10:45
Вторник, 21.02.2017
Главная » Статьи » История

"Генеральское дело"


70 лет назад, 4 июня 1946 года, в СССР началось «Трофейное дело» или «генеральское дело». Это была кампания органов государственной безопасности СССР в 1946-1948 гг., начатая по личному указанию Иосифа Сталина и при активном участии министра госбезопасности Виктора Абакумова, бывшего руководителя СМЕРШа. Её целью было выявление злоупотреблений среди генералитета. Но, по мнению некоторых исследователей, это был повод убрать с «олимпа» популярного полководца, маршала Г. К. Жукова. Считается, что его авторитет среди народа и армии был непререкаем, тем более после победы в Великой Отечественной войне. И все это не нравилось приближенным Сталина и, конечно же, ему самому.

Однако, судя по всему, эта идея появилась уже после десталинизации, когда Сталина обвинили во всех возможных и невозможных грехах. В реальности и генералитет был не без греха. Высвечивать неприглядную сторону некоторых представителей советского генералитета и других представителей советской элиты после Победы Красной Армии над гитлеровской Германией никто не хотел, намного проще и удобнее было (с учётом внутреннего и внутреннего заказа) свалить на паранойю и жестокость «кровавого тирана» Сталина.

Предыстория

Как известно, уже в ходе войны СССР начал собирать трофеи, что было необходимым условием разрушенного хозяйства. 5 января 1943 г. Председатель ГКО И. В. Сталин подписывает Постановление ГКО « О Сборе и вывозе трофейного имущества и обеспечении его хранения». В соответствии с этим постановлением с февраля 1943 г. начала свою работу Центральная комиссия по сбору трофейного имущества. Председателем комиссии был назначен маршал Советского Союза Буденный. Начальником трофейного управления был назначен генерал-лейтенант Вахитов. Ясно, что и до 1943 г. Красная Армия занималась сбором трофейного имущества, но в период 1941-1942 гг. сбор трофеев не был централизовано организован, и отдельные трофейные команды подчиненные начальникам тыла фронтов руководствовались в своей работе исходя из соответствующих приказов НКО.

В течении второй половины 1942 г. и 1943 г. ГКО издаст 15 приказов относительно организации сбора, учета, хранения и вывоза трофейного имущества и металлолома. Кроме того, в 1943 г. ГКО утвердит план по сдаче лома и отходов цветных металлов. Трофейному управлению будут переданы базы Управления материальных фондов НКО СССР, а представители трофейного управления которые были направлены на все фронты получили четкие инструкции, в которых оговаривались задачи по учету, сбору, местах временного хранения и вывоза трофейного и поврежденного отечественного вооружения, а также металлолома и ценного имущества с армейских тылов и освобожденных территорий. Надо сказать, что помимо военных, к сбору трофейного оружия и имущества привлекалось и гражданское население, проживающее на освобожденной территории. Местные жители оказали большую помощь в сборе трофеев, так как наблюдали за отходом гитлеровцев и знали, где немцы, бросили или спрятали вооружение и имущество, которое не смогли или не успели вывезти.

В апреле 1943 г. Центральная комиссия была реорганизована в постоянно действующий Трофейный Комитет при ГКО. При фронтовых отделах формировали трофейные команды. Руководителем Трофейного Комитета был назначен маршал Советского Союза Ворошилов. В армейских частях были сформированы трофейные бригады, батальоны и роты, личный состав которых в основном представляли бойцы старшей возрастной группы. К лету была сформирована четкая структура трофейных органов Красной Армии: Трофейный Комитет при ГКО; Управление трофейного вооружения; Фронтовые управления трофейного вооружения (с 1945 г. Отдельные трофейные управления подчиненные командующим фронтов); армейские отделы трофейного вооружения. Контроль над работой трофейных частей был возложен на Главное управление контрразведки СМЕРШ.

Согласно отчетам Трофейного Комитета за период с 1943 по 1945 гг. трофейные части собрали 24615 разбитых немецких танков и САУ; более 68 тыс. артиллерийских орудий, 30 тыс. минометов, 257 тыс. пулеметов, 3 млн. винтовок; более 114 млн. снарядов, 16 млн. мин, более 2 млрд. различных патронов и т. д. Общий вес «вторсырья» черного металла составил 10 млн. тон, в том числе 165 605 тонн цветного. Часть техники ремонтировали и возвращали в войска. Так, например, в период 1943-1945 гг. автомобильный парк Красной Армии пополнился на более 60 тыс. машин за счет различных трофейных транспортных средств, что составило 9% к общему числу всего автомобильного парка Красной Армии.

