21:18
Среда, 07.12.2016
Главная » Статьи » Новости Новороссии

Война?Время собирать камни?
Запахло жареным. Мнения заместителя начальника разведки бригады, рассказ сотрудника штаба командования, заместителя командующего....

Шансы Украины

В свое время министерство обороны Украины прислало письмо, в котором утверждается постоянное присутствие очень большого контингента ВС РФ на территории «ЛНР»/«ДНР». По оценке генштаба ВСУ, речь идет о 13 000 личного состава полностью укомплектованных подразделений и нескольких сотнях единиц боевой техники разного назначения. Если предположить, что украинские военные не ошиблись, что это означает с сугубо военной точки зрения?

Теперь уже те, кто реально управлял военными действиями в Донбассе, высказали свое мнение. В коротком пересказе оно таково. В различное время на многочисленные полигоны вдоль границы с Украиной приходил ряд батальонных тактических групп соединений и частей. Собеседники особо подчеркивали — в совершенно разные периоды и в разных местах. Если их всех просто собрать в одном месте в одну минуту, то 12 тысяч не наберется. Потому что одна батальонная тактическая группа — это максимум 600 человек плюс приданные подразделения техники. А самое большое количество их собиралось на границе с Украиной — 6 штук (лишь один указал число 7). Более четырех с половиной тысяч человек возле границы с Украиной ни разу не собирались. И разведка НАТО это прекрасно знает.

А если бы группировка в 13 000 действовала на территории Украины, она спокойно могла бы на любом направлении, хоть донецком, хоть луганском, захватить всю территорию области в административных границах и освободить ее от подразделений ВСУ в кратчайшие сроки. Даже если бы они имели подавляющее численное превосходство на тот момент времени.

Но если это так, то был ли, с точки зрения профессионалов, у украинской армии шанс добиться успеха в 2014 году?

Мнение заместителя начальника разведки бригады:

— ВСУ могли бы партизан с кашей съесть, но глупо сделали, что не ввели напрямую войска в сам Донецк. У мятежников не было объединенного штаба, началась бы дезорганизация. А Луганск вообще — четверть Донецка. Что там захватывать? Но украинские вожди не решились окружить город, оставить гуманитарный коридор, разделить на две части и начать зачистку.

А вот слова его коллеги в руководстве штаба одного из армейских корпусов армии «ДНР»/«ЛНР»:

— Был момент, когда ВСУ могли развить успех и победить полностью. Это когда еще Стрелков был. Если бы они тогда не остановились. Неизвестно, почему они нерешительно так действовали. Ведь вполне могли даже без фатальных потерь взять все основные города. Глупо было растягивать войска в такую тонкую колбасу вдоль границы. Капитальная глупость.

Уровень планирования операций, включая Дебальцево, наше командование рассматривает как невысокий. Бардак у них был полный. Но не вечно же они будут такими, когда-то исправят положение вещей. Хотя и всю эту бестолковую добровольческую вольницу они, конечно, никуда не задвинут — оппозиция не даст. Это негативный фактор в военном строительстве Украины, который работает реально в пользу Донбасса.

Однако все наши источники отмечали, что укрепление позиций и боеготовности ВСУ последнее время шло полным ходом. Начиная с лета 2015 года украинская армия постепенно набирала силы, вдоль линии разграничения строилась эшелонированная инфраструктура для будущих боевых действий. Государственное инженерно-строительное предприятие с хорошим парком техники оборудовало бункеры общего назначения и командные пункты с проложенными коммуникациями. Экскаваторами вынимался грунт, в окоп вставлялся стандартный транспортный контейнер, сверху укладывались железобетонные перекрытия, которые заново засыпались грунтом. Согласитесь, это уже не блокпосты из автомобильных шин, над которыми смеялись журналисты весной 2014 года.

Вместе с тем, по данным разведки Первого и Второго армейских корпусов, показаниям перебежчиков и дезертиров, состояние подразделений ВСУ сегодня далеко от идеала. Еду бойцам завозят раз в 5—6 дней, но съедают все за три дня. Есть части, где эти ножницы вынуждают солдат жить на подножном корму: они сдают металлолом, занимаются торговлей и контрабандой товаров на территорию противника. Проедают деньги, присланные из дома.

