22:58
Пятница, 02.12.2016
Главная » Статьи » Новости МО и МВД РФ

В море не нужны «Калибры»

Бой отражают облака,
И мы туда спешим;
Рассеяв правый фланг врага,
Блокаду завершим.

Р. Киплинг, "The Destroyers" ("Эсминцы")

Чтобы выпустить залп из десятка крылатых ракет, не требуются тысячетонные посудины с экипажем из двухсот человек. Нанесение эквивалентного удара обеспечивается всего одним звеном многоцелевых истребителей с планирующими бомбами и КР воздушного базирования. При современном уровне развития высокоточного оружия самолеты могут беспрепятственно разбомбить любую цель, даже не вторгаясь в воздушное пространство противника. Планирующий боеприпас SDB имеет дальность полета 100 км. Компактная крылатая ракета JASSM-ER — свыше 900 км. Отечественные КР семейства Х-101 способны крушить цели на безумных расстояниях в 5 тыс. км.

Всего один (!) стратегический бомбардировщик способен поднять в небо до двенадцати крылатых ракет, которые не уступают по мощности популярным «Калибрам».


Крылатая ракета под крылом истребителя

Разумеется, самолеты скоро вернутся на аэродром и спустя короткое время способны вновь повторить удар. В отличие от крейсера, которому придется еще неделю «черпать» до ближайшей базы или ПМТО для пополнения боекомплекта.

С позиций здравой логики и непостижимой вечной истины, авиация в десятки раз превосходит флот в оперативности и тактической гибкости. Уже не говоря об экономической стороне вопроса и отсутствии необходимости рисковать жизнями сотен человек на борту.

Укрепившийся образ боевого корабля в виде носителя ракет «Калибр» не соответствует требованиям времени. С развитием авиации надводный флот во многом утратил ударное значение. В лучшем случае это нарядные «игрушки», в худшем — уязвимые мишени.

При выполнении ударных задач определенный смысл имеют только специализированные корабли огневой поддержки (концепция «Замволта»), чьё мощное артиллерийское вооружение позволяет усилить и дополнить традиционные средства воздушного нападения. Морская артиллерия — это тысяча боеприпасов. Минимальное время реакции. Неуязвимость снарядов для средств ПВО противника. Работа по вызову в общевойсковом бою, где применение «Калибров» и «Томагавков» по точечным целям становится избыточным и излишне расточительным.


Все это — для действий в прибрежных водах.

Но имеется ли смысл в существовании океанского флота? Для чего сверхдоргие и уязвимые «лоханки», когда ВВС могут провести любую ударную и «карательную» операцию на территории всей Европы, Азии и Африки. И до Южной Америки долетят, если потребуется.

Долетят быстрее, чем доберется самый быстрый эсминец. И на следующий день повторят удар. Без лишней возни и вопросов о трудностях перехода между Северным и Тихоокеанским флотом.

Корабль — плавучий оборонительный форт

Именно с этой позиции нужно рассматривать современный надводный флот. Крепость в океане. Платформа для размещения зенитных ракетных комплексов — с приданными средствами обнаружения и ЗУР различной дальности.

Ни для чего более крупные боевые корабли в наши дни не нужны

Противовоздушная оборона соединений в открытых морских районах. Альфа и омега. От которых непосредственно зависит безопасность конвоев, плавучих аэродромов и кораблей десанта при передвижении по морским маршрутам. В зоне риска, где высока вероятность появления противника.

Фрегат пр. 22350 "Адмирал Горшков" — отечественный взгляд на корабль ПВО

ПВО — критически важная задача, для выполнения которой необходимы корабли класса «эсминец» и выше. Почему? Об этом будут рассказано чуть позднее.

И пусть термин «эскадренный миноносец» не вводит никого в заблуждение. Устаревшая классификация, реликт, сохранившийся с начала прошлого века. Традиционные слова «крейсер» и «эсминец» звучат привычнее и «сочнее», чем ракетный корабль ПВО океанской зоны. Хотя именно таким является любой современный эсминец или фрегат стран НАТО.

