12:49
Среда, 15.08.2018
Главная » Статьи » Новости МО и МВД РФ и мира

Уходи в облака…

За героизм, мужество и отвагу, проявленные при исполнении воинского долга, майору Роману Филипову посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации

При выполнении задания командования пилот был сбит в небе над Идлибом, до последнего пытался удержать свой Су-25СМ в воздухе, после чего катапультировался и уже на земле вступил в неравный бой с террористами. Будучи тяжело раненным, но не желая попасть в руки врага, офицер подорвал себя гранатой.

УКАЗ
ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О присвоении звания Героя Российской Федерации майору Филипову Р.Н.

За героизм, мужество и отвагу, проявленные при исполнении воинского долга, присвоить звание ГЕРОЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ майору ФИЛИПОВУ Роману Николаевичу (посмертно).

Президент
Российской Федерации В. Путин
Москва, Кремль 6 февраля 2018 года № 55

УДАР НА ВИРАЖЕ
– Голос у него не дрогнул, когда я предупредил: «По тебе работают! Выводи! Тангаж, тангаж! Маневрируй!»
– Да, вижу! – ответил ведущий.
А потом так спокойно, словно это было сказано о чём-то обыденном и второстепенном:
– В меня попали…
И следом:
– Хорошо попали…
– Пожар правого…
– Тяну на юг…
– И левый становится…
И секунд через двадцать – крайнее:
– Вызывай ПСО…
– А что было дальше? – ведомый командира звена штурмовиков Су-25СМ замолчал. А потом, посмотрев мне в глаза, продолжил:
– А дальше были крайние слова: «Уходи в облака». Конечно, я не ушёл. Бросить командира – последнее дело. Казалось бы, облёт зоны деэскалации – задача привычная. Да, она тоже боевая. И вылет этот был боевым. А разве иначе могло быть в воюющей стране, особенно в такой неспокойной провинции, как Идлиб? Совместной российско-турецкой комиссией по рассмотрению вопросов, связанных с фактами нарушений режима прекращения боевых действий, регулярно фиксируются случаи беспорядочной стрельбы из миномётов и стрелкового вооружения в провинции, и именно в районах, подконтрольных боевикам террористической группировки «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в России).

– Когда ПЗРК сработал по машине командира, все условности были отброшены, – продолжал рассказ лётчик. – Я всегда прикрывал командира в воздухе, надо было это сделать и на земле, когда он уже принял бой. Остался в этом районе и выполнил несколько атак, отработал по машинам, которые приближались к оливковой роще, где был Роман. Уничтожил два автомобиля. В то же время продолжал передавать на КП координаты, вызывал поисково-спасательную службу. Место приземления командира я видел, но самого боя – нет, были сумерки… Уходить пришлось с аварийным остатком топлива, хватавшим только дотянуть до аэродрома…

Командир звена штурмовиков Су-25 майор Роман Филипов уничтожал террористов, выполняя боевые задачи в небе Сирии. А свой последний бой принял на земле. Он погиб как настоящий герой. Впрочем, он и был героем, им и останется теперь навечно. Честь офицера и мужчины, мужество и отвага русского человека, самопожертвование патриота – это те яркие качества характера, о которых вспоминают сегодня его боевые друзья.

– Да, так и не написали мы с вами в газету о майоре Романе Филипове, – грустно сказал мне заместитель командира воинской части по работе с личным составом, зайдя утром в кунг машины, где находится редакция.
Командиры всегда советуют рассказать о лучших. Но у лётчиков такая напряжённая работа, что встретиться и побеседовать с кем-то очень сложно. До четырёх боевых вылетов за лётную смену, как это было в активную фазу, – норма.

А ведь я мог бы встретиться с майором Романом Филиповым. И именно в тот самый день. Проходил мимо их расположения и вспомнил, что давно собираюсь написать о лётчиках-штурмовиках Су-25СМ. Скорее всего, знакомился бы именно с Романом Николаевичем, как с командиром звена. И беседовали бы мы с ним наверняка. Но в тот раз машины готовили к вылету, поэтому решил: «Зайду в следующий раз». Ближе к вечеру. А вечером майор Филипов погиб в неравном бою в провинции Идлиб. И довелось мне побывать в расположении звена только спустя два дня…

Не скажу, что сразу же встретили приветливо. Не каждого журналиста принимают пилоты. «Что там ваша братия пишет? Читаешь вот и диву даёшься». Я сразу уточнил, что же так не понравилось лётчикам в публикациях, и тут же от сердца отлегло. «Это не по части профессиональной военной журналистики», – ответил им, и они со мной согласились.

