19:46
Среда, 13.12.2017
Главная » Статьи » Новости Новороссии

Назло кацапам остались без Донбасса

Последняя часть моей экономической Донбасской эпопеи, "сказ о том, как холопы своих бар прогнали". Эта часть сделана из двух полемических заметок. Женя Арсюхин очень достойный спорщик. Обратите внимание, что его концовка в сто раз более "ватная" чуть у меня. Я был удивлен. Женя прав, что молниеносное присоединение республик в 2014 году уничтожило бы промышленность Донбасса. А тут Украина пришла нам на помощь, официально (!) отказавшись от Донбасса, перекрыв дороги указом Порошенко. Написано пером- не вырубишь топором.

Почему-то вспоминается анекдот про первую брачную ночь "великоукраинца" и "кацапки", которая прошла под лозунгом "назло москалям".

Что строит Донбасс - «военный социализм» или рай на земле?

Спецкор «Комсомолки» Дмитрий Стешин провел неделю в Донецке и окрестностях, чтобы понять - выживут ли ДНР и ЛНР в блокаде, устроенной Киевом? И что за «внешнее управление» вводят они на заводах и шахтах, принадлежащих украинским олигархам?

МНЕНИЕ ОПТИМИСТА

Нельзя было терпеть и платить дань Киеву

Дмитрий СТЕШИН

Государство может победить только государство. В республиках Донбасса это поняли очень быстро, слишком быстро - еще осенью 2014 года.

К третьему году независимости, на Донбассе сложилась странная, шизофреническая ситуация. На территории ДНР и ЛНР работали десятки крупнейших заводов и шахт. Собственники этого добра «русскую весну» не приняли категорически, и, как только банковский сектор свернул работу на Донбассе - выехали в Киев, оставив управляющих.

Управляющим платили хорошо - до 400 тысяч гривен в месяц (почти миллион рублей). Было за что. Налоги эти предприятия отдавали Киеву, туда же вывозили добытые энергоресурсы и готовую продукцию.

Всего за два года, предприятия Донбасса заплатили Украине 102 миллиарда рублей налогов с прибыли и перечислили так называемого «военного налога» - 1,5 миллиарда рублей. Это не считая целевых вливаний в так называемые «олигархические территориальные батальоны», помощь украинским военным транспортом и многое другое. Абсурд! Но остановить эти «военный оброк» в Донецке и Луганске физически не могли - деньги с Донбасса шли в Киев, а уж оттуда - снова в Донбасс, но по другую сторону фронта - к карателям.

Рабочие Донбасса, в качестве благодарности за созданную «прибавочную стоимость», получали от своих олигархов, сладко живущих в Киеве, лишь средненькие зарплаты, осколочно-фугасные снаряды по своим домам каждую ночь, и жалкие пакеты с «ахметовской» гуманитаркой.

В Донецке и Луганске всю эту бухгалтерию знали. И, скрепя зубами, терпели. Но когда Киев объявил еще и блокаду, и щахты-заводы в Донбассе начали просто останавливаться, терпение лопнуло. «Консервировать» эту ситуацию дальше, оставдять все как есть, было невозможно.

Одно важное обстоятельство не позволяло. И вот какое.

В последний год, мы стали забывать, что на Донбассе продолжается война, причем ее интенсивность примерно соответствует оборонительно-наступательным боям октября-декабря 1941 года на Миус-фронте. То есть, здесь же. Даже позиции сегодняшнего ополчения частично построены на старых окопах и траншеях. Дедовских.

!В такой ситуации, даже получая беспрецедентную помощь от большого брата - России, могут выжить только государственные образования. Пусть даже и с приставкой «квази». Конгломерат ополченческих отрядов с вождями-харизматиками во главе, «шура полевых командиров», «совет племен» - всегда проиграют в этом противостоянии даже слабенькому государству. Нынешняя Украина мечтает (и не скрывает своих планов) об ударе по Донбассу в обход больших городов. Чтобы не завязнуть в уличных боях и быстро выйти на границу с Россией. Мечтает и готовится, без остановки ротируя резервы и боевые порядки. Превращая бессмысленные в позиционных боях десантные дивизии в десантно-штурмовые бригады усиленные бронетехникой и артиллерией. Украина клянчит и собирает со всего мира инструкторов. Закупает через третьи страны вооружение, пытается наладить выпуск собственных минометов и бронетехники. Не забывая при этом умело изображать жертву.