Отдельно стоит сказать о взимании платы за проезд по охраняемым дорогам. Со слов местных жителей и шоферов, такая практика зафиксирована на мосту у поселка Счастье, на дорогах в направлении Марьинки, Авдеевки и Мариуполя. Ровно тем же совсем до недавнего времени занимались на своей стороне бойцы отрядов «ДНР»/«ЛНР».

Рассказ сотрудника штаба командования:

— Несмотря на эти недостатки, провалы в снабжении и организации, все равно ВСУ победили бы рано или поздно, если бы не было никаких изменений в армии ДНР/ЛНР. Какие преимущества имеет регулярная армия перед повстанческим движением? Когда Леонид вел свой отряд на Фермопилы, он встретил отряд греческих союзников. С их командиром, похваставшимся численностью отряда в 1500 бойцов, вышел занятный разговор. Леонид сказал: «У тебя там кто? Ремесленники, земледельцы. А у меня воины». В регулярные вооруженные силы, бывает, набираются и вчерашние школьники, но Энгельс правильно указал на преимущества организованных военных действий еще на примере франко-турецкой войны.

И до сего дня во главу угла ставятся обученность личного состава, его снаряжение, слаженность действий в составе подразделения, наличие боевой техники, приборов разведки. Мы можем представить партизанский отряд с такими же средствами разведки. Но их надо обслуживать, а у ополченцев до этого руки никогда не доходят, они технику применяют до первой поломки. Никогда не будет в партизанском отряде достаточного количества таких средств.

Армия Украины имела все эти преимущества перед разрозненными отрядами сепаратистов. С самого прихода Стрелкова в Славянск никто в ДНР не воевал дальше околицы своего условного села и не стремился помочь соседям. Оборона Славянска закончилась сдачей города. Поэтому мы не держим Стрелкова ни за умелого военачальника, ни тем более за героя.

Рассказ командира бригады:

— Численность силовых подразделений Украины в зоне АТО никогда не достигала тех величин, которые ее политическое и военное руководство официально объявляло. Они складывали численность ВСУ, МВД, пограничников и служащих СБУ. Но когда руководство озвучивает цифры, граждане Украины должны понимать, что воюют-то только ВСУ. Все остальные — по сути, обслуживающий персонал.

На сегодня (январь-февраль 2016 года. — Ред.) на трех направлениях — донецком, луганском и мариупольском — сосредоточено до 70 тысяч служащих ВСУ и еще тысяч 30 их обеспечивают. К апрелю они должны довести группировку служащих ВСУ до 100 тысяч плюс 30 тысяч обеспечения (по информации «Новой газеты», эти контрольные цифры минобороны Украины были достигнуты с опозданием, к концу мая. — Ред.). По моим оценкам, в пиковый период боев в зоне АТО действовало порядка 35 тысяч военнослужащих, разбросанных по разным направлениям. При этом с нашей стороны им противостояло в лучшем случае тысяч восемь.

Причем на этих разрозненных отрядах Захарченко и подручные даже ухитрялись делать деньги. Например, местные дали заявку на 5500 человек. В командовании корпусов согласились, посчитали, что можно укомплектовать из них бригаду и два отдельных штурмовых батальона плюс два батальона спецназа. Стали строить всю эту толпу. А в ней всего 2500. А где еще половина? Ведь деньги выделялись на 5500.

То есть деньги списывали налево, а личного состава и половины не было. Когда все это всплыло, они начали заминать ситуацию, а командование корпуса рапорт подало.

Обидно еще, что мы как проклятые работаем, с нуля все формируем, а люди Захарченко чуть не в открытую заявляют, что считают нас своей обслугой…

Расходясь в деталях, все наши собеседники сходятся в одном: наступление ВСУ вполне вероятно. Это убеждение зиждется на понимании того, что в Минские соглашения заложено два невыполнимых (по их мнению) пункта. Руководство «ДНР»/«ЛНР» при поддержке России не отдаст границу под контроль украинских силовиков. Руководство же Украины не в силах изменить конституцию согласно духу и букве Минских соглашений.

