрафить прошедшему в сентябре 2015 года «Всероссийскому родительскому собранию» (ВРС; организация зарегистрирована в Екатеринбурге), которое обратилось к нему с призывом провести работу по искоренению ненормативной лексики в армии. «Не подобает, чтобы военнослужащие – от генералов, адмиралов до рядовых солдат и матросов – сквернословили, позоря честь мундира и русского воина», – подчеркивалось в обращении. Инициатором почина выступил старший инспектор саратовского отделения ВРС Владимир Росновский (за три года до этого он стал «звездой» Интернета, дав более чем резкую отповедь генсеку Совета Европы Турбьерну Ягланду, который по радио «Эхо Москвы» выразил надежду, что в России, как и в Европе, перестанут, наконец, «притеснять представителей нетрадиционной сексуальной ориентации»). Активист пояснил, что «в русской дореволюционной армии – при Суворове, Кутузове, Ушакове – матом не ругались, и это были самые мощные войска в мире».
«МАТЕРЩИННИКУ РУКИ Я НЕ ПОДАМ!»
На счет последнего утверждения можно здорово поспорить (но это отдельная тема). А пока отметим, что по прошествии «промежуточного отчетного периода» военное ведомство никак публично не отчиталось о проделанной работе. Не сообщается даже, поступил ли в войска своеобразный самоучитель о том, «как быстро бросить материться». А именно – пособие по благочинию «Вежливые люди. Этикет как система эффективного общения» под авторством известного специалиста в области этикета и протокола, основателя Центра эффективных технологий Ивана Арцишевского. Сообщалось, что оно рассчитано на военнослужащих и членов их семей. «В этом пособии описывается, как военным вести себя, когда они сняли форму, – как здороваться, представляться, правильно пользоваться столовыми приборами и прочее, – анонсировал свой труд автор. – Русское офицерство всегда отличалось высокой степенью воспитания. В советское время в военных академиях учили этикету». Составитель «свода правил для офицеров» говорил также, что книга получила положительный отзыв от военной академии и решается вопрос, каким тиражом ее издать.
Специалист по этикету полагает: «Выбор, как говорить и как ругаться, остается за человеком. – И тут же высказывает свое категоричное «фи»: – Однако с тем, кто приходит в гости и начинает ругаться матом, я общаться не буду. И никому не советую».
В интервью Федеральному агентству новостей создатель свода благонравных рекомендаций уточнял, впрочем, что «книга не ставит своей задачей искоренить русский мат»: «Я, в конце концов, не филолог. Но я выступаю за то, что, когда военнослужащий снимает форму, когда находится дома или в театре с женой, он должен чтить традиции русского офицерства. А оно всегда умело себя вести. Вспомните Андрея Болконского из романа «Война и мир». Он был отличным военным, но умел и ухаживать, и любить. Этикет, отмененный в 1917 году как буржуазная привычка, тяжело вернуть, но без этого никак не повысить эффективность человека в обществе и не добиться его личностного роста. Борьба с матом – одно из направлений на этом пути».
Это умозаключение Арцишевского при всей его кажущейся «стопроцентной справедливости» представляется более чем дискуссионным. Нетрудно вспомнить, что в известной эпопее великого классика князя Андрея Болконского окружали и персонажи отнюдь не благонравного замеса (один франт и хлыщ, повеса и кутюжник, дамский угодник и соблазнитель Анатоль Курагин чего стоит!). И они тоже выписаны в романе как элита общества и офицеры. А потом, в пику утверждению автора пособия «Вежливые люди», можно поставить героя, анекдоты о вульгарности которого весьма популярны не только, скажем так, в ротно-батальонно-полковой среде, но и в элитарном круге «аристократов Болконских». За годы своей службы и в последующем автору этих строк не раз доводилось слышать их из уст если не высшего руководства МО, то от командармов и руководителей армейских главков. Речь – о небезызвестном поручике Ржевском, который в определенном смысле тоже олицетворяет собой образ русского офицера.