– Каким был Роман Николаевич? Да мировым парнем он был! Лётчиком от Бога. Никто никогда не слышал, чтобы он на кого-то голос повышал. И отец у него офицер, и сам Роман Николаевич имел чёткое понятие об офицерской чести. С такими, как он, всегда легко, надёжно и прочно. Если он сказал – значит, всё будет сделано. А если его попросили помочь, посодействовать, походатайствовать, все вопросы непременно будут решены. И точка.
– Да, он не делил нас на технарей и на летающих, – рассказал один из военнослужащих инженерно-авиационной службы. – Бывало, прилетаем на аэродром, а там только что закончились бои. Как, например, в Дейр-эз-Зоре. Где-то затаились, развели костёр, чтобы приготовить горячую пищу. И потом все вместе поужинали. Вместе, без разницы – наземный ты состав или лётный… И командир конечно же был с нами.

– Да, настоящий был офицер, – подтвердил начальник ИАС. – Бывало, наводим на своей территории порядок или делаем перестановку. Смотрю, а Роман Николаевич уже несёт брусья, которые надо убрать. «Зачем, командир? Мы тут сами». А он просто усмехнётся или отшутится. А потом ещё поможет набить землёй габионы или доставить к самолёту ракеты, зарядить их. Он не был белоручкой.

– Занимался ли спортом? Занимался, как все. Но больше всего любил рыбалку, – добавил один из пилотов.
Прошу офицеров звена подробнее рассказать об их командире.
– Роман Николаевич окончил Краснодарское высшее военное авиационное училище лётчиков имени Героя Советского Союза А.К. Серова, – вспоминают бывшие подчинённые погибшего офицера. – Ему было 33 года…
– Возраст Иисуса Христа, – эхом отозвались слова одного из пилотов.

Сказал он известную фразу, видно, чисто машинально. Но смысл такие слова в данной ситуации приобрели особенный. Настоящий мужчина, переступая этот жизненный порог, должен совершить что-то значимое. И майор Роман Филипов совершил. Совершил подвиг. И святость этого подвига, венчающего выполненный до конца воинский долг, самопожертвование ради своего Отечества – останутся в памяти навечно.
– Военный лётчик первого квалификационного разряда, – рассказывает его ведомый. – Налёт – 1300 часов. Около 80 боевых вылетов. В 2013 году на соревнованиях «Авиадартс» занял второе место. В Сирии это была уже его вторая командировка. Первая – когда ещё освобождали Пальмиру. Вот тогда пришлось поработать нашему командиру. Бывало, по нашим штурмовикам террористы били из зенитных установок с пяти точек одновременно. Вы видели, как работают Су-25 – парой. Вот посмотрите, здесь у нас записаны результаты боевых вылетов. Это когда ещё не закончилась активная фаза операции в Сирии. За смену – четыре вылета. Первый: уничтожены пикап («джихад-мобиль») и грузовик, второй – пикап и грузовик с зенитной установкой в кузове. Третий и четвёртый вылеты – три пикапа и грузовик, два пикапа и палатка с боевиками в опорном пункте.

– А как обычно работает пара Су-25? – задаю очередной вопрос.
– Каждый страхует друг друга. Ведомый не просто «висит», порой он видит даже больше, чем ведущий. И это понятно. Обычно все события развиваются таким образом: выходим парой в район поиска, затем – «роспуск» пары на увеличенные интервалы и дистанции для взаимного прикрытия. И тут же приступаем к работе. Работаем по одному, по очереди. Ведущий наносит удар, а я «стою» на образующей круга и контролирую всю обстановку. При обнаружении противодействия ПВО террористов предупреждаю командира об этом и самостоятельно подавляю обнаруженную огневую точку. А потом всё наоборот: работаю я, а контролирует командир. Наши Су-25 ещё в Афганистане стали легендой. Так что опыт накоплен большой. Его использование не раз помогло нам здесь, в Сирии.
– Какими качествами должен обладать пилот штурмовика?
– Он должен иметь железную волю и такую же выдержку. В нашей профессии никогда и ни в чём нельзя допускать слабины. И её не допускает никто. Пример тому – наш командир майор Роман Николаевич Филипов…

Разговор постепенно подошёл к концу. И не потому, что всё было сказано. Просто начали поступать команды, и мои собеседники, извинившись, стали покидать помещение. Я подошёл к портрету погибшего офицера. На нашей авиабазе, как известно, сухой закон. Но фронтовые сто грамм были по традиции налиты в стакан, прикрытый кусочком хлеба. Я хотел сфотографировать у штурмовика Су-25 боевых друзей погибшего командира-героя. Они были не против. Но тут один узнал, что ему предстоит боевой вылет, а потом – второй… Пришлось мне сфотографировать сам штурмовик. На этой машине тоже совершал боевые вылеты погибший командир. Сегодня этот Су-25СМ летать не будет. А завтра поступит приказ, и кто-то из подчинённых Героя поднимется на нём в сирийское небо и продолжит выполнение специальных задач так же, как выполнял их командир, – мужественно, отважно и самоотверженно.

