14:39
Среда, 23.08.2017
Главная » Статьи » Новости МО и МВД РФ и мира

Нужен ли России гражданский министр обороны
Полковник_Баранец

Аватар Полковник_Баранец
Стенограмма "Военного ревю"
Министр обороны РФ Анатолий Сердюков и один из его заместителей Татьяна Шевцова – оба экономисты
Министр обороны РФ Анатолий Сердюков и один из его заместителей Татьяна Шевцова – оба экономисты
В прямом эфир радио КП военный обозреватель «Комсомольской правды» полковник Виктор Баранец и военный эксперт полковник Михаил Тимошенко разбирают самые насущные проблемы нашей армии.

Баранец:

- За последнюю неделю накопилось очень много интереснейших военных вопросов. И сейчас мы с Михаилом Тимошенко предложим вам небольшое наше военное радиоменю. Я начну с того, что поступило сразу несколько писем от кадровых военных, от запасников. По-прежнему муссируется вопрос, какой министр обороны нам нужен и нужен ли нам гражданский министр обороны.

Тимошенко:

- Гражданский министр нам остро нужен. Я подумал, как хорошо, что госпожа Шевцова не ушла на Росалкогольрегулирование. Потому что если бы ее назначили министром обороны…

Баранец:

- Может быть, она бы там себя нашла?

Тимошенко:

- Она что, думаешь, пьющая, что ли?

Баранец:

- Нет, я думаю о другом. Там хорошие финансовые потоки.

Тимошенко:

- А здесь плохие? В Росалкогольрегулировании такого не будет никогда.

Баранец:

- С жильем у нас гораздо острее проблемы, чем с алкоголем.

Тимошенко:

- Но зато какой красивый у нас был бы министр. Девушка, которая пришла из налоговой службы, это значит, что в школе она хорошо училась по точным предметам.

Баранец:

- И что тебя заставило сделать такие выводы?

Тимошенко:

- Как что? Она цифирь знает в пределах четырех действий.

Баранец:

- Она же налоги собирала.

Тимошенко:

- А я тебе про что? У нас ведь далеко не все с арифметикой в ладах, а с химией и подавно. Вот она, может быть, занялась проблемой «Нерпы». Потому что кто-то же пытался лодку утопить. А наши юристы теперь утверждают, что якобы фреон вытесняет из отсека кислород. Из герметизированного отсека что можно вытеснить-то?

Баранец:

- Я бы хотел сказать, что госпожа Шевцова, когда Путин устраивал разгон по жилью, почему-то не явилась на это заседание.

Тимошенко:

- А вдруг бы она там услышала деревянные слова, от которых багровеют нежные женские ушки. Зато у нас есть замечательная инициатива бывшего спецпропагандиста господина Клинцевича – налог 13-процентный на откуп от военной службы.

Баранец:

- К концу этого месяца принимается атомная подводная лодка «Юрий Долгорукий» без «Булавы». То есть 16 шахт будут пустые, но лодку ставят в боевой строй. Как вам это?

Тимошенко:

- Объяснить это невозможно никаким способом. Потому что лодка – носитель стратегического ядерного оружия без ракет это просто пустая труба.

Баранец:

- А американцы же не знают, есть у нас там ракеты или нет.

Тимошенко:

- Американцы не знают? Это у нас кто-нибудь в правительстве может не знать, а американцы-то знают точно.

Как-то так мимо меня прошло. Господин Шаманов погоны надел?

Баранец:

- Надел. Уже генерал-полковник.

Тимошенко:

- А кто вручил?

Баранец:

- Замминистра обороны Паньков.

Тимошенко:

- А что это министр лично застеснялся?

Баранец:

- А он даже не знал о существовании указа президента до последнего момента. Это для него было полной неожиданностью. И начальник Генерального штаба тоже не знал.

Сегодня в Общественной палате, в комиссии по национальной обороне состоялись слушания по новому закону о гособоронзаказе.

Тимошенко:

- В чем суть-то?