Что до благих (вне всякого сомнения) намерений Минобороны, то они, конечно, не могут быть не поддержаны. Но должно помнить, что в России, и в русской армии в частности, в разное время – начиная с Древнейшей Руси – уже не раз предпринимались попытки искоренить лексику «телесного низа». И результат всех этих кампаний был ноль целых… и таких же десятых. Матерщина по сей день жива, здравствует, «развивается» и овладевает умами (вернее, устами) все новых поколений. А ныне так и вовсе мат слышен чуть ли не из младенческой коляски. Здесь «НВО» заранее просит у читателей извинение за то, что в данной статье для понимания существа и очевидной серьезности поднятой проблемы довольно затруднительно напрочь уйти от известного лексикона (в конце концов, срамословие проникло и в исторические документы!). В том смысле, что мы прибегнем к некоторым намекам и «заточиваниям» (что сродни небезызвестным телеэкранным «запикиваниям»).
«МАЙОР ВДВ ЖЖОТ», ИЛИ «БЕЗ МАТА СКУЧНО»
Поручик Ржевский хоть и «пошлит» в каждом анекдоте, но матерится все же мало (правда, и одно слово мата в его устах в ином анекдоте «стоит сотни» срамных слов, упущенных в других историях). А коли так, то он стоит куда как «выше» многих современных офицеров, у которых при весьма, скажем так, скромном интеллекте за матами «нормальной» человеческой речи не слышно. То-то Министерство обороны, видя такое положение вещей, и озаботилось задачей «искоренения» мата в войсках.
Активист ВРС Росновский позитивно отнесся к оперативному отклику Минобороны на свое обращение. В то же время он считает, что распространение пособия Арцишевского полностью не сможет решить проблему употребления мата в армии (кто бы сомневался!): «Оно поможет частично – наверное, при командире солдаты не будут ругаться. В этом вопросе должна быть строгость, если кто-то сматерился, то командир должен обязательно наказать рядового – наряд вне очереди, почистить 100 килограммов картошки, убрать двор и прочее».
В военном ведомстве, однако, дали понять, что соответствующая работа проводится в постоянном режиме: «На занятиях по общественно-государственной подготовке, при проведении воспитательных мероприятий со всеми категориями личного состава обращается особое внимание на недопущение ненормативной лексики». А в 2014 году в соединениях и воинских частях Центрального военного округа (ЦВО) объявлялся год высокой воинской культуры и соблюдения формы одежды. Эти меры призваны сформировать и закрепить среди военнослужащих образ «вежливых людей», будь они в форме или в гражданском покрое.
Между тем матерщина в казармах, на полигонах и военных городках зашкаливает. В этом достаточно убедиться, посмотрев хотя бы многочисленные ролики на YouTube. В них командиры, от прапорщика до полковника, не то что не лезут за «словесами срамными» (старорусское) в карман, они буквально, по крылатому выражению легендарного генерала Александра Лебедя, «разговаривают на матерном». И получается, что именно эти начальники призывают к «недопущению ненормативной лексики при проведении воспитательных мероприятий со всеми категориями личного состава». А в повседневной службе и в быту демонстрируют прямо противоположное.
В контексте наших рассуждений уместно привести характерный пример (из множества аналогичных). Возьмем его из элиты армии – «крылатой пехоты». Загруженный в Сеть еще 23 марта 2011 года и до сих пор пользующийся определенной популярностью ролик продолжительностью 1 мин. 23 сек. стебно озаглавлен «Майор ВДВ жжот. Псков» (именно так, через «о» – «жжот»). Перед строем (кто-то из него и вел съемку на мобильник) в полной экипировке стоят трое десантников (как следует догадаться, одной из частей 76-й дивизии ВДВ). Вдоль них прохаживается стройный, спортивного вида и отнюдь не отталкивающей наружности офицер в голубом берете. Этакий батяня-комбат. Пару раз при этом он каждому из тройки поочередно несильно надавил на каску. А вот его «речь» при этом (на возвышенных тонах, но без срыва на крик)… Впрочем, убережемся ее воспроизводить даже с «заточиванием». Скажем лишь, что из «приличных» слов и фраз в ней звучали такие, как «десантники», «попадается», «герой», «алкоголики», «письмо домой», «за моей подписью». «Мама, срочно приезжай! Сын алкоголик. Возьми деньги. Будем кодировать, чтобы сын был живым и здоровым», – это освобожденный нами от матов озвученный майором «проект» письма матерям солдат, видимо, заглянувших в горлышко водочной бутылки и накуролесивших.
