20:54
Вторник, 06.12.2016
Главная » Статьи » Новости Новороссии

1 сентября в Донбассе может наступит мир
Приведет ли очередное соглашение о прекращении огня к окончанию войны?

Представители трехсторонней контактной группы по урегулированию ситуации в Донбассе обсудили договоренность о прекращении огня с 1 сентября. Об этом в пятницу, 26 августа в эфире телеканала «112 Украина» заявил советник украинской Службы безопасности Юрий Тандит.

«Сегодня на гуманитарной подгруппе обсуждался ряд вопросов. По инициативе президента Петра Порошенко был поднят вопрос, в присутствии представителя ОБСЕ, о прекращении огня, особенно это касается 1 сентября», — сказал он, объяснив выбор даты необходимостью «обеспечить детям возможность начать учебный процесс, а дошкольникам — посещать детские сады».

«Мы надеемся, что с 1 сентября процесс этот начнется», — заявил Тандит, добавив, что «мы увидели, что фактически со стороны ОРДЛО (отдельные районы Донецкой и Луганской области — ред.) нас услышали».

Ранее, представитель Киева в гуманитарной подгруппе трехсторонней контактной группы по урегулированию кризиса на Украине Ирина Геращенко отметила, что «накануне 1 сентября все стороны просто обязаны прекратить огонь, потому что страдают не только военные, но и гражданское население».

«Безусловно, просто необходимо подумать о безопасности детей. Мы призываем, чтобы режим прекращения огня действовал стабильно и никаких нарушений не было», — заявила она.

Москва также призвала конфликтующие стороны полностью прекратить огонь к 1 сентября. Об этом на переговорах в Минске заявил полпред России Борис Грызлов.

«Совсем немного времени осталось до 1 сентября, когда в школах начнется учебный процесс. Мы призываем стороны конфликта к полному бессрочному прекращению огня к началу учебного года», — сказал Грызлов журналистам.

Кроме того, он отметил отсутствие альтернативы полной реализации минских соглашений для установления мира и подчеркнул, что официальный Киев должен четко отражать все договоренности, достигнутые в Минске, в принимаемых Верховной Радой законах.

Напомним, что состоявшийся в последний раунд переговоров контактной группы, состоявшийся в начале августа, не принес значимого продвижения в вопросе разведения сил от линии соприкосновения. Соглашения о перемирии стороны принимают регулярно. Однако и после соглашений о перемирии между сторонами конфликта продолжаются перестрелки, лишь временно менее интенсивные, постепенно снова приводящие к росту напряженности. Обычно стороны договариваются о прекращении огня накануне праздников: Нового года, Пасхи и т. д.

— Дело тут не в школьниках, — комментирует очередную мирную инициативу Порошенко политический обозреватель Виктор Шапинов.

— Киеву по-прежнему нужно посылать на Запад какие-то сигналы, свидетельствующие о намерении двигаться в сторону мирного урегулирования. При отсутствии реальных шагов к этому, делаются подобные заявления. Однако, на деле, как сообщают мои товарищи из ДНР и ЛНР, обстановка на линии соприкосновения обостряется — участились обстрелы из минометов и с использованием ствольной артиллерии. Также эти заявления призваны сгладить негативное впечатление от провокации на границы Украины и Крыма, по итогам которой даже в Вашингтоне заявили, что успокоиться следует обеим сторонам, — а это явная затрещина Киеву от «старшего брата».

«СП»: — Порошенко настаивает и надеется, что работа в «нормандском формате» будет возобновлена в обычном режиме. Так он заявил американским журналистам из CNN. Означает ли это недовольство Киева фактическим исключением из переговоров? Может ли очередная мирная инициатива Порошенко быть продиктована необходимостью продемонстрировать что-то лидерам «нормандской» уже «тройки», которые в начале сентября встретятся в Китае?

— В Киеве чувствуют, что если процесс не двигается в соответствии с подписанными в Минске соглашениями, то «старшие» партнеры, как в Вашингтоне, так и в Москве, будут искать другие решения. Чем меньше в процессе участвует Киев, тем больше украинская власть становится объектом договоренностей, чем субъектом. Параллельно с этой десубъективизацией Киева, там начинают понимать, что Запад преследует в конфликте собственные цели и никогда не брал на себя обязательства всегда отстаивать точку зрения Украины. Отсюда попытка остановить процесс на стадии прекращения огня, постоянно возвращаясь именно к этому вопросу. В Киеве считают, что так можно не двигаться дальше, не делать новых шагов в рамках мирного урегулирования, т.к. каждый новый шаг не будет добавлять очков существующей украинской власти.