Воинственные настроения демонстрирует и украинское общество. Они преобладают по большей части на Западной Украине и в Киеве (но солдат в армию чаще отправляют матери из Южной и Восточной Украины). Эта очень важная часть украинского общества и еще большая доля элиты, сосредоточенной в основном в столице, вдохновлены опытом России в недавних войнах на Кавказе — после заключения мирных соглашений в Хасавюрте последовал период накопления сил и быстрый разгром чеченских ополченцев во второй чеченской войне. Велик соблазн представить Минские соглашения как некий близкий исторический аналог хасавюртовских договоренностей.

Если разразится стратегическая операция ВСУ по освобождению Донецкой и Луганской областей от мятежников, мало никому не покажется. Украинская армия стала сильнее благодаря экстраординарным усилиям государства и общества, а организованнее во многом благодаря помощи союзников. Но Первый и Второй армейские корпуса армии «ДНР»/«ЛНР» будут в обороне, и закон оборонительного сражения в части потерь никто не отменял. А самое главное: это новое кровопролитие между закаленными, не собирающимися повторять прошлые ошибки, чрезвычайно мотивированными (в этом наши журналисты убеждаются в каждой новой командировке), накопившими злость и боеприпасы армиями, будет по своему накалу несопоставимо даже с самыми жаркими боями 2014—2015 годов; обе стороны будут принимать погибших в огромных количествах.


«Украинской армии предстоит нас штурмовать. Я им не завидую»

ИНТЕРВЬЮ С ЗАМЕСТИТЕЛЕМ КОМАНДУЮЩЕГО АРМИЕЙ «ДНР»/«ЛНР»

— Президент Порошенко заявлял, что на границе с Украиной сосредоточена группировка российских войск в 32 000 человек, готовая к наступлению. Это так? Масса российских войск с этой стороны границы является как бы предупреждением украинским военным или политикам?

— Откуда? Две батальонных тактических группы на сегодня на границе. В процессе недавних учений подняли весь Южный округ, это так. Но ведь войска округа стоят там, где стояли ровно все последние годы, и при Ющенко, и при Януковиче. Принципиально ничего не изменилось. Это вовсе не граница с Украиной, это гигантские территории, чуть ли не в половину Европы. Ему выгодно такие страшные цифры называть — политик. Но я вас уверяю, это брехня. Ну, манипулирование цифрами, если угодно.

Понятно, что оправдать свою бездеятельность политики должны. Они всегда и везде ищут для этого способы. В этом случае удобно ссылаться на российские армии на границе.

— На стороне Украины тоже сражаются добровольцы, объединенные в батальоны со своей символикой. Им достается большая часть помощи, которую собирают волонтеры, ведь они всегда на слуху. Как их оценивают их противники в армии «ДНР» «ЛНР»?

— Да, простые ребята из пехоты или десанта ВСУ у общественности не на первом месте, конечно. Хотя ни в каких первых рядах батальонов национальной гвардии не было. Если серьезно оценивать. Могу точно сказать, что под Дебальцевом они на переднем крае не отметились.

Пленные неоднократно показывали, что эти подразделения занимались и «укреплением дисциплины» среди остальных. То есть чуть ли не заградотрядами выступали.

На Украине создана собственная легенда о героизме своих бойцов. Например, по поводу того, что случилось в Донецком аэропорту. На мой взгляд, эти ребята были брошены на убой ради создания легенды. Аэропорт не имеет стратегического значения, держать-то там нечего. Но чтобы отойти организованно с позиций через взлетное поле, им надо было преодолеть четыре км чистого пространства. Когда ополченцы их прижали, деваться стало некуда. Почти все, кто пытался отойти, гибли. Убитых было море, а отойти очень небольшим группам удалось.

И если честно, со стороны ДНР тоже ведь никто не предлагал им сдаться, просто даже не было ни у кого таких полномочий. Вокруг стояли разрозненные отряды без какого-либо серьезного боевого взаимодействия. Кому было сдаваться? Отморозкам этого психопата «Гиви»? Обороняющиеся просто были обречены. По терминалу била артиллерия без перерыва, по оставшимся в подвале — кумулятивными зарядами, дыры делали в полу.