Мы подсчитали: из 87 слов (11 из них предлоги и союзы) 23, или более четверти, – «непечатные». Причем 12 ругательств обозначают «ночную фею легкого поведения» (это «не слово, а неопределенный артикль» в русском нелитературном языке – такая мысль некогда пришла в голову командира 7-й оперативной эскадры Северного флота вице-адмирала Геннадия Радзевского, который в 2001 году был участником уникальной операции по постановке в док поднятого со дна Баренцева моря погибшего подводного ракетоносца К-141 «Курск»). И это еще «качественный показатель», ибо другие подобные майоры «знают» матерных слов куда больше, и в их речовках «нормальные» слова нашего «великого и могучего» представлены преимущественно предлогами и союзами.
К настоящему времени ролик «Майор ВДВ жжот» посмотрели более 700 тыс. человек, сюжет получил свыше 500 откликов – четко по теме, без отвлечений. Поместим здесь ряд опять же характерных, отметив при этом, что осуждающих «жгущего матерным глаголом» майора именно за мат было всего… с полдесятка человек. Почти все «обсцентизмы» мы здесь, что называется, перевели на печатный язык, они уже не суть важны, и смайлики заменили на привычные знаки пунктуации:
«Антон Юдин: Майор молодец!
kuart arratonov: Да не, нормальный, даже, можно сказать, интеллигентный майор. Вот наш комбат матом нас крыл в любую погоду минут по сорок и редко при этом повторялся.
Alexcymantrene: Хороший Батя! Именно из-за таких козлов, кто бухает, и начинается прессование молодых и ерунда всякая. Армия не для алкашей, это щит родины. Спасибо командир!
Отто Авельс: Молодец майор, настоящий мужик! Лекция короткая и четкая!!!
Nikolaiv Nikolaiv: Вот такие майоры должны быть!!! Респект ему!
МОНИКА ЛЕВИНСКИ: Б…! на х…! Б… на х…! На х… б…! Это культурный уровень офицера! Не позорьте себя этими дебильными словами.
Эльга Одинова: ЭТОГО КОМАНДИРА НАДО СРОЧНО РАЗМНОЖИТЬ!
Сергей Турин: С одной стороны смешно, конечно, но кто дал право майору унижать солдат перед строем?
extry44 ответ на МОНИКА ЛЕВИНСКИ: Не так все просто, многие офицеры на самом деле владеют русским языком на высоком уровне, просто с матом до молодых ребят быстрее доходит. Бывает, что удивляешься, когда пару минут назад на лекции тебя грузили сложными предложениями, а потом из-за кого-то, кто накосячит, начинается мат на мате, и это все тот же офицер, который преподает не в последнем вузе страны. Даже больше скажу, когда на занятиях девушки, то совсем мат не услышишь, и так сразу скучно становится».
ФЛОТ: «ЧТО НИ СЛОВО – ТО ГНУСНОСТЬ»
Флот – тоже элита Вооруженных сил. И между моряками и полевыми офицерами наблюдается как бы заочный спор о том, где матерятся «круче» – на суше или на море (даже анекдот по этому поводу есть). Сравним и мы.

В конце декабря 2010 года Интернет «взорвал» ролик (около 100 тыс. просмотров было только за первую неделю), из которого видно, как ныне матерятся военные моряки (он тоже до сих пор висит в Сети, продолжая пополняться многочисленными откликами). В течение 3 минут 15 секунд командир атомной подводной лодки К-295 «Самара» Тихоокеанского флота капитан 1 ранга Роман Васильевич Щурий в крайнем гневе сверхэмоционально почем зря кроет по мобильному телефону замполита (10-й дивизии подводных лодок) Сергея Николаевича Бондаренко, который не удосужился «сказать экипажу «спасибо» и поздравить команду с Днем Военно-морского флота. И это в то время, как «у нас с вами два экипажа в дивизии, которые за всю дивизию раком стоят» (это самое «цензурное» из выплеснутого подводником, который по завершении «речи» пожелал своему абоненту, чтобы вышестоящий начальник разбил ему то, что обыкновенно именуется лицом). По ходу выступления капераз также пару раз бьет себя в грудь в плане того, что за Родину готов где и когда угодно костьми лечь, но… почему не поздравили, мать вашу размать?!!