БЫЛ НАСТОЯЩИМ ДРУГОМ
17-07-02-18«Его гибель – тяжёлая утрата для Воздушно-космических сил, для всех тех, для кого он был настоящим боевым товарищем, наставником и образцом для подражания», – отметил главнокомандующий ВКС России Герой Российской Федерации генерал-полковник Сергей Суровикин. Главком подчеркнул, что майор Филипов был грамотным и решительным лётчиком-штурмовиком, пользовался авторитетом у подчинённых и командования.
Окончив обучение в Краснодарском высшем военном авиационном училище лётчиков, точнее, его филиале в Борисоглебске, лейтенант Роман Филипов прибыл по распределению в авиаполк на территории Амурской области. То было не лучшее для военной авиации время. За первые два месяца молодой пилот ни разу не поднялся в небо. Редкими были полёты и на новом месте службы – в Приморье, куда вскоре перевели офицера. Но Роман и в этой ситуации жил мыслями о новых высотах.

– В 2007 году, когда старший лётчик Филипов осваивал самолёт Су-25 уже в нашей части, я учился в академии, – вспоминает командир штурмового авиационного полка «Нормандия–Неман», дислоцированного в Черниговке, полковник Юрий Плаксин. – По отзывам сослуживцев, Роман Николаевич отличался позитивной мотивацией, хорошим настроем на военную службу.

Годом позже полковнику Плаксину удалось убедиться в этом уже лично, когда он возглавил эскадрилью, в составе которой оказался этот офицер. Роман оказался не из тех, кого нужно было опекать, направлять энергию в нужное русло. У молодого лётчика, сына офицера-авиатора, ощущалось здоровое стремление к совершенствованию в профессии, к росту карьеры.
– Его приоритетом было становление как лётчика-штурмовика, – вспоминает Юрий Плаксин. – Мы всегда были готовы, что называется, подставить плечо Роману, но этого не требовалось. Имея хороший багаж знаний, он целенаправленно шёл вперёд. У нас ведь основной способ подготовки – самостоятельная работа. Лётчик, зная задачи, которые ему ставит командир, сам подбирает, изучает необходимый материал, а уже потом оттачивает на практике. Наш Рома Филипов был в этом на высоте и зачастую сам выполнял роль наставника среди бывалых пилотов.

Спустя пять лет капитан Филипов возглавил звено штурмовиков Су-25. Тогда же первым из черниговского авиаполка он участвовал во Всеармейском конкурсе профессионального мастерства «Авиадартс-2013» и в паре с товарищем завоевал почётное второе место. А ещё через год получил должность заместителя командира авиаэскадрильи. В том же году на перспективного офицера начали оформлять документы для поступления в академию.

Все офицеры, с кем мне довелось общаться в полку, отмечали отзывчивость, особую душевность и безконфликтность Романа Николаевича. Умение совместно с командиром так организовать деятельность эскадрильи, что она и сегодня занимает лидирующее положение в полку. Это и многое другое делало его душой офицерского коллектива. Обычно в военной среде не редкость крепкое выражение начальника. Но это не про него. Майор Филипов в службе проявлял истинную доброту, никогда не грубил в адрес подчинённых или сослуживцев.
– Понимаете, никогда не было такого, чтобы он повышал голос на человека, тем не менее люди, которым он ставил задачу, выполняли её точно и в срок, – говорит один из офицеров эскадрильи. – А как внимательно он относился к молодым лётчикам, когда, будучи инструктором, ставил их на крыло! Мы и сами не раз летали с ним в этой роли, а позже работали в парах на учениях, в боевой обстановке, и можем сказать только одно: это настоящий ас лётного дела, Человек с большой буквы.