«СП»: — Ожидаете ли вы каких-то подвижек от встречи Путина, Меркель и Олланда в Китае? Фактическое отстранение Порошенко от переговоров может свидетельствовать о намерении Европы заставить Киев выполнить договоренности?

— Франция никогда активно не вмешивалась в украинские процессы, ограничиваясь поддержкой инициатив Германии. У последней же сейчас слишком много проблем «на домашнем фронте», чтобы всерьез продавливать какую-то стратегию в отношении украинского конфликта. Скорее украинский вопрос станет поводом для Владимира Путина поговорить с Меркель и Олландом об отмене санкций, и тут отсутствие Порошенко как раз на руку Москве.

«СП»: — В минских соглашениях не было прописано механизма принуждения к их исполнению. Почему? Могут ли они быть дополнены в этом отношении?

— Реальным рычагом со стороны США могло бы стать прекращение политической поддержки существующего в Киеве режима. Это неизбежно привело бы его к падению под напором недовольных олигархических групп, которые, конечно, организуют массы обездоленных граждан, если не будет прямого запрета со стороны американского посольства. Однако такое решение обернется резким изменением баланса сил в украинской политике, который вряд ли устроит Вашингтон. Другие формы давления пока не действенны.

«СП»: — Очередная мирная инициатива Киева приходит на фоне очередного обострения. Долго ли продлится этот мир? Есть ли реальный способ обеспечить хоть сколько-нибудь продолжительную передышку для жителей Донбасса?

— Я не вижу никаких надежд на прочный мир, без устранения от власти тех политических сил, которые воцарились в Киеве по итогам «Майдана». Мне кажется, что практика двух лет это убедительно доказала. Война и гражданский конфликт — это сущность и опора существующего в Киеве режима.

— Украинская сторона в очередной раз занимается демагогией, — убежден доктор политических наук и член научного совета при Совете безопасности России Андрей Манойло.

— В течение нескольких лет войны в Донбассе 1 сентября никогда не останавливало украинских националистов, даже наоборот: именно в этот день интенсивность обстрелов населенных пунктов ДНР и ЛНР всегда возрастала. В этом плане ситуация не изменилась. Нацисты в ВСУ и нацгвардии остались те же, жизни детей Донбасса для них по-прежнему ничего не значат. Причина такого заявления Порошенко может лежать сразу в нескольких плоскостях: 1) Все чувствуют (и в России, и на Украине, и в Донбассе), что что-то готовится. У ополченцев высокий боевой дух, они полны решимости защитить свою землю, даже если это придется делать на подступах к Киеву, Львову. ВСУ, скорее всего, не очень готовы к масштабным боевым столкновениям именно сейчас. Киев же, понимая, что еще один масштабный разгром ВСУ и влившихся в их ряды карателей поставит крест на нынешнем режиме (его сметут свои же), а Россия после терактов в Крыму не намерена больше сдерживать вооруженные силы Новороссии, стремится оттянуть катастрофу, выступая с инициативой о бессрочном перемирии. 2) Порошенко, видимо, готовится к уходу с поста президента и, также как и Обама, пытается напоследок прилепить себе образ миротворца, голубя мира, вспомнившего 1 сентября о детях Донбасса. Понятное дело, что его слова на Украине практически ничего не стоят (ему никто в реальности не подчиняется), но на Западе этот жест, может быть, воспримут как проявление человечности и гуманизма. Может быть, Порошенко за эту инициативу (после нескольких лет методичного расстрела жителей Донбасса) даже дадут Нобелевскую премию мира, как в свое время — его другу Бараку. 3) Возможно, украинские радикалы, не подчиняющиеся Порошенко, готовят масштабную военную провокацию, и Порошенко, понимая, что влетит именно ему, пытается от действий этих радикалов заранее отмежеваться. Какой именно мотив из приведенных выше является для украинской стороны определяющим — сказать трудно. Возможно, речь может идти и об одном, и о втором, и третьем мотиве одновременно.

«СП»: — Будет ли это перемирие реально соблюдаться? И как долго оно продлиться? Ведь сколько их уже было? Есть ли способ в рамках существующих соглашений добиться прочного мира?