К слову, это та самая подлодка, которую за три года до выданной Щурим сверхнепотребной тирады посетил президент Владимир Путин: «Самара» – один из самых современных российских подводных кораблей, оснащенных самым мощным вооружением.
16 мая 2011 года некто «добрый дядя» привел найденное им на YouTube «одно небольшое уточнение, которое объясняет все происходящее»: «На момент съемки ролика АПЛ находилась в Приморье на судоремонтном заводе города Большой Камень (его опознали по пейзажу, который показывается в конце ролика), ну а штаб дивизии вместе со своим политруком на Камчатке – за пару тысяч километров от этой точки». И, как поясняет тот же комментатор, «ролики с подобными истеричными воплями капитана Щурия уже не первый год ходят по мобильникам камчатской эскадры подводных лодок, тем более что в таком же духе он общается и с личным составом вверенной ему АПЛ».
Как верно подметил вышеупомянутый вице-адмирал Геннадий Радзевский: «Честное слово, мне иногда стыдно становится, когда я слышу речи некоторых особо ретивых командиров кораблей, дорвавшихся до «пипки» микрофона пятикиловаттной трансляции на верхней палубе. У них что ни слово – то гнусная матерщина. Ну прямо как дети малые!» Он же однажды признался подчиненным на совещании: «Начальник штаба флота вчера ругал меня резкими словами с привлечением ненормативной лексики, вызвавшей в моей душе чувство внутреннего протеста и обиды».
Между тем, как утверждает поговорка, «Без мата жизнь на флоте небогата». Глубокий смысл ее показан в гуляющем по «корабельным» сетевым форумам определению: «Флотская ненормативная лексика – это комплекс непечатных выражений, предназначенных для управления кораблем, частью и соединением. Она служит весомым дополнением к различным сводам «командных слов» и «эволюционных сигналов», способствует повышению скорости исполнения команд и приказаний и пресекает всякие сомнения в необходимости немедленных действий по их реализации».
А в преимущественной сути комментариев, размещенных «под» роликом, их авторы отнюдь не осуждают капитана 1 ранга Щурия. Ограничимся здесь двумя характерными:
«Виктор Кондратьев: Такие КОМАНДИРЫ должны ФЛОТОМ руководить, тогда и будет толк во всем!
влад мухатаев: Да я б такого командира на руках носил!!! Этому не научишь. Это – в крови. Он – ПАТРИОТ!!! Поклон тебе Роман, прости родной, не знаю отчества твоего к сожалению!»

ГАГАРИН СТАРТОВАЛ БЕЗ БРАНИ
О том, «достойны» ли сравниться с ВДВ и ВМФ в плане «кто кого перематерит» еще одна элита отечественных войск – ВКС, – у автора нет современных наглядных образчиков. Однако косвенно о том, на что в этом смысле были способны советские летчики, показывает рассказ технического директора казанского филиала ОАО «Туполев» Льва Недзельского, который в свое время, в середине 1970-х, был одним из тех, кто участвовал в поставке в Ливию режиму полковника Муаммара Каддафи сверхзвуковых тяжелых бомбардировщиков Ту-22. Вот что поведал специалист в 2011 году в интервью порталу «БИЗНЕС Online»:
«– Как общались с местными?
– Нормально. Большинство их летчиков училось в Союзе. Русский они знали неплохо, а мат – в совершенстве. Настолько профессионально ругались, что даже наши так не могли…»
Откуда ж ливийские бомберы наблатыкались такой технике мата, кумекать не приходится... Трудно предположить, что с тех давних пор у нас в авиации перестали «разговаривать матами».
Космонавты вряд ли далеко ушли от летчиков. Зычную матерщину автор этих строк слышал несколько лет назад, беря интервью у одного прославленного космонавта из «гагаринского» набора, дважды Героя Советского Союза. Наверняка многие годы в том числе и этот свой опыт он передавал новым поколениям звездолетчиков.
