02:43
Четверг, 21.09.2017
Главная » Статьи » Новости МО и МВД РФ и мира

Гвардия ждет Деда Мороза
У нового силового ведомства нелады с законом
Алексей Михайлов

«У нас было очень много вопросов к командованию. Но нам сказали: ждите нового года, когда примут все законы. А мы не можем ждать, мы вообще-то каждый день служебно-боевые задачи выполняем, иногда с риском для жизни», – поделился с «Военно-промышленным курьером» сотрудник вошедшего в состав национальной гвардии специального отряда быстрого реагирования.

5 апреля появилась новая силовая структура – Федеральная служба войск национальной гвардии (ФСВНГ), если коротко – Росгвардия. Но процесс ее формирования весьма сложный, признался глава ведомства генерал-лейтенант Виктор Золотов при награждении 21-й Софринской бригады оперативного назначения орденом Жукова.
В первом приближении

«Главная сложность заключается в том, что вливаются подразделения МВД», – заявил Золотов. Между тем, как отметили источники, знакомые с ситуацией, основная проблема, которую только предстоит решить, не в том, что в новое ведомство надо принять полицейские спецподразделения, вневедомственную охрану и лицензионно-разрешительную службу. Головная боль командования Росгвардии – как заставить эффективно работать новую и во многом уникальную силовую структуру. Чтобы сделать это, нужна законодательно-правовая база, разработать и принять которую требовалось, как выразился один из собеседников «ВПК», «не к новому году, как нам сейчас говорят, а еще вчера, причем вчера рано утром».

“ Без закона о национальной гвардии я вообще не имею права выходить на улицу и кого-то задерживать, применять оружие ”

В конце апреля – начале мая руководство Росгвардии провело ряд совещаний с командирами спецподразделений, воинских частей и органов военного управления с целью разъяснить, как в перспективе будет функционировать новая силовая структура.

«Нас в первую очередь интересовало не будущее, а как сейчас выполнять служебные обязанности. На все наши вопросы командование ответило достаточно просто: ждите нового года. К этому времени вступит в силу закон о национальной гвардии, а на его основе будут разработаны все необходимые документы. Но что нам делать сейчас, никто не смог пояснить», – рассказывает один из участников совещаний.

Пока в главном командовании ФСВНГ создана специальная комиссия, которой предстоит разработать нормативно-правовые документы, включая боевые уставы и инструкции, наставления по видам обеспечения, которыми в своей служебной деятельности будут руководствоваться росгвардейцы, организационно-штатную структуру частей и подразделений, отделов и управлений силового ведомства. Не менее сложная задача – наладить систему материально-технического снабжения, закупки и ремонта вооружения и военной техники.

«Как написано в боевых уставах, решение командира на бой выполняется методами последовательной, этап за этапом, или параллельной работы, когда все задачи решаются одновременно. Комиссия сейчас использует второй метод. Работает вместе с законодателями, отсылает свои предложения, сразу готовит под них документы. К концу года планируется основные задачи решить», – говорит представитель главного командования ФСВНГ. Правда, собеседник издания все же признался, что пока не будет принят закон о Росгвардии и не внесены необходимые изменения в другие официальные документы, деятельность во многом затруднена.

18 мая законопроект о создании ФСВНГ одобрен депутатами только в первом чтении. Собеседники «ВПК», представляющие ГК Росгвардии, надеются, что до 6 августа, когда законодатели уйдут на каникулы, будет принят весь пакет документов. Но уверенность главного командования не разделяют в войсках.

«Сейчас не так важны боевые уставы и прочие наставления и организационно-штатная структура частей и подразделений – все то, что сейчас разрабатывает комиссия. Нам надо со статусом сотрудников определиться и подвести правовую базу, чтобы они могли свои служебные задачи выполнять», – поясняет сотрудник СОБРа.
Дайте статус!

Согласно разделу «а» пункта 14 подписанного 5 апреля президентом указа «Вопросы Федеральной службы войск национальной гвардии РФ» до вступления в силу соответствующего закона деятельность новой структуры осуществляется в соответствии с положениями, определяющими задачи, полномочия, права военнослужащих МВД и сотрудников полиции. Имеются в виду положения ФЗ «О внутренних войсках» и «О полиции».
«Пункт 14 очень размытый, абсолютно неконкретный. Можно даже сказать абстрактный. Там написано только о некоем соответствии с положениями ФЗ и полномочиями, но без предметной привязки, что мы имеем право делать, а что нет. Мы же теперь не полицейские, а росгвардейцы. Если в главе 5 закона «О полиции» четко написано, когда я могу применять оружие, спецсредства и физическую силу, то из пункта 14 указа мне непонятно, что я как гвардеец имею право делать, а что не могу», – сетует сотрудник отряда мобильного особого назначения.

По словам собеседников «Военно-промышленного курьера», раньше, когда СОБР и ОМОН входили в МВД, их деятельность регламентировалась ФЗ «О полиции», но в настоящее время они фактически перестали быть полицейскими, потому формально нормы и положения федерального закона на них не распространяются.

«К примеру, я при задержании применил оружие и ранил преступника или применил физическую силу и сломал ему руку. Прокуратура и Следственный комитет начнут проверку. Кто проходил это, тот знает, насколько такие проверки тяжелые и сложные. Они редко заканчиваются чем-то хорошим. Сошлюсь на пункт 14 указа, на что мне следователи вполне резонно скажут: ты не полицейский, а гвардеец. В указе нет четкого определения, какие права и полномочия из ФЗ «О полиции» на меня распространяются, а какие нет. По-хорошему, без закона о национальной гвардии, где все будет так же прописано, как в законе «О полиции», я вообще не имею права выходить на улицу и кого-то задерживать, применять оружие», – рассуждает боец одного из спецподразделений.