!Конечно, можно было бы, как сербы в 1995 году, сидеть в Сербской Краине и ждать, когда начнется хорватская операция «Олуя-Буря». Делить между собой потоки гуманитарки, «отжимать бизнесы», выяснять, кто из командиров православнее и кто больше серб… А потом бежать от страшного концентрированного удара хорватов, смешавшись с потоком беженцев…

На Донбассе хорошо знают новейшую военную историю. Как только закончилась «горячая» фаза боев, здесь сразу же начали строить государство и настоящую армию. В ДНР, на мой взгляд, получилось хорошо. В соседней ЛНР - чуть хуже. А едва военный скелет республик оформился, сразу же взялись за экономику. В условиях вялотекущей войны и под угрозой масштабного наступления со стороны государства, в десятки раз превосходящего Донбасс по ресурсам, единственный возможный вариант существования - «военный коммунизм», «тоталитаризм с человеческим лицом», плановая или «мобилизационная экономика» - дело не в терминах, а в сути. Жесткая вертикаль военной и гражданской власти, без парламентской демагогии и подковерной борьбы. И пока угроза нападения не снята, мерилом всего происходящего будет идущая война и ожидание украинского блицкрига.

МНЕНИЕ ПЕССИМИСТА

Это повтор ошибок Ленина

Евгений АРСЮХИН

Я нисколько не удивлен тем, что власти непризнанных республик решили в итоге национализировать крупные промышленные предприятия. Хотя термина «национализация» в ДНР и ЛНР тщательно избегают, предпочитая называть это «внешним управлением», но тут уж стоит верить скорее глазам, чем ушам.

Не удивлен я потому, что манера перекраивать собственность и бизнес свойственна почти всем новообразованным территориям. ДНР и ЛНР в этом совершенно не оригинальны.

Засада в том, что основой экономики является незыблемость частной собственности. Потому что экономика - она не про духовность, нравственность и соборность. Про духовность, нравственность и соборность успешно толкуют другие учения. Она про деньги и имущество. Когда ты знаешь, что имущество ты можешь потерять в любую минуту, встает вопрос - зачем мне это надо? И экономика заканчивается. Начинается суверенная экономика, почти всегда - мобилизационная.

В бизнесе управленец решает все. Не собственник, который может и не быть управленцем, и лучше даже, если он им не является, а, простите, менеджер. Экспроприация и военный коммунизм разрушают институт управленца.

Управленец должен видеть свои ресурсы, знать свои затраты и понимать свою прибыль. Если этого нет, управленцу нечем управлять, у него исчезает сам предмет работы. Владимир Ленин, которого пропаганда возвысила до уровня гения экономической мысли, на самом деле гением-то стал, набив шишки на военном коммунизме. Он решил, что выгонит с предприятий хозяев, передаст власть «трудовым коллективам», которыми будут управлять из совнаркомов телеграммами. Когда в стране остановилось все, Ленин понял, что ошибся. На предприятиях творилось черт-те что.

Промышленность пришла в себя только в 1930-е годы, когда в СССР появился класс «красных директоров». По сути это была каста управленцев. Именно каста. Она была открыта «снизу», то есть хороший рабочий годам к сорока мог стать управленцем, и в этом была ее сила. Она была подконтрольна «сверху», то есть товарищ Сталин мог запросто расстрелять директора. И все же это был полноценный класс советского бесклассового общества, благодаря которому мы имеем все, чем принято гордиться из советских достижений.

