00:38
Суббота, 25.02.2017
Главная » Статьи » Новости Новороссии

Половина жителей Украины за мир с Донбассом

Подавляющее большинство, 61% граждан Украины считают, что президент Украины Петр Порошенко «избрал в целом неверную политику в отношении разрешения кризиса на востоке Украины». Об этом говорит общенациональное репрезентативное исследование R&B Group (Reasearch & Brabding Group), проведенное 18-25 мая 2016 года во всех областях страны за исключением неподконтрольных Украине территорий Донецкой и Луганской областей. Кроме того, исследование показывает, что половина граждан Украины, в отличие от официальных властей и националистов-радикалов, выступает за выполнение Минских соглашений своей страной.

Ответственность ответа


61% недовольства населением политикой Петра Порошенко — это очень консервативная оценка настроений, связанная с социологической строгостью исследования. Как «в целом верную» политику президента в связи с вооруженным конфликтом в Донбассе оценивают всего 19% респондентов, что даже меньше, чем 20% затруднившихся ответить. То есть недовольных политикой киевских властей по отношению к Донбассу в три раза больше, чем довольных. Это притом, что опрос дал возможность не отвечать прямо тем, кто «затрудняется», например, не хочет об этом думать или остерегается говорить на острые темы.

Большинство опросов, которые проводились на Украине в этом году по поводу доверия к властям и проводимой им политике, показывают неизменно низкий рейтинг президента, правительства и партий, что объяснимо падением уровня жизни в стране. Это не новость. Но данный опрос предлагал оценить не Порошенко и не политику властей вообще, а именно политику в отношении конфликта в Донбассе. И а таком опросе у респондентов был более сложный выбор: не просто оценить положение дел в стране как очевидно плохое, но и решить, насколько именно власти страны ответственны за продолжение конфликта.

Пропаганда и боль


Дело в том, что на Украине продолжается массированная милитаристская пропаганда, перекладывающая вину за все беды населения на «российскую агрессию» в Донбассе. Украинские семьи потеряли тысячи мужей и сыновей на этой войне, и только за последний месяц, во время обострения боев за ясиноватскую промзону по официальным данным ВСУ потеряли не менее 25 человек, больницы и реабилитационные центры полны раненых.

Принадлежащий Петру Порошенко «5 канал» описывал ситуацию на линии разграничения 1 июня в таких терминах (со ссылкой на Минобороны): «На подступах к Авдеевке российские наемники для обстрелов использовали стрелковое оружие, крупнокалиберные пулеметы, гранатометы разных систем и минометы калибра 82 мм». Ссылка на Россию, «российских наемников», «российско-террористические войска» или, по крайней мере, «боевиков» обязательно для всех главных украинских СМИ. И мало кто из них описывает обстрелы городов Донбасса украинскими военными, и никто не упоминает, что данное обострение на линии разграничения началось с захвата именно украинскими войсками ряда позиции на нейтральной территории.



Выполнить свою часть «Минска»


Тем более сенсационно, что согласно тому же исследованию R&B Group (Reasearch & Brabding Group) 47% населения в целом «поддерживают полное выполнение Украиной Минских соглашений». Обратите внимание на то, как строго сформулирован вопрос. Речь идет не просто о «поддержке мира», с чем любой нормальный человек скорее склонен согласится, но и о путях к миру. И этот путь — выполнение Украиной своей части обязательств по минскому соглашению. При этом только 22,5% опрошенных «в целом не поддерживают» исполнения Украиной Минских соглашений, что опять же меньше с колеблющихся: 22,7% затруднились ответить, 7,8% безразлично отнеслись этому вопросу.

Сенсационность этого результата еще в том, что на Украине и власти, и партии, и националистические группы активно ведут агитацию против Минского соглашения, а когда на словах его поддерживают, то винят в несоблюдении его пунктов Россию, замалчивая или отодвигая обязательства Украинской стороны. Но почти половина опрошенных граждан все равно выступает за полной выполнение Украиной своих обязательств в рамках Минских соглашения. Каких, за что именно выступает 47% граждан Украины?