Баранец:

- Разрабатывают новый закон и никак не придут к единственному мнению, по каким параметрам надо оценивать исполнение гособоронзаказа. Опять бардак, опять аморфные условия. Я доволен только одним. Я задал вопрос одному академику, специалисту по военному комплексу: «Вы ведаете ракетным комплексом, вы когда-то служили в Ракетных войсках. Скажите, как так получилось, что стратегический завод, единственный в России, который делает ракеты, исключен из списка стратегических?» Как думаешь, какой был ответ?

Тимошенко:

- Не представляю даже, что может ответить академик.

Баранец:

- «Без комментариев».

Тимошенко:

- Теперь у нас заводов два.

Баранец:

- Ты имеешь в виду ракетных?

Тимошенко:

- Да. Это Воткинский завод и Красноярский машиностроительный. Вот эти зависть и разложение, рэкет и вымогательство, которые порождены 400-м приказом, они с последним нашим приказом о денежном довольствии исчезнут?

Баранец:

- Да. Лафа закончилась 31 декабря, денег больше нет, сейчас выдумывают какие-то гранты.

Тимошенко:

- Какие такие гранты?

Баранец:

- Лучшей части и лучшему специалисту. Пока такие вот проекты.

Тимошенко:

- Лучшая часть может быть одна на все Вооруженные силы. Лучший специалист может быть один на все Вооруженные силы. Это один подход. Другой подход какой? В каждом виде, роде одна часть, один специалист. Я считаю, честный подход был бы какой? Все сдали итоговые проверки. Лучшая рота получилась там, где лучший взвод, где лучшая рота, там лучший батальон. Ну и, конечно, не обнесли комбрига. Вот четыре человека.

Звонок, Андрей:

- Вы подняли вопрос про подводную лодку. Знаете, я в таком легком шоке нахожусь. Зачем нужна такая лодка без ракет? Насколько я помню, там еще и ракеты не очень хорошо летают, именно этой системы «Булава», и падают куда-то. Что-то невероятное с нашей армией творится. Я служил только срочную службу, но то, что я сейчас вижу… У меня отец – военнослужащий, полковник был. Я воинскую службу с детства вижу по гарнизонам. Но то, что сейчас происходит, я этого даже понять не могу.

Тимошенко:

- Андрей, это невозможно понять, если вы не находитесь на госслужбе.

Звонок, Валерий:

- Я тоже из Твери, и у меня тоже отец был военный, и я тоже был по гарнизонам, и служил я тоже только срочную. Я хочу сказать следующее. Мне, честно говоря, больно и обидно за то, что наша армия закончилась, когда пришел последний министр. Я, конечно, не буду ругаться нецензурной бранью, но очень хочется сказать все, что накипело на душе, про этого человека и его ближайшего приспешника. Во-первых, мне очень не нравится какое-то огульное, беспардонное разбазаривание земель армейских.

Баранец:

- Это важнейший государственный вопрос.

Валерий:

- Уничтожение (я по-другому не могу сказать) военных городков, в которые вбуханы были огромнейшие деньги, уничтожение академий, при помощи которых государство получало (в том числе и в Твери единственная уникальная академия Космических войск) твердую валюту. И самый последний перл – это этот идиотский закон об этих 13%. Это такой маразм. Сегодня я слышал обсуждение его. Я полностью присоединяюсь к вам, Виктор Николаевич. Это бред сумасшедшего, белая горячка.

Звонок, Сергей:

- Я думаю, что когда вы говорите, что не понимаете, что происходит, наверное, вы немножко лукавите. Потому что если вы вспомните постановление и протокол, приложенный к постановлению, 2007 года, проведенный через Думу, то, наверное, все станет ясно. Я могу напомнить, о чем он. Решение о пребывание войск НАТО на территории России в случае народных волнений. А почему, собственно, этот вопрос замалчивается и в этом ключе не рассматривается вообще?

Баранец:

- Вы читали этот закон в «Российской газете»?

Сергей:

- Нет, не читал.

Баранец:

- Завтра я вам напишу о дислокации войск НАТО в Кремле и выставлю в интернете. И завтра вы будете мне звонить и говорить: Виктор Николаевич, почему вы не говорите об этом законе? Уже весь интернет перемолол этот закон, и никто не может его найти.