Однако справедливости ради скажем, что первый космонавт Земли полковник Военно-воздушных сил СССР Юрий Алексеевич Гагарин, взмывая 12 апреля 1961 года «к звездам» еще старшим лейтенантом, не вознес к ним «матерое да зычное» русское словцо. Это мне подтвердил и упомянутый интервьюер. Но в блогосфере кой уж год немало «дискуссий» на эту тему: мол, какое там «Поехали!», крыл по матушке почем зря от диких перегрузок, что ж он, не русский, что ли, был? А «Поехали!»-де придумали советские идеологи.
Защитим здесь нашего космического первопроходца. Еще в 1991 году в архивном журнале «Известия ЦК КПСС», № 5 была опубликована ранее «совершенно секретная» подробнейшая расшифровка переговоров Гагарина с Землей, вплоть до того, что в 7 часов 50 минут «Кедр» – это позывной космонавта № 1 – произнес: «Ландыши». Стал насвистывать эту песню», а в 7.57 напевал: «Старый дом за углом. Не могу на него наглядеться, помнит он об одном, о далеком курносом детстве». Вот нужный нам фрагмент (курсив и прочие выделения – оригинала):
«9.07 Заря 1 (Королев): Дается зажигание. «Кедр», я «Заря-1».
Кедр: Понял вас: дается зажигание.
Заря 1 (Королев): Предварительная ступень.
Кедр: Понял.
Заря 1 (Королев): Промежуточная.
Кедр: Понял.
Заря 1 (Королев): Главная. Подъем!
Кедр: Поехали!
Кедр: Все проходит нормально. Шум в кабине слабый. Самочувствие хорошее. Чувствую перегрузку, некоторую вибрацию. Все нормально.
Заря 1 (Королев): Мы все желаем вам доброго полета, все нормально?
Кедр: Спасибо. До свидания, до скорой встречи, дорогие друзья!»
С 7.24 до 10.23, не находясь еще на Земле, но уже не в космосе, Юрий Алексеевич не то что даже не «чертыхнулся», а, как заметно, у него к этому и малейшего позыва не было! Регулярно он докладывал, что у него «самочувствие отличное, настроение бодрое». Так что космос – это вам не то, что «в общественном парижском туалете есть надписи на русском языке» (Высоцкий)!
ПАРА ЛАСКОВЫХ
Возникает вопрос, а какова реакция командования на столь резонансные публичные выступления нижестоящих матерщинников в погонах? Про безымянного «жогшего матом» воздушно-десантного майора неизвестно. А по «делу» каперанга Щурия проводилась прокурорская проверка: все-таки сквернословно наорал на начальника, угрожал ему избиением. Заместитель флотского военного прокурора Роман Колбанов даже говорил журналистам, что командира «Самары» могут уволить из ВМФ. Борзописцы, жаждая «сенсации», кинулись с вопросами к руководству Тихоокеанского флота. Там подивились: да окститесь, мол, служит «наш герой», кому ж вздумается увольнять подводника с таким стажем, да еще и принимавшего у себя на борту самого Главковерха, из-за каких-то им сказанных пары неласковых?!. «Ну, не считается у флотских мат чем-то таким убийственным, и все тут! – написал один из комментаторов. – Я много лет прослужил на военном флоте и предмет знаю хорошо, поверьте. По мнению многих, экспрессивный мат только помогает в службе. Другое дело, что очень дурным тоном у флотских и вообще у военных считается употреблять ненормативную лексику в присутствии женщин и детей – это да».
Как говорится, и на том спасибо.
В то же время офицеров, матерящихся «еще круче», чем «жгущие майоры» в голубых беретах и капразы-подводники, в блогосфере осуждают жестче. Например, в 43-секундном ролике «В армии матом не ругаются, а матом разговаривают» («висит» в Сети с 3 августа 2012 года) вполне респектабельный подполковник, сидя за столом в полевой палатке, колоритно материт стоящего перед ним курсанта-нерадивца. Тот в оторопи, а его товарищи довольно всхохатывают, едва подполковник обронит смачную «народную» конструкцию того же замеса. Смысл реакции большинства комментаторов можно выразить мнением некоего Геннадия Шумейко (орфография сохранена): «Мне в 90–91 году повезло больше... Служил в Одинцово (Подмосковье). Офицеры были как на подбор, не чета этим быдлам... С*ка, эти, походу, не знают, что такое ЧЕСТЬ... Обидно за Россию...» «Стыдно за таких офицеров, – добавляет Константин Шелопаев. – Но на видео можно увидеть полную идиллию солдат и этого недоофицера, что еще более удручает».