В «Комплексе мер по выполнению Минских соглашений» от 12 февраля 2015 года стороны (представители Украины, ДНР и ЛНР) подписали, а лидеры Германии, Франции, России и Украинцы одобрили 13 пунктов плана перемирия и политического урегулирования на востоке Украины. Из них сейчас вполне выполнены лишь два — о работе Контактной группы и мониторинге, верификации прекращения огня. Обе стороны под контролем ОБСЕ отвели тяжелые вооружения, но в моменты обострения, такие, какие мы наблюдали в конце мая, и тяжелое оружие иногда появляется на линии разграничения. Пункты, касающиеся собственно прекращения огня частично выполняются. Но до эффективного перемирия далеко, поскольку оно невозможно без прогресса в реализации политической части соглашений. Опыт и этого, и всех других конфликтов говорит, что стоит переговорам застопориться, начинают говорить пушки. Но при этом большинство пунктов политической повестки требует работы именно украинской стороны.

Так, пункт 4 потребовал «в первый день после отвода начать диалог о модальностях проведения местных выборов» в Донбассе и о законодательстве об особом статусе этих районов Донбасса. И кроме того, «незамедлительно, не позднее 30 дней с даты подписания данного документа, принять постановление Верховной рады Украины с указанием территории, на которую распространяется особый режим...» Это прямые требования к изменению законодательства Украины, которые никто, кроме Украины выполнить не может.

Рада закрыла дверь не с той стороны

Несмотря на взятые на себя недвусмысленные обязательства, причем обозначенные как срочные, украинская сторона их либо проигнорировала, либо прямо нарушила. Более того, президент и Верховная Рада еще и заметно ухудшили базовые условия для выполнения Украиной Минских соглашений.

Так ко времени подписания Минских соглашений 12 февраля 2015 года «Закон об особенностях местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей...» уже был принят Радой. Минский «Комплекс мер» требовал всего лишь дополнить его конкретным списком территорий, на которые распространяется особый статус территорий Донбасса. 17 марта 2015 года Верховная рада (не уложившись в предусмотренные 30 дней) все-таки приняла это дополнение. Но одновременно президент Порошенко внес, а украинский парламент принял поправки в 10 статью этого закона, которые приостановили его действие. То есть вместо выполнения прямого и ясного пункта о введение в действие Закона об особом статусе Донбасса, украинские власти, наоборот, заблокировали закон.

И диалог о модальностях местных выборов, конечно, не начался в первый день после отвода вооружений. С огромным опозданием в контактных группах начались обсуждения компромиссов по выборах в Донбассе на основе предложений ЛНР и ДНР сильной заинтересованности ОБСЕ. К июлю 2015 года даже появились какие-то взаимоприемлемые тезисы, частично «слитые» в прессу как «план Мореля». Но 14 июля 2015 года Верховная Рада без согласования с ДНР и ЛНР приняла новый закон о выборах местного самоуправления, чем закрыла дискуссию. Об этом прямо заявили представители Украины в Контактной группе, объявив, что раз закон принят Радой, дальше обсуждать модальности выборов, они больше не могут. А 17 июля украинский парламент еще и назначил дату выборов в местные советы, причем прямо запретил выборы в «отдельных районах Донецкой и Луганской областей». К этому моменту стало ясно, что исполнение Минских соглашений уже в течение 2015 года уже невозможно: даже если бы Украина начала быстро принимать согласованные законы, было уже не успеть. Именно поэтому 2 октября 2015 года нормандская четверка вынуждена была продлить действие Минский соглашений на год.

Очевидно, что выборы в Донбассе должны будут проходить по отдельному закону. Некий документ с 11 мая в разных вариантах и с разночтениями, абсолютно не согласованный ни с кем в Контактной группе доставил в Берлин главам МИД России, Германии и Франции глава МИД Украины Павел Климкин. Он не будет быть принят — документ сырой, с разночтениями, очевидно не согласованный и неприемлемый для сторон.


Минск-2: «Граница – после выборов»


Аналогичную проблему — отказ Киева выполнять конкретные пункты «Комплекса мер» и затягивание переговоров род разными предлогами — можно увидеть и при анализе других пунктов Минска-2. Так в Пункте 5 прямо сказано: «Обеспечить помилование и амнистию путем введения в силу закона, запрещающего преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины». В рамках украинского законодательства это может сделать только Верховная Рада Украины, этого не сделано, нет даже проекта закона, который бы прямо соответствовал духу и букве Минска.

Пункт 6 требует обмена всех пленных по принципу «всех на всех». Обмен пленными то возобновляется, то тормозиться, но принцип «всех на всех» так и не был реализован, в том числе и потому, что у украинской стороны заложников и политических заключенных больше, а потенциально — сколько угодно. Тюрьмы постоянно пополняются обвиненными в сепаратизме и терроризме, реальных пленных немного, в списки для обмена постоянно попадают случайные люди, не имеющие отношения к боевым действиям в Донбассе.

