00:18
Четверг, 23.05.2019
Главная » Статьи » История

Сталинский подарок: Было время, и цены снижались
70 лет назад в стране подешевели колбаса, рыба, хлеб и водка

В феврале 1949 года было объявлено об очередном снижении цен. 70 лет назад подешевели товары массового спроса в государственной торговле на сумму в 48 миллиардов рублей, а также в кооперативной и колхозной торговле — на 23 миллиарда рублей. Главная газета страны «Правда» в передовице «Новое проявление сталинской заботы о людях» писала: «С огромным патриотическим подъемом, с великой гордостью за свою советскую Родину встретил наш народ переданное вчера по радио и публикуемое сегодня в газетах постановление Совета министров и ЦК ВКПб) о новом снижении с 1 марта 1949 года государственных розничных цен на товары массового потребления». «Сердца всех трудящихся социалистического государства полны горячей благодарности партии большевиков, Советскому правительству, любимому вождю и учителю товарищу Сталину за отеческую заботу о советском человеке, о всестороннем удовлетворении жизненных потребностей народа».

Родная заступница

Цены на хлеб, муку и хлебобулочные изделия, крупу и макароны, мясо и колбасные изделия, рыбу и рыботовары, сливочное и топленое масло были снижены на 10%. На 12% подешевели пальто, костюмы, платья и другие швейные изделия из шерстяных тканей; на 15% - платья, сорочки, блузки и другие швейные изделия из шелковых тканей, обувь, головные уборы. На 20% упала цена сыра и брынзы, парфюмерных изделий, индивидуального пошива одежды, посуды, мотоциклов, велосипедов, радиоприемников, пианино, аккордеонов, баянов, ювелирных изделий, пишущих машинок.

Снизились цены на телевизоры, патефоны, часы, меха, шерстяные и шелковые ткани, электротовары, фотоаппараты и бинокли, скобяные и шорные изделия. И даже водка подешевела — на целых 25%. Очень кстати — за такое событие не грех выпить!

Граждане Советского Союза ликовали. И выражали свою радость — одни в семейном и дружеском кругу, другие — на страницах газет. Вот лишь два примера. «После этого снижения цен, — заявила корреспонденту „Правды“ стахановка московской фабрики „Парижская коммуна“ тов. Сережкина, — каждая семья реально почувствует дальнейшее улучшение материального положения. Я многодетная мать и для меня, как для всех нас, это снижение цен является замечательным сталинским подарком».

«Я — беспартийная. Но я обращаю к партии полные к благодарности слова. Спасибо тебе, наша родная заступница, за постоянную заботу о нас! Пусть с завистью смотрят народы всего мира на страну, превращенную тобой в настоящую Родину для трудящихся!». Это восторженное восклицание принадлежит инвалиду Великой Отечественной войны, орденоносцу Бегишевой, которое она прислала в «Известия».

Ликовали не все

В записке начальника отдела пропаганды и агитации ЦК ВКП (б) Дмитрия Шепилова, адресованной заместителю председателя Совета министров Георгию Маленкову «Об откликах трудящихся на постановление Совета Министров СССР и ЦК ВКП (б) о новом снижении розничных цен», отправленной 4 марта 1949 года, в частности, говорилось: «Трудящиеся Советского Союза с воодушевлением встретили решение Совета Министров СССР и ЦК ВКП (б) о снижении цен и рассматривают это мероприятие как новое проявление заботы партии и правительства об улучшении благосостояния народа. На заводах, фабриках, шахтах, в колхозах, МТС и учреждениях состоялись массовые митинги и собрания трудящихся… Партийные организации сообщают об отдельных случаях враждебных выступлений. Инженер завода им. Кирова Капман (г. Ленинград), беседуя с группой рабочих, заявил: „Из-за такого небольшого снижения цен не нужно поднимать столько шума. Это снижение имеет лишь агитационный характер“. Подобное же заявление сделал работник Ленгиза Гоккель…».