Эволюция корабельных радаров и ЗРК привела к появлению другой смежной задачи. Современные эсминцы могут быть использованы для обеспечения противоракетной обороны на стратегических направлениях и для прикрытия театров военных действий от боеголовок баллистических ракет. Благодаря мобильности морские СПРН могут быть выдвинуты на перехват в любую точку мира, а размещенные на их борту ракеты-перехватчики использованы для «снятия» вражеских спутников с околоземных орбит.


Головной крейсер "Тикондерога" создавался исключительно как корабль ПВО. Лишь появление универсальных УВП позже позволило превратить американские крейсеры в универсальные корабли. При этом их облик и состав радиолокационных средств по-прежнему направлен на выполнение приоритетной задачи — ПВО. В наши дни на первое место выходит BMD (Ballistic Missile Defence)

Обеспечением задач ПВО-ПРО продиктованы все размеры, особенности компоновки и внешний облик современных кораблей.

Современное оборудование и вооружение достаточно компактны, что позволяет разместить все системы в корпусе с относительно небольшим водоизмещением. Гораздо меньшим, чем у тяжелых крейсеров эпохи ВМВ (15-18 тыс. тонн) или советских РКР позднего периода холодной войны (11-12 тыс. тонн).

Тем не менее, создание океанского корабля ПВО размером с ракетный катер или корвет является невозможным. Не только из-за недостаточной автономности и мореходности этих посудин.

В силу своих размеров корвет не сможет обеспечить энергией радар с пиковой мощностью излучения в несколько мегаватт. Как сделает и невозможной установку антенн на достаточной высоте над уровнем моря.

Как показала практика, «золотой серединой» является корпус длиной 150 метров при полном водоизмещении 7-8 тыс. тонн. По современной классификации — скоромный эсминец или крупный фрегат.

Такие размеры позволяют:

а) свободно установить на борту полный комплекс средств для контроля воздушного пространства;

б) разместить полноценный боекомплект из нескольких десятков зенитных ракет большой и средней дальности;

в) обеспечить необходимую мощность ГЭУ и энергетические возможности эсминца;

г) обеспечить разумную универсальность корабля.

Разумная универсальность — это универсальная артиллерия, вертолеты, средства противолодочной обороны. Указанные размеры позволяют разместить на борту массу дополнительного вооружения без ущерба для выполнения основной задачи ПВО/ПРО.

Противолодочная оборона — сетевая задача. Она не решается одним эсминцем. Это целый комплекс специализированных средств в составе сотен самолетов противолодочной авиации, многоцелевых субмарин, систем гидроакустического контроля (SOSUS), в перспективе — автономных роботов-охотников за подлодками.

Впрочем, все это не отменяет возможности наличия на борту корабля ПВО полноценной гидроакустической станции — с возможностью обнаружения мин в толще воды. А также противолодочного вертолета и спектра противолодочного оружия: от малогабаритных торпед до нескольких ПЛУР в универсальных пусковых шахтах вместо части зенитного боекомплекта. Как уже говорилось выше, размеры позволяют разместить весь этот набор без ущерба для основной задачи.

Похожим образом обстоят дела с противокорабельными ракетами. Несколько малогабаритных ПКР в отдельных ПУ (например, Х-35 «Уран»), чтобы не выглядеть глупо при вооруженной провокации со стороны очередного турецкого фрегата. В идеале — возможность размещения на борту мощных и компактных ПКР в тех же ячейках универсальной УВП по образцу американской LRASM. Не факт, что это оружие когда-нибудь пригодится, но оставлять безоружным корабль стоимостью $2 млрд. выглядит слишком легкомысленным.

Универсальная артиллерия калибра 76—127 мм — для расстрела траулеров-нарушителей, вооруженных катеров террористов, добивания «подранков» и выполнения других, не слишком красивых, но подчас очень необходимых задач.