Причина такой «разнооценочности» скорее всего в том, что народ тонко усматривает, где откровенное хамство (последний пример с подполковником), а где «отеческая забота о солдатах» (майор ВДВ), и где – не «квасной патриотизм» (каперанг-подводник).
ЧТО СКАЗАЛ МАРШАЛ
Очевидно, что в обществе – скаламбурим тут – однозначно неоднозначное отношение к «носителям» мата, носящим погоны. Многие из таких, кто позитивно оценивает «жгущего» майора ВДВ, убеждены в том, что «мат и армия – это близнецы-братья». В войсках, мол, матерились всегда и во все эпохи, с матом на устах и Гитлера победили (а не только криком «За Родину! За Сталина!»).
Немало и ныне здравствующих видных деятелей от литературы и культуры, которые хоть и против использования «непотребщины», скажем, на сцене или киноэкране, но в то же время полагают, что мат – «это какая-то ветвь русского языка и без нее язык обеднеет». Другие идут еще дальше, указывая, что «русский мат является частью русской культуры и частью языка народов России, своеобразное достояние русского народа, от которого никуда не уйдешь» (тех, чьим устам или перу принадлежат закавыченные фразы, позволим себе здесь не называть).
Автор этих строк, полковник запаса, закончивший 25-летнюю службу (а с суворовским училищем 27 лет) в 2002 году, может со 100-процентной четкостью констатировать, что за годы ношения погон не встречал, чтобы в каком-либо полку, дивизии, отдельном батальоне, в штабах или военвузах солдаты, курсанты и офицеры не прибегали к обсценной лексике. Я сменил несколько мест службы, будучи в командировках общался с десятками и сотнями военнослужащих в разных гарнизонах, и не знал ни одного, кто был бы «убежденным нематерщинником». В большей или меньшей мере сквернословили все, тесно сопрягая мат с дисфемизмами (это когда говорят «харя» вместо «лицо» или «жрать» вместо «кушать»). Это может подтвердить любой военный.
Более того, когда в конце 1980-х годов меня перевели в Москву в центральный военный журнал и я попал на какой-то сбор военачальников с участием министра обороны СССР, то услышал мат и от него. Да еще какой! Как сейчас помню, маршал распинал лысого генерал-лейтенанта Железнодорожных войск, в одной из частей которого комиссия обнаружила отсутствие у солдат подушек. Если подобрать матерной тираде главы военного ведомства приемлемый эквивалент, то праведный гнев его звучал так: «Твою, такого-сякого, по буграм растакую через три колена мать, ты, когда ночью со своей женой вступаешь в интимную связь, подушку ей под мягкое место подкладываешь? Что молчишь, как язык в одно место засунул? Вижу – подкладываешь. Да не одну, небось. А солдатам, значит, недосуг под матюгальники подушки подложить?..» Я, тогда 30-летний майор, сидевший в задних рядах, видел, как пожилой железнодорожный генерал густо побагровел (не от возмущения, а от страха и стыда) и вытирал сзади по-над шеей пот. У меня у самого, как и у многих в зале, «в зобу дыханье сперло»: такого мата даже в войсках слышать не доводилось! Никто в зале не посмел возмутиться отнюдь не потому, что «не имел чести», но потому, что это было в Советской армии в порядке вещей; генералы сами распинали подобным образом своих подчиненных.
Памятен и скандал, связанный с сугубо гражданским экс-министром обороны Анатолием Сердюковым. 30 сентября 2010 года, посещая учебный центр «Сельцы» Рязанского училища ВДВ, он «по матушке» отчитал начальника этого военвуза. Резонанс тогда получился на всю армию: Союз десантников расценил «оскорбление при подчиненных Героя России гвардии полковника Андрея Красова как нанесение оскорбления всем защитникам нашей Родины» и обратился к Верховному главнокомандующему с просьбой отправить зарвавшегося «табуреточника» в отставку. Однако это случилось лишь через два года совсем по иной причине.