В той же записке говорилось, что агитаторам, которые вели разъяснительную работу, задавались различные вопросы: почему не снижены цены на сахар, мыло, керосин, кожаную обувь; не будет ли ликвидирована хлебная надбавка и увеличена квартплата; почему недостаточно снижены цены на хлеб, муку, растительное масло. Часть женщин выражала неудовлетворение большим снижением цен на водку и внесла пожелания больше и чаще продавать муку.

В чем же дело? Почему были недовольные сталинской заботой?

Сражение за хлеб

Снижение цен в СССР выглядело странным. Прошло всего несколько лет после окончания невиданной, кровопролитной войны, в которой страна понесла огромный урон. На европейской территории лежали в руинах целые города и многие промышленные объекты. Миллионы рабочих и крестьян погибли на фронтах Великой Отечественной или потеряли трудоспособность в результате ранений. В стране действовала распределительная карточная система.

Вскоре на Советский Союз обрушился другой враг — голод. Причиной ему стали два подряд больших неурожая — зерновых, картофеля, овощей. Но даже в такой сложной ситуации можно было избежать катастрофы, если бы выполнились два условия — открылись закрома госрезерва и сократились поставки сельхозпродукции за рубеж. Но этого не произошло.


В результате от голодной смерти — в мирное время! — в СССР погибло примерно полтора миллиона человек. Разумеется, советская пресса об этом молчала. Зато газеты писали о том, как страдают простые труженики в странах капитала — они недоедают, у них нет работы и, следовательно, средств к существованию…

Казалось, в таких тяжелых условиях руководству Советского Союза логичнее думать о повышении цен, чтобы пополнить оскудевшую государственную казну. Но цены по команде Сталина поползли вниз…

Еще раз повторю — снижение цен 1949 года стало, по словам кремлевских пропагандистов, не первым, а очередным. Стоимость товаров менялась и ранее — в феврале власти 1946-го снизили коммерческие цены на хлеб. Но… Он тут же превратился в дефицит, ибо не хватало муки. Как сообщал секретарь Читинского обкома ВКП (б) Воронов, около коммерческого магазина, открытого 26 февраля в Чите, образовалась такая большая очередь, что «покупатели чуть не разнесли весь магазин». Аналогичные факты имели место в Калуге. Там были сломаны прилавки и выбиты окна, несколько человек были искалечены и отправлены в больницу. Сражались — в прямом смысле слова — за хлеб и в других городах.

В июле того же 1946 года снизились коммерческие цены на промтовары. Однако и в этом случае создалась непростая ситуация. У большинства людей просто не было денег на покупки. Но и те, у кого они имелись, тоже остались не у дел. Вот, что, к примеру, сообщали в Москву из Челябинского обкома ВКП (б): «В первый и второй день торговли по сниженным ценам у магазина задолго до его открытия собиралось по 200−300 человек… Особенно повышенный спрос предъявляют трудящиеся на готовое платье, на ткани шерстяные, шелковые и хлопчатобумажные, на трикотаж, чулки и носки, на галантерейные и посудо-хозяйственные товары. Наблюдаются большие очереди за такими предметами, как чулки, носки и особенно нитки, цена которых снизилась с 20 до 6 рублей за катушку. Многие выражают надежду, что это не последнее снижение цен. Такие разговоры слышны в отделах шерстяных товаров и готового платья: «Все равно еще дорого. Разве нам купить за такую цену? Это не по нашим деньгам!».

«Сюрприз» у прилавка

В декабре 1947 года были отменены карточки на продовольственные и промышленные товары и установлены единые цены. Разумеется, народ, измученный дефицитом, ринулся в магазины, тем более, новые цены выглядели весьма привлекательно. Однако покупателей ждал «сюрприз» — отпуск продуктов и товаров в одни руки ограничивался. По одной простой причине — спрос многократно превышал предложение! К примеру, хлеба можно было купить не больше 2-х килограммов, колбасы не свыше 500 граммов, не более 300 граммов масла. В одни руки давали лишь одну пару обуви, две катушки ниток, два коробка спичек.