Михаил, что ты думаешь по поводу этого серьезного заявления товарища?

Тимошенко:

- У людей мозги забиты с помощью всяких наших думских мудрецов черт знает чем. Это, кстати, результат того, что Дума – не место для дискуссий. Они там то законом о пчеловодстве занимаются, то теперь об этих 13%. Ну бред же. И никто их в результате не уважает, а они обижаются и говорят, что нашу партию всерьез не воспринимают, Думу рассматривают как придаток администрации президента. Вы займитесь делом каким-нибудь.

Баранец:

- А учитывали многие, что этот указ так называемый, если бы он существовал, была бы, наверное, какая-то ксерокопия.

Тимошенко:

- Я думаю, человеку надо сделать следующее. Тупо забить в окошечко поисковика «Государственная Дума, постановление, закон, протокол, голосование, войска НАТО, территория РФ» и посмотреть, что вывалится в ответ.

Звонок, Владимир:

- У нас во дворе находится воинская часть. С утра до вечера бьют в барабаны. Жить невозможно. Как от нее избавиться?

Баранец:

- Это в каком городе?

Владимир:

- Город Владимир, Суздальский проспект, дом 21.

Тимошенко:

- Докладываю вам. Во дворе моего дома нет воинской части. Прямо напротив моего дома станция метро. Так вот, дудари и барабанщики собираются там с утра и молотят. Избавиться совершенно невозможно. Милиция даже не приезжает.

Баранец:

- А давно эта воинская часть у вас под балконом?

Владимир:

- Давно, конечно. Знаете, хочется отдохнуть, а они барабанят, говорят: нам положено. А нам жить положено или не положено?

Тимошенко:

- Я думаю, радоваться надо, что там не занимаются утилизацией боеприпасов. А могли бы.

Звонок, Валерий:

- От 2007 года существует два федеральных закона под номером 99. Так вот, один из этих двух законов как раз и гласит о размещении ограниченного контингента войск НАТО на территории РФ.

Баранец:

- Вы в «Российской газете» его видели?

Валерий:

- Нет, я его прочитал в КОБе (концепция общественной безопасности) о его существовании.

Баранец:

- Если вы внимательно следите за дискуссией вокруг этого указа или закона, давайте так договоримся. У вас есть телефон, у меня есть телефон, есть компьютер. Давайте зайдем, поищем, давайте в «Российской газете» поищем и возвратимся к этому разговору через неделю.

Тимошенко:

- Человек что-то нашел. Давайте проверим. А то ведь из-за Ульяновска столько шума поднялось, а там ни один самолет не взлетал. А уж тут-то из-за этого…

Звонок, Павел:

- Я хочу поблагодарить через эфир президента страны Владимира Владимировича Путина, что он нашел смелость и встретился с родителями погибших псковских десантников. И мне это очень понравилось. Молодец президент.

Баранец:

- Вы же не забывайте, что Путин ездил и на открытие памятника этим десантникам.

Павел:

- Вот это я и хотел сказать. А вообще в армии творится бардак, и обороноспособность близится к нулю.

Баранец:

- Спасибо.

Тимошенко:

- Хотел бы я посмотреть на Николая Егоровича Макарова, которому бы это сказал гражданин страны, налогоплательщик. Армия существует на деньги налогоплательщиков. Надо же отвечать за то, куда ты эти деньги засунул. Мы с тобой полгода бились и говорили: ребята, скажите честно, сколько у нас в армии штыков? Ты помнишь того замечательного полковника из ГОУ, который сразу увеличился в объеме в два раза и говорил: это секретные данные?

Баранец:

- Сколько у нас штыков в армии? 670?

Тимошенко:

- Не хватает четверти.

Баранец:

- 333 тысячи не хватает. У нас армия не миллионная. Это не новая мысль. Но почему молчат?

Тимошенко:

- А деньги куда деваются?

Баранец:

- А у меня другой вопрос. Я, например, зверею оттого, что есть Указ президента, который четко определяет численность Вооруженных сил. И нет указа, который отменял бы эту численность.