— Нет никакой уверенности в том, что перемирие будет соблюдаться. Тем более, в условиях приближения отопительного сезона: экономический кризис на Украине нарастает, значит, как только он достигнет очередного пика, следует ожидать новых всплесков насилия и экстремизма, которые власти могут попытаться канализировать, подсунув «внешнего врага» — Донбасс и Россию. Впрочем, даже временный мир — это благо для мирных жителей Донбасса, ежедневно подвергающимся артиллерийским обстрелам со стороны ВСУ и нацгадов. Что касается вопроса о том, можно ли в рамках существующих соглашений добиться прочного мира, то ответ на него, скорее всего, отрицательный: нынешний Киев понимает только язык силы. Если Европа начнет на него давить настоящим образом, поставив кованный немецкий ботинок на горло, то Киев пойдет и на федерализацию, и на амнистию, и на многое другое. Но Европа пока в этом деле особой последовательности, к сожалению, не проявляет. Россия же находится в состоянии сжатой пружины, готовой распрямиться в любой момент.

«СП»: — По словам Эдуарда Басурина, ставшие за последние дни обычным явлением обстрелы постов Совместного центра по контролю и координации процесса перемирия в Донбассе являются частью плана подготовки ВСУ к захвату контролируемой силами ДНР Ясиноватой. В среду вечером сообщалось, что украинские силовики готовят захват города. Насколько серьезно это намерение? Откажется ли теперь от него украинская сторона?

— Если не предпринимать встречные меры — не откажется. ВСУ действительно готовится к наступлению сразу по нескольким направлениям. Они подтянули, в нарушение Минских соглашений, тяжелую бронетехнику и артиллерию, в том числе реактивную, прямо к линии соприкосновения. Возможно, планируется крупная вооруженная провокация в направлении Ясиноватой. Как отражать такие провокации, ВС Новороссии знают. Кстати, это уже пятая или шестая попытка прорвать фронт, если считать с начала марта 2016 года. И везде повторялся один и тот же сценарий: ВСУ формировали ударную группировку, подтягивали ее вместе с запрещенными Минскими соглашениями бронетехникой и артиллерией на исходные позиции для наступления, затем ДНР с помощью превентивного массированного артналета эту группировку уничтожали, и украинские вояки вынуждены были наступление отменять. Возможно, на этот раз произойдет то же самое.

«СП»: — После крымской провокации Порошенко фактически отстранили от переговорного формата. Какой теперь, по-вашему, будет тактика Киева?

— Порошенко боится, что после крымских терактов Россия разъярится и вместе с ополченцами ДНР и ЛНР реализует изначальный проект «Русской Весны» — освободит от бандеровской оккупации всю оставшуюся Новороссию. То, что киевская власть относится к этой угрозе совершенно серьезно — бесспорный факт. Именно поэтому Порошенко после поимки в Крыму укродиверсантов пришел в состояние сильнейшей паники и пытался дозвониться сначала Путину, затем начал названивать лидерам Европы и США. Российского лидера он хотел успеть заверить (до того, как «гремя огнем, сверкая блеском стали, …»), что это не его вина; западным лидерам он пытался «втереть» мантру о том, что «Россия собирается присоединить Украину к своей империи»…

«СП»: — Чего вы ожидаете от переговоров в Китае? Есть ли надежда на подвижки в процессе урегулирования?

— Я думаю, принципиальных подвижек не будет. Всем «нормандцам» (возможно, за исключением украинской стороны) изрядно надоел Минский переговорный процесс — из-за своей крайне низкой результативности. Украина мастерски саботирует реализацию Минских соглашений, а европейцы не могут или не хотят на нее должным образом надавить. Другое дело, что пока альтернативе «нормандскому формату» нет — только так можно хоть как-то повлиять на маловменяемое украинское руководство. Поэтому за него и держатся, как за чемодан без ручки — и нести тяжело, и бросить жалко. Главным результатом встречи «нормандской тройки» в Китае может стать коллективное осуждение киевского режима, связанное с недавними терактами в Крыму, организованными военной разведкой ВСУ, и фактический карт-бланш любому из участников на предельно жесткое «возвращение Киева к реальности». Возможно, в свете крымских событий «нормандская тройка» констатирует, что «все возможные меры для мирного урегулирования конфликта на Украине были предприняты, но оказались тщетными», и что конфликт необходимо решать другими мерами, направленными на «принуждение» Киева «к миру». Что за этим последует — в принципе, всем понятно.

Категория: Новости Новороссии | Добавил: Ленпех (27.08.2016)
Просмотров: 241 | Теги: Украина, украинский национализм, Война в Донбассе, Минские соглашения, нормандский формат | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
Кто действительно защищает права военных пенсионеров?
Всего ответов: 242
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 67
Гостей: 67
Пользователей: 0