Только в Москве, Ленинграде и отчасти в Киеве, Минске и других больших городах ситуация была вполне благополучной — прилавки были заполнены не только продуктами повседневного спроса, но и деликатесами: икрой, колбасами, ветчинами, рыбой разных видов, крабами. Широко были представлены кондитерские изделия, алкогольные напитки. Эти картины советского гастрономического Клондайка надолго запечатлелись в памяти очевидцев и переданные из уст в уста превратились в легенды о послевоенном изобилии в СССР.

Но много ли людей могли порадовать себя и своих близких? Увы, простые люди — рабочие и служащие, получавшие весьма скромную зарплату, вынуждены были довольствоваться малым, то есть простым и дешевым. Основу питания большинства составляли хлеб и картофель. У колхозников дела обстояли еще хуже.

В провинции прилавки продовольственных магазинов зияли пустотами, не хватало элементарных товаров и даже хлеб продавали по спискам. Торговля мукой начиналась только перед праздниками. Напечет хозяйка пирогов с простой начинкой — капустой, яблоками, накормит досыта своих домочадцев, да еще гостей позовет. Эта традиция жила долго…

Необходимо напомнить о жесткой денежной реформе, которая производилась одновременно с отменой карточек в декабре 1947 года. Та самая реформа основательно потрепала финансовое состояние многих граждан. Если сумма вклада в сберегательных кассах не превышала 3-х тысяч рублей, то обмен производился из расчета — один старый рубль на один новый. По вкладам от 3-х до 10-ти тысяч рублей производилось сокращение накоплений на одну треть суммы. По вкладам свыше 10-ти тысяч рублей государство просто изымало две трети суммы. Те, кто хранили деньги дома «в чулке», при обмене получали лишь один новый рубль за десять старых.

Следует напомнить, что и без того тяжелое положение населения усугубляли постоянные поборы в виде государственных облигаций. То есть, государство занимало деньги у народа на различные нужды. Выпуск и реализация облигаций начались в первые годы Советской власти и продолжались до конца 50-х годов.


Купившим ценные бумаги, обещали дивиденды. Причем, государство сулило народу вернуть долг с лихвой. Обещало много лет, но отдавать не спешило. Тем временем, объявлялись все новые и новые тиражи. И лишь спустя много лет после смерти Сталина, в 70-х годах, люди, сохранившие облигации, кое-какую компенсацию по ним получили. Многие же их давно выбросили, потеряв всякую надежду. Красивые цветные бумаги с внушительными цифрами валялись в мусорных баках, летали, разносимые ветром, по дворам, ими играли дети…

В конце 40-х годов народ уже был наученный горьким опытом, но — давал деньги на облигации. Вернее, их отбирали, хотя акции были объявлены добровольными. После войны причина конфискации была веская — страна пережила страшную войну, необходимо помочь поднять хозяйство.

Горький привкус

Вернемся в 1949 год, к прилавкам с новыми ценниками. Да, они выглядели привлекательно, однако многие помнили, что новые цены все равно многократно превышали довоенные. Кстати, перед Великой Отечественной цены несколько раз повышались. Многие тогда говорили, что во всем виноваты враги и вредители…

Даже после последней акции по снижению цен в апреле 1954 года, по данным Центрального статистического управления СССР (ЦСУ), стоимость посуды, обуви, тканей, мебели, швейные машин, игрушек по-прежнему заметно превышала довоенный уровень. Это касалось даже хлеба и дешевой рыбы: кильки и хамсы.

Вот такое было снижение цен. Но заветного дня ждали, надеялись. К нему готовились как к празднику. Верили, что жизнь становится лучше, светлее. Читали газеты, слушали радио, и сердца миллионов людей наполнялись радостью и гордостью — мы идем к великой цели. Казалось, до нее осталось совсем немного…

Категория: История | Добавил: Ленпех (17.02.2019)
Просмотров: 406 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Опрос
Как Вы оцениваете работу Правительства Медведева Д.А.
Всего ответов: 1046
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0