«МАТЕРНЫМ И РУССКИМ ВЛАДЕЮ СО СЛОВАРЕМ»
Любой прошедший советскую, а потом и российскую армию «от подъема до забора» может подтвердить, что мат в ней был непреходящей формой бытия, как хождение строем, наряды, вечерняя поверка или учения. Расхожим был анекдот, когда офицер в анкете на вопрос «Какими языками владеете?» написал: «Матерным и русским (со словарем)». Автор ни в коей мере не хочет этим сказать, что «и это было нормально», он лишь констатирует непреложный факт.
Боролись ли со сквернословием? Скорее нет, чем да. Не вспомнить ни одного приказа министра обороны или начальника Главного политуправления, которые бы напрямую повелевали «искоренить» мат. Автор пособия «Вежливые люди» Иван Арцишевский, которое, по замыслу Минобороны, должно коренным образом повлиять на ситуацию с матерщиной, не прав: никогда в советских военных академиях, как и ни в одном училище, не было «курса» по этикету. Разве что в военной печати время от времени появлялись статьи, смысл которых сводился к тому, что «ругаться матом нехорошо».
Так что на всем этом фоне намерение Министерства обороны «искоренить» мат в армии не может не представляться не только наивным, но оно в чем-то граничит с некоей блажью, никогда не осуществимой мечтой о «безматерной идиллии» в войсках. Тем более что Вооруженные силы как часть общества не могут не впитывать в себя его пороки.
А ныне волна мата, захлестнувшая общество, уже едва ли не выше цунами. Призывы «образумиться» в общественном месте зачастую не просто игнорируются, а еще больше распаляют сквернословов. Ситуация на некоей грани, когда уже, может, и медицинское вмешательство не помешало бы. По крайней мере знакомые медики, с которыми я обсуждал проблему мата, сказали, что врачи еще в XIX веке описали копролалию (непреодолимое влечение к циничной и нецензурной брани безо всякого повода) и синдром Туретта (выкрикивание нецензурных слов или социально неуместных и оскорбительных высказываний).
Таким образом, очевидно, что «с этим надо что-то делать». И поэтому «всеблагое намерение» Министерства обороны, как бы скептически к нему ни относиться, надо только приветствовать.
«Искоренить» – звучит, конечно, излишне оптимистично (если не сказать, самонадеянно), однако «снизить шкалу» матерщины в войсках представляется вполне возможным. И к этому есть некоторые обнадеживающие посылы. Например, по данным социсследования компании HeadHunter, занимающейся подбором персонала, относительно редко сквернословят банкиры, страховщики и финансисты. Объясняется это в немалой степени тем, что в банках существует дресс-код как в одежде, так и в речи, а это хочешь не хочешь а дисциплинирует. В армии тоже соблюдается строгий «дресс-код» в военной форме. А в случае с действовавшими в Крыму в 2014 году «вежливыми людьми» мы имеем и пример сдержанности в речи. Можно сказать, эти офицеры и солдаты-контрактники, строго следуя данным им высшим командованием инструкциям, выполнили порученное дело не только без единого выстрела, но и, смеем надеяться, без единого мата. А это уже хороший задел!
Да и о Гагарине надо помнить…
Автор: Владимир Зуев
и

Категория: Новости МО и МВД РФ | Добавил: Ленпех (30.10.2016)
Просмотров: 374 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
миг 30.10.2016 11:59
НЕ ПОНЯТЬ АДМИНИСТРАЦИИ САЙТА НЕЧЕГО БОЛЬШЕ СЮДА ПОСТАВИТЬ???????????? Вроде тем горячих полно. А ставят такое вот ...................................... чтобы быть вежливым
Питерский 30.10.2016 11:17
Командный и матерный - один язык! happy
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
Кто действительно защищает права военных пенсионеров?
Всего ответов: 311
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 81
Гостей: 77
Пользователей: 4
yrgens48, Ленпех, Питерский, человек