Вводя «внешнее управление», власти ДНР и ЛНР делают на самом деле ровно то же, что делал Ленин в 1918 году. И примерно столько же времени им потребуется, чтобы заменить старую касту управленцев на новую, выращенную ими. Если у них вообще будет это время. Слишком зыбко само существование этих республик. То ли они вернуться к Украине, то ли присоединятся к России, то ли останутся квази-самостоятельными. Но без приставки «квази» не получится точно. Слишком крепко зажат Донбасс между Россией и Украиной, а о признании или помощи остального мира остается лишь мечтать.

Очень плохая история - попытки военных режимов контролировать цены. У экономики не так много законов, но один из них гласит: цены устанавливает тот, кто предлагает товар на рынок, учитывая свои издержки и свою жажду прибыли. На цену сверху давит конкуренция, снизу - себестоимость, но в любой мало-мальски работающей системе (даже в современной России) она устанавливается на некоем уровне, который устраивает всех. Если товар слишком дорог, его не берут. Если, как это практикуется в популистских режимах, он слишком дешев, его сметают, и его не хватает. Наступает дефицит, а в обстановке дефицита подлинная власть в экономике смещается в сторону распределения. Это отвратительно и разрушительно для общества, потому что лишает его правильных ориентиров, уничтожает здоровую систему ценностей.

Пытаясь декларировать, что товары под маркой «Сделано в ДНР» или «Сделано в ЛНР» будут дешевле украинских и российских, в Донецке и Луганске надеются только на силу автомата и приклада. Это не работает даже в КНДР, где параллельно с «социалистической» экономикой развилась полноценная рыночная. Не работает и в Венесуэле, где очень похожая на донецкую политика «военного социализма» привела к тому, что не хватает даже туалетной бумаги. При Чавесе и 100-долларовых ценах на нефть она еще со скрипом работала, но Чавес умер, нефть обвалилась, а следом - обваливается на глазах и экономика Венесуэлы. Забавляет как донецкие чиновники устанавливают цены даже на помидоры: «если на Украине 160 рублей за кило, то у нас будет 112». А зарплату рабочим в теплицах тоже будут в 1,5 раза ниже, чем на Украине платить? Так они разбегутся. И не будет вообще никаких помидоров.

Нужно раз и навсегда запомнить: то, что люди в ДНР и ЛНР худо-бедно не умирают с голода, а местами даже сносно существуют - это заслуга России. Но у российской помощи есть пределы, в которые она упрется (или уже уперлась), есть пределы ее возможностей.

Во-первых, это опасения России попасть под новые санкции, если будет напрямую работать с ДНР и ЛНР через нормальные торгово-финансовые институты.

Во-вторых, попытки России выстроить сложносочиненные схемы взаимодействия с ЛНР и ДНР через полу-признанные страны вроде Южной Осетии только удваивают неопределенность и хаос. К Южной Осетии применимо все, сказанное в адрес ДНР и ЛНР, разве что там не стреляют каждую секунду. Если представить, что ДНР и ЛНР, будут реально контактировать с Россией через Южную Осетию, мы получим только больше стенаний о неэффективности и коррупции.

Россия могла бы зажмуриться, и присоединить к себе ДНР, ЛНР. Тем самым она спасла бы не столько экономику Донбасса, сколько людские жизни. И в перспективе оказалась бы правой, потому что нет ничего ценнее жизни человека. Но Россия боится это сделать. Она не хочет нового витка обвинений с Запада в «агрессии Москвы» и санкций. А, может, все еще рассчитывает с помощью непокоренного Киевом Донбасса не дать уйти в ЕС и НАТО всей Украине. В итоге Донецк и Луганск вынуждены экспериментировать с построением своего экономического рая. Жить-то им надо здесь и сейчас.


Источник

Категория: Новости Новороссии | Добавил: Ленпех (02.05.2017)
Просмотров: 405 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Опрос
За кого Вы проголосуете на выборах Президента РФ
Всего ответов: 14729
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 123
Гостей: 121
Пользователей: 2
bormotov58, sgetsevich