Мне самому был весьма интересен вопрос участия добровольческих подразделений в операциях ВСУ, я его изучал. Так вот, нигде в первой линии, на передовой, при переходе в наступление их всерьез не было. Да, у них по штатному составу ничего тяжелее ротного миномета и нет на вооружении. Сейчас положение меняется. Например, батальон «Айдар» вводят отдельным подразделением в состав вновь формируемой под Белой Церковью Десятой горно-пехотной бригады. В Карпатах планируют использовать, там у Украины тоже не все в порядке.

Но самое интересное, что они все сейчас полностью приводятся к американской структуре. Точнее, структуре НАТО. Это у нас бригады и отдельные батальоны. У них такого нет, одни механизированные и мотопехотные бригады. Есть три отдельные танковые бригады. То есть штаб и инфраструктура, которую можно быстро развернуть под конкретную задачу.

В целом у нас мнение о тех батальонах национальной гвардии, с которыми непосредственно сталкивались, как о профессионалах-военных — плохое. Это не из-за личной подготовки бойцов, она-то как раз не хуже средней — разговор о плохом командном составе этих частей. Они, конечно, навороченные и интервью дают часто. Но на деле командиры у них слабые.

— В «ДНР» «ЛНР» им противостоит другая армия, со своими недостатками и плюсами. Как вы ее охарактеризуете?

— Отличие «партизанских вооруженных сил» от того, что теперь создано на территории ДНР/ЛНР, серьезное. Конечно, года мало для такой работы. Очень мало. Но удалось все же изменить мировоззрение бойцов процентов на 70. Только сейчас те, кто находится на офицерских должностях, начинают понимать, что без организации, без нормальных командиров им в будущем, как бы оно ни развивалось, ловить нечего.

Бандитский стиль бесперспективен, все кончится разгромом. Поэтому сейчас у Захарченко минимальное количество голосов поддержки среди местных военных. Большой недостаток сегодня — система ротации. Через 10 месяцев только 45% осталось служить на следующий срок. На следующую ротацию уйдет процентов 90. А это значит — все обучение по новой.

Украина же приходит к тому, что в зоне АТО будут одни контрактники. Сейчас оттуда должны увольняться около 20 000. ВСУ хотят, чтобы 80% из них заключили контракты на продолжение службы (по официальным данным, контракты весной-летом этого года заключили около 7000 человек. — Ред). Но по специфике боевого предназначения офицеры «ДНР»/«ЛНР», несомненно, превосходят противника. Может, они устава не знают как надо, еще чего-то. Но по применению техники, по тактике они украинцев переплюнут. Ну и авторитет у них есть немалый. Ведь командир без авторитета — ноль.

— Внесла ли эта война что-то новое в военную науку? Новый опыт?

— К сожалению, эти новые знания и новый опыт никто пока не хочет осознавать. Вот, например, боевые порядки. Очевидно уже, что никаких линейных построений, как это встречается в документах, исходящих из прошлого опыта, быть больше не может. В частности, танковые подразделения должны строиться клином или уступом.

Танкист обязательно должен видеть танк соседа. В противном случае ему психологически куда тяжелее выполнить боевую задачу. Проще говоря, колебаться он будет в линейном построении куда больше. Если танки придаются пехоте, танк должен находиться рядом с машиной командира. Если танкист потерял в бою командира, к которому был придан, пиши — пропало дело.

То, чему нас учили всегда: танки и БМП впереди, пехота сзади — это уже неактуально. Все танки без пехоты будут сожжены. Пехота впереди! А танки сзади прикрывают ее. И никак по-другому.

Что касается действий. Сегодня происходят быстрые изменения возможностей средств огневого поражения. В Дебальцевской операции средний расход боеприпасов составлял 11 вагонов в сутки на всю артиллерийскую группировку. Такой расход определился, правда, не только интенсивностью боев, но и общим плохим состоянием средств борьбы. Артсистем новых нет — износ стволов огромный. Настоящей точности стрельбы получить невозможно.