Такие люди укрепляют стержень коллектива. Сослуживцы тепло вспоминают совместные выезды с семьями в дни отдыха на природу, куда-нибудь к озеру Ханка или морю. Вспоминают, с какой нежностью Роман относился к своей жене Ольге, когда-то поменявшей ради мужа город Борисоглебск на отдалённый дальневосточный гарнизон, к дочурке Лере, ожидавшей его вечерами. Как он любил в редкие часы досуга порыбачить или зимой на лыжах махануть в Арсеньев на горнолыжную трассу. До окончания командировки у него оставались считаные дни.
– Мы уверены, что командование по достоинству оценит действия нашего боевого товарища, – говорит полковник Плаксин. – В свою очередь я уже вышел с ходатайством о присвоении имени майора Романа Филипова одному из самолётов Су-25СМ из состава первой эскадрильи нашего полка. Того самого, на котором он летал. Считаю, что выполнить полёт на этом штурмовике будет большой честью для любого лётчика: от лейтенанта до генерала. Мы же полетим вместе с Ромой.

– Роман был первоклассным штурмовиком, – рассказывает однокашник погибшего офицера по военному вузу майор Александр Зубарев, ныне заместитель командира учебной авиационной эскадрильи Як-130 Борисоглебской учебной авиационной базы военного учебно-научного центра ВВС «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина».

– Мало того, что мы вместе учились – мы с ним земляки. Поступали вместе, родители друг друга знают. За всё то время, что я его знал, для меня он был надёжным, настоящим другом, на которого можно положиться: всегда поддержит, никогда ни в чём не откажет. Вообще, он такой капитальный был – это первое, что его выделяло. С момента поступления времени прошло много, а он не изменился. Весёлый был, но никогда ни над кем не издевался, и к нему все относились с уважением.

Никто его в лётное училище идти не заставлял, сам спокойно осваивался. Семья у них простая, отец – на тот момент уже офицер запаса, если не ошибаюсь, штурманом на Су-24 был. А вот Николаич из общей массы выделялся тем, что схватывал быстрее других, на лету, можно сказать. Но впереди никогда не бежал, спокойно шёл и добивался своей цели. Серьёзный парень был, целеустремлённый.

Уже на 5-м курсе мы вместе с ним летали на Су-25 здесь, в Борисоглебске. На штурмовики отбирали тех, кто был нацелен, кто хотел летать. Лётчик-штурмовик должен уметь быстро принимать решение, потому что в кабине находится один. Помимо этого, лётчик непосредственно работает на поле боя – это его предназначение. Поэтому каждый из нас знал, что есть риск.

В те непростые для авиации годы мало кого можно было удержать в строю. Оставались чистые энтузиасты. Всего 8 человек из 35 после выпуска пошли по профилю. Хотя на то время мы все были сильные, потому как на боевые самолёты середнячков не берут. Роман был очень рад, что попал по распределению на Дальний Восток, в Черниговку на Су-25. Он был не простым лётчиком. Первый класс просто так не дают. У него был не один десяток боевых вылетов за плечами. Уверен, пуск ракеты из ПЗРК он бы засёк, значит, стреляли в заднюю часть. Как будто специально было подстроено: разведка, ПЗРК, вся эта видеосъёмка...

ПРЕЗРЕВШИЙ ОПАСНОСТЬ
3 2018-02-06«Своим поистине героическим поступком русский офицер доказал, что интересы Родины и верность долгу для него были превыше всего. Подвиг, совершённый Романом Николаевичем в последнем неравном бою, навсегда останется в нашей памяти. Искренне разделяю горечь невосполнимой утраты. Сил, стойкости вам в эти скорбные дни». Такими словами временно исполняющий обязанности губернатора Воронежской области Александр Гусев выразил соболезнование родным и близким погибшего.

Как стало известно накануне, российской военной разведкой во взаимодействии с турецкими коллегами тело офицера возвращено в Россию. Церемония погребения по желанию семьи и родителей лётчика состоится 8 февраля в Воронеже – с отданием всех установленных воинских почестей.

В этом городе Роман окончил среднюю школу. Её директор, Галина Клепикова, отмечает, что учился паренёк в основном на четыре и пять, причём пятёрок было большинство. «Голубоглазый, светленький такой, – вспоминает педагог. – Всегда подтянутый, скромный, опрятный. Увлекался спортом. И очень мечтал стать лётчиком».
По информации руководителя учебного заведения, педагогический коллектив планирует выйти с ходатайством к местным властям о том, чтобы школу, где учился герой, назвали его именем. Улицы имени Романа Филипова появятся в Воронеже, Приморье, в Калининграде – власти на местах уже откликнулись на такое предложение жителей этих регионов. В Москве к зданию Минобороны России на Фрунзенской набережной горожане несут цветы, зажигают свечи. Памятные акции прошли и в других городах страны, где отдали дань искреннего уважения подвигу российского офицера, военного лётчика майора Романа Филипова.