Больше всего опасений подвешенный статус вызывает у бойцов ОМОНа и СОБРа, направленных в распоряжение Объединенной группировки войск (сил), развернутой для борьбы с вооруженным бандподпольем на Северном Кавказе. Ведь для этих подразделений участие в специальных операциях, в которых постоянно приходится использовать оружие и спецсредства, – норма жизни.

Но если, как написано в разделе «в» того же пункта 14 указа «Вопросы ФСВНГ», лица, имеющие специальные звания, проходящие службу в специальных и мобильных особого назначения отрядах, Центре специального назначения и авиационных подразделениях, с 2018 года становятся военнослужащими, то вневедомственная охрана и лицензионно-разрешительная служба сохранят специальные звания.

По данным «ВПК», в Росгвардии планируется сохранить и специальные звания внутренней службы, которые в МВД присваиваются сотрудникам кадровых структур, органов материально-технического обеспечения и медицинских подразделений.

Согласно апрельскому указу Владимира Путина в настоящее время деятельность лицензионно-разрешительной службы регламентируется разделом «б» пункта 14. По нему до вступления в силу правовых установлений для войск национальной гвардии применяются нормативные акты, определяющие порядок осуществления федерального государственного контроля (надзора) над соблюдением законодательства в сфере оборота оружия, частной охраны и осуществления вневедомственной охраны.

Чтобы заставить такую сложную структуру работать, законодателям и командованию ФСВНГ, по мнению большинства собеседников «ВПК», одним законом «О национальной гвардии» не обойтись.

«До недавнего времени деятельность МВД регулировали два федеральных закона – «О полиции» и «О внутренних войсках». Теперь придется либо создавать еще один закон, который бы регламентировал деятельность лицензионно-разрешительной службы и вневедомственной охраны. Либо переписывать закон «О полиции» и привязывать его к Росгвардии. Вряд ли в одном документе получится все это совместить. В обоих случаях задача, мягко говоря, нетривиальная. И по всей видимости, пока нет даже понимания, как это реализовать», – поясняет высокопоставленный представитель ФСВНГ.
Ни заказать, ни принять

Командование спецслужбы с первых же дней уже столкнулось с серьезными проблемами.

«Мало кто знает, но в структуре МВД есть органы, аналогичные военным представительствам Минобороны, которые отвечают за контроль качества заказанной военной продукции, выполнения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ», – рассказывает руководитель фирмы, отвечающей за поставку имущества Министерству внутренних дел.

Первоначально «полицейская приемка» входила в состав Главного управления ресурсного обеспечения МВД, позже реорганизованного в Главное управление материально-технического обеспечения – Службу тыла. Но в результате начатого бывшим министром Рашидом Нургалиевым перехода от милиции к полиции ГУМТО-СТ ужалось до Департамента по материально-техническому и медицинскому обеспечению, что, по словам собеседников издания, сильно сказалось на работе приемки.

«Более или менее представительства МВД заработали только в прошлом году. Выстроилась система, создана нормативно-правовая база, включающая ведомственные приказы и ГОСТы», – говорит представитель «оборонки». Но с созданием Росгвардии возникла парадоксальная ситуация, когда для внутренних войск, СОБРов и ОМОНов была заказана техника, вооружение, начаты НИР и ОКР, но в составе ФСВНГ пока не сформированы органы, которые должны принимать выполненные работы, а оставшиеся в структуре МВД, ранее отвечавшие за это управления фактически не имеют соответствующих полномочий.

По словам собеседников, есть временные инструкции, позволяющие сотрудникам Министерства внутренних дел принимать уже оплаченные их ведомством заказы, выполненные в интересах частей, подразделений и управлений, перешедших в состав ФСВНГ. В то же время вопрос продолжения НИОКР подвис на неопределенное время.

Как отмечают собеседники издания, для частей и подразделений ФСНВГ до конца нынешнего года запланирована масштабная закупка ВВТ, спецсредств, индивидуальной защиты и прочего имущества. Часть поставок, законтрактованная до апреля нынешнего года, должна быть или уже оплачена из бюджета МВД, а последующие заказы будут финансироваться Росгвардией. Но кому принимать и контролировать поставляемую продукцию, пока неизвестно.

«Разговоры о создании национальной гвардии шли несколько лет. Еще в конце прошлого года было понятно, что новая силовая структура появится. Так что мешало заранее подготовить законодательную базу для ФСВНГ, предусмотреть большинство нюансов? Нет же, депутаты лишь сейчас начинают принимать поправки, комиссию в главкомате только создали. Когда работа будет закончена, непонятно. А по факту мы имеем один апрельский указ с размытыми формулировками», – высказывает свое мнение офицер Росгвардии, и его позицию поддерживают большинство собеседников «ВПК».

Как признаются в главном командовании ФСВНГ, еще до решения о формировании Росгвардии нарабатывался определенный задел, но с учетом сложности и масштаба поставленных апрельским указом Владимира Путина задач предусмотреть все нюансы было достаточно сложно.

«Есть установленный порядок принятия законов и подзаконных актов. Как, не сформировав саму национальную гвардию, мы могли принимать законы и подписывать приказы? И депутаты не могут за один день провести все три чтения закона и передать окончательный вариант в Совет Федерации, а потом сразу на подпись президенту. Понятно, что есть определенные трудности, но они решаемые», – резюмирует представитель главного командования ФСВНГ.
Алексей Михайлов

Категория: Новости МО и МВД РФ и мира | Добавил: Ленпех (31.05.2016)
Просмотров: 962 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
За кого Вы проголосуете на выборах Президента РФ
Всего ответов: 6036
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0