Тимошенко:

- Значит, президентский указ не выполнен?

Баранец:

- Он нарушен. Это же не недовесить 10 кг картошки на челябинском базаре. Это же армия, это государственная проблема.

Тимошенко:

- Ты понимаешь, Владимир Владимирович сказал, что вешать – это не наш метод.

Баранец:

- Не вешать, а сажать на кол.

Тимошенко:

- Я не представляю себе, чтобы кто-нибудь в этой стране, где существует пресловутая, всеми оплеванная вертикаль власти, не выполнил президентский указ и продолжал бы благостно существовать, вполне благополучно.

Звонок, Сергей:

- Служил я срочную службу давно, в 80-е годы, в Германии. Был я поваром. Проходили у нас учения – батальонные, полковые, дивизионные. За трое суток мы посетили 4 полигона. И везде было горячее питание. Вот с нововведением, что повара будут теперь у нас гражданские, хотелось бы посмотреть, как это будет выглядеть, что за трое суток посетить в Германии 4 полигона и чтобы везде было горячее питание.

Тимошенко:

- Получается по-разному. Вот 2010 год, учения «Восток». Офицеры покупали за свой счет «Доширак» для своих солдат. Вот такой аутсорсинг. Что будет дальше, непонятно. Что сейчас творится, например, на полигонах, где происходит утилизация боеприпасов? Если верить тому, что бродит на сайтах в интернете, - пишут правдоподобно, выглядит безобразно.

Баранец:

- И какой на полигонах аутсорсинг?

Тимошенко:

- Никакого сейчас аутсорсинга у них нет, у тех, кто занят ликвидацией.

Баранец:

- А кто готовит пищу на полигоне?

Тимошенко:

- А ты разве не знаешь? Наш тыловой бог товарищ Булгаков говорил, что специально обученные военные повара существуют, никто их не разогнал.

Баранец:

- Внештатные?

Тимошенко:

- А черт его разберет. Как же теперь получается, повар-автоматчик, что ли?

Звонок, Юрий:

- Очень часто на радио приглашаются честные, приятные, удивительные люди. Вопрос такого плана. Может быть, стоит уже собраться, пойти, прикинуться дурачком, во власть (я имею в виду правящую партию).

Баранец:

- Кому, мне и Тимошенко, что ли?

Юрий:

- Я считаю, что всем. В том числе и вам неплохо было бы, если вы хотите для Родины что-то сделать такое.

Баранец:

- Мы военные люди, мы вне политики.

Юрий:

- А как же она без нас, Родина-то?

Баранец:

- Мы всегда с Родиной, но армия вне политики.

Тимошенко:

- А что, во власть сходить – это обязательно надо в политике участвовать?

Баранец:

- И чтобы Родину любить, разве нельзя без партии?

Юрий:

- Но она же разваливается без нас.

Баранец:

- Разваливается, может быть, государство, а Родина никогда не развалится, даже в любые годы смуты.

Звонок, Юрий Николаевич:

- Я по поводу аутсорсинга. Где я служил на объекте, куда ни посмотри, стояли таблички: «сделано в единственном экземпляре». И что теперь?

Баранец:

- Солдаты же не едят таблички.

Юрий Николаевич:

- Таблички на оборудовании. И что, теперь бабушки из соседнего поселка будут убираться и стирать пыль с этих изделий?

Тимошенко:

- Это же техническая территория, как я понимаю.

Баранец:

- И в казарме бабушки и тети уже убираются, и плац метут.

Тимошенко:

- Я думаю, что Юрий Николаевич путает жилую казарменную зону или админгородок с технической территорией.

Звонок, Василий:

- Василий, город Тверь. Главный результат реформы Анатолия Эдуардовича Сердюкова, я считаю, в том, что он поломал традиции, систему строительства армии, и армией стали командовать деньги. Они стали главным лицом в подготовке и службе.

Баранец:

- И это национальная идея армии.

Василий:

- Служба стала работой: плати – буду делать. Можно купить оружие, можно научить людей, а вот сознание надо воспитывать.