– Курсантом он мне хорошо запомнился, а разговоры у нас касались не только учебного предмета, но часто входили в русло «за жизнь», – вспоминает старший преподаватель кафедры тактики факультета фронтовой бомбардировочной и штурмовой авиации Краснодарского высшего военного авиационного училища лётчиков подполковник запаса Юрий Губин. – С их учебной группой я проводил занятия по авиационному вооружению и боевому применению Су-25. Преподавателю довольно быстро становится ясно, кто из курсантов просто отбывает номер на занятиях, а у кого – живой и глубокий интерес к будущей профессии. Филипова безусловно можно было отнести ко второй категории. Его интересы и любознательность очень часто выходили за рамки стандартной учебной программы.

Может быть, внешности он был не богатырской: обычного телосложения, невысокого роста, но чувствовалась в парне какая-то основательность характера. Если что-то не усвоил с первого раза – обязательно задаст вопрос, по которому видно, что он над ним задумался самым серьёзным образом. И вообще к учебным предметам нашей кафедры у Романа было отношение, я бы сказал, неформальное. Его можно было встретить в учебных классах и у стендов с оборудованием после плановых занятий.

За консультациями при подготовке к контрольным занятиям и курсовым работам он обращался ко многим преподавателям кафедры. Старался проникнуть в суть изучаемого вопроса. Помню, какое огромное количество справочно-методического материала Роман перелопатил в процессе работы над дипломной работой по теме нашей кафедры. И в самой этой работе был виден глубокий профессиональный интерес к тактике и методам боевого применения Су-25.

Выделяла Романа Филипова в курсантской среде и такая его черта характера, как добродушие. Не раз можно было увидеть, как он на учебных пособиях что-то пояснял кому-то из своих однокашников. Помню, даже подумалось, что из него мог бы со временем получиться неплохой преподаватель. Но судьба распорядилась по-иному – он стал боевым лётчиком-штурмовиком. У нас на факультете принято держать в поле зрения службу выпускников. Мне довелось курировать их учебную группу, поэтому я знал: Роман Филипов по распределению попал на Дальний Восток и весьма уверенно проходил становление военного лётчика-штурмовика. Он стал настоящим героем своего времени.

...На протяжении всей своей истории у Российской армии всегда были и есть настоящие Герои. Те, для кого честь и совесть превыше всего, кому слова воинской присяги – не пустые фразы, кто готов отдать жизнь «за други своя». Сколько раз хвалёные заокеанские «рейнджеры» пасовали, оказавшись лицом к лицу с опасностью. У нас же было и остаётся, что и один в поле воин, если этот воин – русский солдат. Так было и во время Отечественной войны 1812 года, и в годы Великой Отечественной войны, и при выполнении боевых задач в Афганистане и на Северном Кавказе.

В Тель-Дебесе, попав в смертельный переплёт, майор Роман Филипов не испугался, не запросил пощады. Отстреливался до последнего из своего штатного АПС, хотя силы были явно неравными – один против десятков головорезов. И когда понял, что исход боя предрешён, принял решение не сдаваться врагам, не позволить им взять себя живым. Он принял смерть, как настоящий солдат – с оружием в руках, оставшись непобеждённым.
На таких, как Роман Филипов, на таких силе духа, мужестве всегда будет держаться русское воинство. Через поколения имя этого российского офицера останется символом несгибаемой стойкости и бесстрашия, преданности воинскому долгу. Презревший опасность, выполнивший воинский долг до конца. Таким он останется в нашей памяти.

Подготовили
Александр КОЛОТИЛО
Константин ЛОБКОВ
Александр АЛЕКСАНДРОВ
Владимир СОСНИЦКИЙ
Дмитрий СЕМЁНОВ

Авиабаза Хмеймим, Воронеж,
Москва, Приморье,
Краснодарский край


Источник

Категория: Новости МО и МВД РФ и мира | Добавил: Ленпех (07.02.2018)
Просмотров: 628 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
+1   Спам
742 07.02.2018 14:41
Вечная слава! Спасибо родителям,за сына-героя! Соболезнование,родным и близким!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Опрос
Надо ли повышать пенсионный возраст:
Всего ответов: 956
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 42
Гостей: 41
Пользователей: 1
Людмила