Средства разведки у нас чахлые, одно старье. Там годы выпуска какие? Без слез не взглянешь. На той стороне уже радары AN/TPQ‑36 (современная переносная РЛС контрбатарейной борьбы производства США, принята на вооружение в 2001 году. — Ред.) стали появляться. А у нас и того нет.

Теперь о применении БЛА. Оно дает очень много. Под них пришла пора создавать структуру. Служба беспилотных летательных аппаратов должна проходить сверху вниз из соединения в подразделение. Надо учитывать, что ресурс стоящего бешеных денег беспилотника исчерпывается за полтора месяца. Теперь посчитайте, сколько нам их надо для активных боевых действий.

Но и это не все. Для того чтобы вести разведку на БЛА, на него надо ставить самую разнообразную полезную нагрузку. Не только оптику. И радиолокационную и радиотехническую аппаратуру, которая позволяет в плохую погоду вести разведку и определять координаты объектов для ведения огня.

Необходимо получить хорошие современные оптические средства разведки. Сколько можно обходиться биноклями Б8 и Б12, разработанными в 1935 году?

У нас практически вообще нет установок минирования. Есть колесные и прицепные минные заградители, старье из семидесятых годов. Нужны системы дистанционного минирования. В Афганистане лепестковые мины забрасывали РСЗО. И сколько их с тех пор осталось? Ну и техника, которой располагаем, не первой свежести. У каждого бронеобъекта невысокий моторесурс. Мы его уже выработали процентов на 70.

Особенности у этой войны, конечно, есть. Если начнутся боевые действия, выиграет, во‑первых, тот, кто нанесет мощнее огневой удар по объектам, которые он уже знает заранее. И, во‑вторых, тот, кто сможет грамотно увязать с этим огневым ударом действия пехоты. Не просто пехоты, а подготовленных на этот специфический случай подразделений. Все равно, пока пехота не займет город, населенный пункт, не выйдет на рубеж — ничего не будет.

А для этого нужны бойцы. Извините, но стотысячная группировка, которую тут ВСУ собрали, это не хер собачий. У нас, если все штыки посчитать, получится максимум 32 000. И как бы мы ни насиловали военную науку, чтобы перейти в иное качество, сначала надо иметь количество. Наше преимущество в том, что армия ДНР/ЛНР будет в обороне. Это украинской армии предстоит нас штурмовать. Закон оборонительного сражения известен — один к трем-четырем. Я им не завидую, поверьте, это не хвастовство.

— По последним опросам общественного мнения на Украине, 20% населения хотят немедленной военной победы в Донбассе. Эта цифра уменьшилась буквально за четыре месяца. Еще в марте таких была треть, это очень много. Правда, чем ближе к зоне АТО, тем меньше сторонников блицкрига.

— Да, блицкриг возможен, шанс есть всегда. Украинская армия сегодня действительно совершенно другая. Но граждане (да и большинство политиков тоже) не понимают, какой ценой это будет достигнуто. Ведь и с этой стороны границы военное строительство шло очень серьезное. Они не представляют даже себе масштабы потерь. Убитых будут считать не сотнями и даже не тысячами. Потому что они достигли громадной плотности войск по сравнению с летом 2015-го. Стотысячная группировка ВСУ будет действовать в условиях применения огневых средств с колоссальными возможностями. Мы сегодня имеем как войсковых, так и оперативных запасов боеприпасов не меньше, чем ВСУ.

У украинских военных если до 60% от нормы обеспечения доходит в каких-то группировках, это уже хорошо. Я имею в виду артиллерию и РСЗО. Ведь все единицы хранения должны проходить проверку и продление сроков хранения. А этого не было. Отсюда использование негодных боеприпасов, которые не детонируют, как положено, отклоняются в полете намного больше нормы и так далее.