Пункты 7-8 касаются гуманитарных и экономических вопросов, прежде всего снятия экономической и гуманитарной блокады в отношении ДНР и ЛНР. Ничего не сделано. А снять блокаду может только Украина, поскольку она же ее и ввела.

Пункт 9 - единственный, окончательное выполнение которого лежит на плечах ДНР и ЛНР: «Восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта». Но дальше этот пункт имеет прямое и однозначное продолжение: «...которое должно начаться в первый день после местных выборов и завершиться после всеобъемлющего политического урегулирования... при условии выполнения пункта 11».


Необходимы к выполнению


Что такое пункт 11, в выполнение которго в итоге и упирается восстановление контроля Украиной за своими границами? Он включает «проведение конституционной реформы на Украине..., предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учётом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов), а также принятие постоянного законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей». К этому пункту есть еще примечание, подробно описывающие характеристики особого статуса Донбасса. И это, собственно, основные условия мирного урегулирования. Они включают право на самозащиту (легализация ополчения в форме «народной милиции», контроль за прокуратурой и судами), права на самостоятельное сотрудничество и торговлю с регионами России, особый налоговый режим, самостоятельную языковую и культурную политику, неприкосновенность избранных представителей Донбасса, невозможность их снять из Киева.

Пункт 12 еще раз и дополнительно подчеркивает, что «вопросы, касающиеся местных выборов, будут обсуждаться и согласовываться с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей». И этого, очевидно сейчас не происходит.

Согласованные изменения в Конституцию украинская сторона должна была принять до конца 2015 года. Она этого не сделала, чем еще раз прямо нарушила свои обязательства. Только интенсивное давление США и ЕС заставили Порошенко пойти на демонстративную «уступку» и записать летом 2015 года в переходные положения Конституции указание на особый статус Донбасса, но это никак не меняет отсутствие прогресса по всем без исключения политическим пунктам Минских соглашений.

Как мы видим из опросов общественного мнения, не только западные партнеры и Россия, но уже и само украинское общество считает Минские обязательства Украины необходимыми к выполнению. Политическое урегулирование конфликта невозможно без принятия законов Украины об особом статусе Донбасса, о полной амнистии, внесения постоянно действующих изменений в Конституцию в связи с особым статусом Донбасса, принятия закона о местных выборах в Донбассе, об отмене экономической и гуманитарной блокады. После чего могло бы начаться возвращение в Донбасса в законодательной поле Украины.

Стратегически это, безусловно, выгодно Украине — она, таким образом, сохраняла бы шанс на единство страны и восстановление экономики. Несмотря на то, что «Комплекс мер» от 12 февраля 2015 года был подписан Пером Порошенко, как официальный Киев сам считает, под давлением военного поражения в Дебальцево, он позволяет Украине не только сохранить лицо, но и главное — сохранить и начать восстанавливать страну.

Как заканчиваются войны

ДНР и ДНР настояли на своих программных требованиях: безопасности от давления со стороны нового режима в Киеве, отказа от украинской националистической программы (пока на своих территориях), добились права на развитие теснейших связей с Россией. Но при этом они готовы пойти на уступки, и не исключают отказа от полной независимости своих республик в случае выполнения Киевом своей части Минских соглашений. Это хороший и единственно реалистичный компромисс.

Войны заканчиваются мирными договорами, и лишь в некоторых случая договорами о безоговорочной капитуляции. У Киева нет ресурсов решить проблему Донбасса в свою пользу военным путем, что подтверждено уже двумя разгромными поражениями — в августе 2014 года и в феврале 2015-го. Не хочет войны и Донбасс, ведь продолжение войны — это многочисленные жертвы среди населения по обе стороны линии разграничения, дальнейшее разрушение региона. Это простой тезис понятен, по крайне мере, большинству граждан Украины даже на фоне непрекращающейся милитаристской пропаганды и пропаганды ненависти к России.

Тем не менее официальный Киев систематически, и даже не скрывая своей тактики, затягивает исполнение Минска, в том числе постоянно вбрасывая в повестку пункты, которых не было в «Комплексе мер», самый популярный из которых — разговор о междунанародных миротворцах, в последней версии — о вооруженной миссии ОБСЕ. Такие вбросы, увы, еще и часто сопровождаются очередными обострениями на линии разграничения. Украинские официальные лица успели даже объявить о том, что Россия согласна на такой формат так что МИДу РФ в лице Григория Карасина пришлось опровергать такое изменение повестки Минска и даже посетовать, что «многословие киевских стратегов только препятствует делу».