Вертолёт — универсальная техника. При проведении любых поисково-спасательных и противолодочных операций.

Зенитные средства самообороны — от высокотехнологичных «Палашей» и «Фаланксов» до десятков переносных ЗРК. Оружие «последнего рубежа».

Перспективные необитаемые подводные аппараты для обследования дна и проделывания проходов в минных полях.

Отряд морпехов. Их кубрик занимает совсем немного места, а польза от этих парней велика. Обеспечения безопасности самого корабля, как и возможность десантирования на захваченные суда и проведение других специальных операций.

Наконец, высокие энергетические возможности позволяют разместить на борту комплекс средств для ведения радиоэлектронной борьбы. Рекордсмены области РЭБ, американские эсминцы, способны «выжигать» головки самонаведения ракет с помощью станции AN/SLQ-32 с мощностью излучения в мегаватт!

Уже не говоря о целом наборе средств для постановки пассивных помех. В результате поразить такой эсминец гораздо сложнее, чем беззащитный катер или малый ракетный корабль.

Идеальный корабль

На практике идеальным воплощением указанных идей стал европейский проект «Горизонт». Десять самых современных надводных боевых кораблей:



Шесть эсминцев Королевских ВМС Великобритании (тип «Дэринг», вступили в строй в 2009-2013 гг.).

И их четыре «близнеца» — два фрегата-переростка ВМС Франции (тип Horizon, 2008-2009 гг.) и два фрегата ВМС Италии (Orizzonte, 2007-2009).

Здесь полностью электрическая трансмиссия, с минимальным уровнем шумов и вибраций для снижения внешнего акустического фона и облегчения работы собственной ГАС.

25-метровая башня с установленной на её вершине антенной РЛС слежения за горизонтом.

Великолепная связка из сантиметровой РЛС обнаружения низколетящих целей и могучего радара объёмного поиска (SAMPSON + S1850M у «британцев», EMPAR+S1850M у «итальянцев» и «французов»). С помощью этих двух радаров они способны рассмотреть летящего голубя в десятках километров от корабля, одновременно отслеживая перемещение спутников на околоземных орбитах.



У британских «Дэрингов» радар выполнен по технологии АФАР, до недавнего времени — единственный в мире корабль с таким радаром. Помимо поиска и сопровождения сотен целей, эта универсальная система одновременно используется для передачи команд автопилотам выпущенных зенитных ракет на маршевом участке полета.

Зенитный комплекс PAAMS, в котором используются ракеты с активным наведением. Этим была раз и навсегда решена проблема с дополнительными РЛС и необходимостью внешней «подсветки» целей на терминальном участке полета ЗУР.

Всем, кто заинтересовался возможностями «Горизонтов» и открыл «Википедию», в надежде узнать точные характеристики этих суперфрегатов, стоит учесть, что европейские корабли мирного времени конструктивно недогружены. К примеру, в носовой части «Дэринга» зарезервировано место еще под 16 ракетных шахт — SYLVER A70 или американской Mk.41.


"Дэринг" в Суэцком канале

Любопытно, что сами корпусные конструкции составляют лишь 5% стоимости такого корабля. Это меньше, чем общая стоимость зенитных ракет на его борту. Основная часть расходов — это НИОКР на создание уникальных радиоэлектронных средств и оружия, чьи возможности больше похожи на «чёрную магию», чем на реальные системы.

В заключение стоит отметить, что между таким кораблём ПВО и корветом/фрегатом с одними «Калибрами» лежит целая технологическая пропасть. Именно поэтому отечественные кораблестроители относительно быстро строят всевозможные МАК и даже перестраивают авианосец на экспорт, но до сих пор не смогли обозначить основные черты перспективного эсминца.
Автор: Олег Капцов

Категория: Новости МО и МВД РФ | Добавил: Ленпех (23.08.2016)
Просмотров: 389 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
Кто действительно защищает права военных пенсионеров?
Всего ответов: 126
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 61
Гостей: 60
Пользователей: 1
Питерский