Тимошенко:

- Вот и возникает вопрос. Если незачем умирать, зачем жить? Нас же учили умирать за Родину.

Звонок, Вадим:

- У меня вопрос по поводу боеготовности армии. После проведения реформирования высшее руководство говорит, что боеготовность у нас повысилась. Но никто это толком не проверял. У нас в армии, как говорил начальник Генштаба, в основном упор делается на то, что у нас будут локальные военные конфликты. Вот в нынешнем состоянии армия нового облика могла бы выиграть чеченскую кампанию, которая у нас проводилась в 2000 году?

Тимошенко:

- Чеченскую бы, наверное, да. А вот если противник посерьезнее, даже в тех же краях, то возникнет большой вопрос. Хотя наше командование «Юг», пожалуй, самое насыщенное войсками, и новую технику загоняют туда.

Баранец:

- Ты хочешь сказать, что грузины уже на второй день операции были бы в Ростове?

Тимошенко:

- Там не только грузины есть. Там же и турки есть.

Звонок, Владимир:

- Не сменил Путин командующего. Вот эти все реформы. Я часто бываю в воинской части и вижу эту форму, этот погон на животе, можно сказать, меня шокирует. Но это ладно. Виктор Николаевич, я бы вас поставил министром обороны.

Баранец:

- Спасибо. Я бы очень хотел, чтобы ваши слова услышал очень уважаемый мною главный редактор. Возможно, это отразится на моем материальном положении.

Звонок, Виктор:

- Вас беспокоит Виктор Дмитриевич, Красноярск. У нас в Красноярске для инвалидов (я сам инвалид 1-й группы) установили контроль за доходами и расходами при обращении в военкомат за материальной помощью. Я в течение 22 лет ни разу не обращался за материальной помощью, а сейчас обратился. Мне сказали, что с 1 марта пришли указания из Министерства обороны, что вводится контроль за доходами и расходами пенсионеров и инвалидов. То есть надо предоставить справку жены из пенсионного отдела, предоставить справку от лечащего врача, предоставить все квитанции на лекарства и т.д., то есть куча бумаг. Действительно ли это так?

Баранец:

- Виктор, ответьте на несколько моих вопросов. Вы бизнесом занимаетесь каким-нибудь?

Виктор:

- Я инвалид 1-й группы, незрячий, слепой.

Баранец:

- Откуда это пошло? Стали обращаться в государственные структуры люди, имеющие инвалидность, не такую, как у вас. А вы мне про свою обязательно напишите или позвоните мне. Потому что этот вопрос требует отдельного разбирательства. Виктор, были инвалиды других категорий, так называемых легких, которые имели достаточно серьезные доходы. И когда в военкомате посмотрели, что у этих инвалидов зарплата в 10 раз больше, нежели у них, то они сделали сигнал в Москву. А там не подумали и изобрели такую указивку. Пока ее не видел, но разговоры об этом идут. Если я узнаю, я расскажу по радио.

Тимошенко:

- А вот те чиновники, за доходами и расходами которых пытаются установить контроль, они у нас тоже инвалиды умственного труда?

Баранец:

- Хороший вопрос.

Звонок, Анатолий:

- Я тоже офицер запаса. Из военных вам звонят только пенсионеры. Те офицеры, которые служат в настоящее время, никто ни разу не позвонил. А вы знаете почему?

Баранец:

- Это неправда.

Анатолий:

- Единицы, может быть.

Баранец:

- Вот это правда.

Анатолий:

- В основном звонят пенсионеры, такие, как я, как вы, разговариваем в прямом эфире. Потому что нам бояться нечего. А они боятся. Почему они боятся? Что завтра его уволят.

Баранец:

- Они не боятся, они строжайшим образом выполняют директиву начальника Генерального штаба и приказ министра обороны. Всё как в американской армии. Есть директива, которая строго определяет, что любое обращение в средства массовой информации, касающееся военной службы, оно должно быть санкционировано.