На переговорах на европейском уровне Киев часто оправдывает невозможность выполнения своих пунктов Минских соглашений внутриполитической обстановкой, давлением общественного мнения и «партии войны».

Действительно, например, 20 мая добровольческий батальон «Азов», в котором даже по признанию западной прессы и западных правозащитных организаций, массово воюют неонацисты, устроили акцию у стен Верховной Рады против выполнения пунктов Минских соглашений. Андрей Билецкий командир «Азова» и депутат, заявил, что «сверхзадание акции — привлечь внимание со стороны общества к проблеме, которую замалчивают и показать, насколько это опасно — проведение выборов на территории пророссийских террористов, что... это сдача территорий и узаконивание реальной власти сепаратистов на востоке страны и пролог к продолжению расползания сепаратизма на другие украинские регионы».

Действительно, есть проблема националистических батальонов, которую любой дееспособной власти на Украине, придется решать. Есть проблема и инерции войны, много кто в ней заинтересован. Есть проблема настроении в элите, которая все еще верит в то, что Россия и с ней проблема Донбасса куда-то исчезнут сами собой под давлением западных санкций. Есть проблема милитаристского пропагандистского угара в стране. Но разговоры с простыми жителями и в Киеве, и в Одессе, в ряде других регионах, и тем более на территориях Донбасса, находящихся под контролем Украины, показывают, что они настроены гораздо рациональнее своих элит, жаждут гарантий прекращения огня и восстановления экономики и благосостояния до хотя бы домайданного уровня, в том числе за счет прекращения националистически-агрессивной политики властей.


Страна усложняется


Любое ответственное украинское правительство должно в первую очередь действовать с оглядкой на мнение общества, а общество на Украине готово поддержать действия, которые обязана совершить Украина в рамках Минских соглашений. А если официальные власти перестанут дискредитировать Минск и нагнетать военную истерию, то таких станет существенно больше, вероятно, на те более 20% затруднившихся ответить. Конечно, останется около четверти украинского общества, которое выступает за полную реализацию националистической программы Майдана, за войну до последнего солдата, за призрак полной победы над «москалями». Этот курс ведет к дальнейшему разрушению Украины и является абсолютно деструктивным.

И дело не только в общественном мнении и настроении, не только в том, что население Украины устало от войны и разрухи. Украина даже в условия милитаристской накачки все равно не сможет не двигаться в сторону большей сложности страны. Слово «федерализация» в современном политическом словаре Украины практически запрещено, но при этом реальная «децентрализация» или автономизация регионов, как бы этот процесс не зазывать, все равно неизбежна и в реальности происходит.

30 мая депутаты Одесского областного совета обратились к руководству Украины с предложением о разделении полномочий между центром и регионом, то есть с предложением введения широкой автономии. С аналогичным предложением выступили Кировоградская и Житомирская областные Рады. Причем большинство проголосовавших за эти обращения — депутаты от Блока Петра Порошенко. Еще более неожиданно, что Киевская Рада потребовала выборности мэра, то есть столичного региона, хотя по принятому новому закону о местном самоуправлению регионами должны будут управлять префекты, назначаемые из центра. Выборность глав регионов предлагает и Рада Черкасской области. Сам Петр Порошенко принял решение о некоей «национальной автономии» для крымско-татарского народа. Непонятно, как в усиливающемся тренде на автономизацию, можно еще находить аргументы против предоставления особого статуса для Донбасса. В интересах будущего Украины, в интересах сохранения страны как раз и должна стоять более сложная структура власти в стране.

На пути к миру и преобразованию страны стоят не «национальные интересы», не общественное мнение, даже не агрессивное националистическое меньшинство, а страх нынешних украинских элит потерять власть вместе с угасанием милитаристской, антироссийской и националистической риторики. Это страх ответственности за свою страну.

Сами украинские элиты не изменятся, и будущее Минского процесса зависит от степени давления на Киев со стороны западных партнеров. Сейчас в переговорах на международном уровне официальному Киеву (в том числе после опубликованных здесь опросов общественного мнения) будет гораздо сложнее ссылаться на то, что украинское общество, якобы не приемлет Минские соглашения. Уже очевидно, что это не так, против Минска выступает только радикальное меньшинство, а большинство украинцев за мир, причем за деятельное движение Украины к миру.

Категория: Новости Новороссии | Добавил: Ленпех (04.06.2016)
Просмотров: 335 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Код *:

МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
Кто действительно защищает права военных пенсионеров?
Всего ответов: 2241
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 35
Гостей: 34
Пользователей: 1
Стоик