Им же везли все, что осталось от арсеналов Варшавского договора, все, что смогли собрать в Болгарии, Польше, Румынии. Несмотря на это, повторяю, шансы на победу у Украины есть. Но этот военный успех будет достигнут буквально реками крови. Потому что создать группировку даже на одном направлении незаметно практически невозможно. Как только они выведут артиллерию на боевые позиции и начнут движение, мы уже будем знать. А как только они выведут группировки войск в исходные районы для наступления, мы ничего ждать не станем. Без подробностей.

«Американцы такого опыта войны, как ВСУ, не имеют»

СОТРУДНИК ВОЕННОЙ РАЗВЕДКИ — О ТОМ, КАКУЮ РОЛЬ МОГУТ СЫГРАТЬ ИНОСТРАННЫЕ СОВЕТНИКИ И РЕФОРМИРОВАНИЕ УКРАИНСКОЙ АРМИИ ПОД СТРУКТУРУ НАТО

Перед походом Александра Македонского Афинский морской союз планировал захват Сицилии, Южной Италии и далее Карфагена. Таким образом, поход мог начаться на Запад, а не на Восток. Это Александр кардинально изменил весь план, завоевав слабую в военном отношении Персию. А ведь если бы он отправился на Запад, к равным противникам, неизвестно, каких бы он добился побед. То есть вопрос соотношения сил и достигнутых результатов в военной истории стоит на первом месте. Как расценивать опыт американцев в Ираке и вообще на Ближнем и Среднем Востоке? Какой боевой опыт современной войны ВСУ имеют сегодня, в сравнении с армиями НАТО, инструкторы которых сегодня обучают украинцев? Этот аспект согласился прокомментировать сотрудник военной разведки, которому вменено в обязанность его изучение.

— Даст ли что-то украинским войскам иностранное обучение? Пока не дает. Но снайперские винтовки им поставляются очень хорошие, армия Донбасса проигрывает по этому показателю. У них СВД, а у украинцев натовский калибр 12,7. Есть и 9,3 мм с хорошими тяжелыми пулями. За три последних месяца армия «ДНР» потеряла от снайперского огня не менее восьми человек. Попадание в голову и грудь прямо на переднем крае. Ночью подбираются на 200—300 м к позициям, оборудуют себе лежку. С рассветом начинают работать, а когда уходят, минометы долбят по переднему краю, прикрывают отход. Поэтому многие минометные перестрелки, о которых потом в СМИ объявляют, не спонтанного характера.

Для того чтобы оценить разницу между войнами в Ираке и Донбассе, надо знать тактику действий НАТО и украинской армии. У натовцев в Ираке все свелось к определению центров силы и выводу их из строя. Это ключевые объекты и должностные лица. Они просто определили, что необходимо взять столицу.

Войска Ирака стояли на оборонительных позициях в полной боевой готовности. Но их никто не атаковал, их скорее игнорировали. В тыл им были заброшены диверсионные группы и части парашютно-десантных подразделений. Дали большие взятки наличными должностным лицам в правительстве и в провинциях, обеспечив саботаж на местах и общую пассивность при принятии решений, задержку прохождения команд в войска, даже их блокирование.

А потом, под мощным информационным давлением, армия Саддама Хусейна просто разбежалась. Хотя армия Ирака считалась одной из самых боеготовых в регионе.

Ну, это арабы. А теперь посмотрим, как воюют на Украине с обеих сторон. Это славяне. У них у всех менталитет одинаковый: держаться до последнего, отстреливаться до последнего патрона. Так оно и будет дальше, вот в чем нехитрый секрет этой войны.

Американцы такого опыта войны, как ВСУ, не имеют. Они не действовали в условиях таких страшных артобстрелов. Украинцы в этом смысле куда более закаленные. И те сержанты НАТО, которые приехали обучать ВСУ во Львовскую область, на самом деле такого пороху не нюхали, как довелось украинцам. Правда, сегодня их армия реформируется под систему управления, структуру НАТО. И что получится на выходе, не знают ни украинцы, ни мы, ни американцы.

Категория: Новости Новороссии | Добавил: Ленпех (11.08.2016)
Просмотров: 665 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
Кто действительно защищает права военных пенсионеров?
Всего ответов: 273
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 97
Гостей: 97
Пользователей: 0