Тимошенко:

- Я считаю, что это правильно. А иначе получится ведь что? Вот наступил мне командир на какую-то выступающую часть тела. А я ему и говорю: я сейчас выйду в «Военное ревю», назову номер части, ее полное наименование, фамилию твою, и твое самодурство на пол-России… Да куда там меня – тебя вышибут, ты проснуться утром не успеешь.

Звонок, Сергей:

- Кадровый офицер, майор действующей армии. С декабря месяца не платят за наем. Снимаем квартиру. Денег, честно говоря, не хватает. Я всю строевую наизнанку вывернул. Сегодня пришла зарплата всем, а мне пришло 218 рублей.

Баранец:

- Это что, месячное ДД, что ли?

Сергей:

- Я сам не знаю, за что я получил. Все зарплату получили, а я больше всех возмущался, почему с декабря за наем не платят, вот я получил 218 рублей.

Тимошенко:

- А не возмущайся, не плюй против ветра.

Сергей:

- Где наши деньги, Виктор Николаевич?

Баранец:

- Теперь, дорогой мой, вы будете моим персональным корреспондентом. 637-64-40, звоните. Вы компьютером владеете? Номер ВЧ, пожалуйста, сообщите.

Звонок, Максим:

- У меня вопрос про военную медицину. У нас что, до сих пор нет нормальных, достойных медиков, которых можно поставить начальниками ГМО? Что с нашей военной медициной?

Баранец:

- Вы имеете в виду, что до сих пор не занята должность? Так она занята.

Максим:

- А кем она занята?

Баранец:

- Там целый полковник сидит на ГВМУ. Там уже назначение состоялось. Эти два товарища пока железную решетку зубами грызут, но говорят, что тянут на давность. Их еще годика два помурыжат, а потом просто выпустят.

Максим:

- У меня вопрос. Что будет с нашей военной медициной?

Тимошенко:

- А что будет с военной медициной? Ее не осталось. В 7 раз сократили число военных медиков.

Баранец:

- Скажу, наверное, банальные вещи. Сердюкову военная медицина явно не нужна, он считает ее лишней. Я бы хотел, чтобы все руководство Министерства обороны никогда не обращались, в отличие от президентов США, ни в одно военное медицинское учреждение. Иначе они рискуют.

Тимошенко:

- Наоборот, их надо обязать лечиться только в военных медицинских учреждениях.

Звонок, Олег:

- Буду немножко резок. Просто поражаюсь. Военные люди, прошедшие даже «горячие точки», перенесшие много стрессов. Почему не находится смелости? Вы же все всё прекрасно знаете, что люди, которые управляют нами, которые сидят у самого верха управления страной, они предатели, враги народа. Мне 35 лет, я устал уже на всё это смотреть, уже сил нет. Просто воспитаны мы в милитаризме, знаем всё. Я 1976 года рождения, нам передавали свой рассказ окопники. Ужасно, когда ветеран подходит ко мне 9 мая (я из Волгограда) и говорит: сынок, а за что вы нас бросили так? И плачет. А сам – герой Сталинградской битвы. Это уже перебор.

Баранец:

- Иногда предательством в Российской армии становится банальная или легендарная наша собственная глупость.

Тимошенко:

- Ведь дело не в том, чтобы сломать, а в том, чтобы построить. И если человек умен, а организаторских способностей нет, так о чем говорить-то? Значит, это кадровая ошибка.

Баранец:

- Прощаемся с вами до следующего четверга.

Тимошенко:

- Увидимся через неделю.

Баранец:

- Всего самого доброго.


Источник

Категория: Новости МО и МВД РФ и мира | Добавил: Ленпех (20.06.2012)
Просмотров: 808 | Комментарии: 1 | Теги: МО РФ, Сердюков, Баранец | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
+2   Спам
Ленпех 20.06.2012 09:10
Мое мнение-НЕ НУЖЕН особенно такой и тем более в период реформирования ВС,Все что делается с армией- это ПРЕСТУПЛЕНИЕ.Положительного очень мало.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
За кого Вы проголосуете на выборах Президента РФ
Всего ответов: 5241
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 73
Гостей: 72
Пользователей: 1
rusakov08