Война завершилась поражение Германии, и право СССР на репарации было справедливым и признанным другими державами-победительницами. Созданная при ГКО, Государственная комиссия определила сумму материальных потерь СССР от войны с гитлеровской Германией в 674 млрд. рублей. Вопрос о репарации оговаривался в ходе работы великих держав на Ялтинской конференции. Советская сторона предлагала зафиксировать общую сумму германских репараций в 20 млрд. долларов США. При этом СССР полагалось - 10 миллиардов, Великобритании и США с учетом их жертв и важного вклада в победу - 8 миллиардов, всем остальным странам - 2 миллиарда. Однако, как известно Черчилль стал возражать против фиксирования точной цифры репарационных обязательств. Лондон был заинтересован в деиндустриализации Германии.

Согласно отчетам Трофейного комитета за период с марта 1945 по март 1946гг. по репарациям взымаемых с Германии в пользу Советского Союза на территории Германии было демонтировано и вывезено в СССР: 1) Оборудование 29 заводов черной металлургии общей стоимостью 10 млрд. руб. по государственным ценам; 2) оборудование машиностроительных заводов (214300 различных станков и 136381 различных по мощности электромоторов); 3) черные, цветные и прочие металлы в промышленном виде 447 741 тонн на сумму 1 млрд. 38 млн. рублей; 4) оборудование 96 электростанций и т. д.

Однако СССР не только вывозил, но и содержал Германию и станы Восточной Европы. Начиная с осени 1945 г. Советский Союз начинает «кормить» страны Восточной Европы: уже в июне 1945 г. продовольственную помощь запросили Венгрия и Польша; в сентябре - Румыния, Болгария, затем Югославия. В 1945 году справиться с продовольственными трудностями собственными силами пытались лишь власти Чехословакии, но и они годом позже обратились к СССР за помощью. В том же 1946 году зерно потребовалось и Финляндии. СССР также оказывал продовольственную помощь коммунистической Народно-освободительной армии Китая. И это при чрезвычайно трудном положении с продовольствием во многих областях самого Союза. Кроме того, начиная с мая 1945 г. Советский Союз вынужден был взять на себя решение продовольственного снабжения населения крупных городов Германии.

Понятно, что ещё до вступления на территорию Германии солдаты и офицеры тыловых частей КА зачастую прибегали к поиску и «сохранению» различных трофеев в свою пользу. После Победы над Рейхом, было принято официальное решение ТК, которое якобы устно одобрил Сталин разрешающее бойцам КА высылать домой полученные трофеи не чаще одной 5 кг посылки, а офицерам среднего звена не чаще одной 10 кг посылки в месяц. Старшим офицерам (в звании майор и выше) разрешалось высылать две посылки 16 кг в месяц. Для этого в каждой из воинской частей, комендатурах, госпиталях и т.д. создавались комиссии в задачу, которых входило проверка содержания отправляемых на родину посылок. К отправке в посылках на Родину не допускалось оружие, изделия из драгоценных камней и металлов, антиквариат и различные другие вещи связанные с нацистским режимом. Однако эти комиссии обычно чисто формально. А посылки старших офицеров практически не проверялись.

Позднее меры были ужесточены. По приказу Г. К. Жукова личный состав комендатур обязали останавливать транспорт и военнослужащих на предмет проверки имущества и отбирать находящиеся у них вещи запрещенные к вывозу согласно перечня утвержденного июньским приказом Главнокомандующего Советской военной администрацией в Германии (СВАГ). В перечень были включены легковые автомобили, мотоциклы, меха и т.д. Однако, несмотря на все предпринятые шаги по ужесточению, многие вещи из запрещаемого перечня всё равно очень быстро оказывались на территории СССР. «Трофейный пик» пришелся на период 1946-1947 гг. Понятно, что военная контрразведка просто не имела возможности отследить и пресечь к вывозу все то, что было в вещмешках, баулах, чемоданах солдат и офицеров, возвращающихся из Германии в Союз.

При этом стоит отметить, что в отношении мародеров в Красной Армии действовали жестко. Застигнутый за мародерством солдат или офицер, сразу же предавался военному трибуналу, а его приговор в военное и послевоенное время был однозначен – расстрел. Поэтому в Красной Армии соответствующие органы и командование очень быстро погасило обычный для войны всплеск «беспредела» в побежденной стране (бесцельные расстрелы, мародерство, насилия над женщинами т. д.). Для сравнения, в армиях союзников такой строгости не было.

Дело Новикова

15 марта 1946 г. решением СНК СССР Народные комиссариаты были преобразованы в Министерства. НКГБ изменил своё название на МГБ. 4 мая 1946 г. министром госбезопасности был назначен генерал-полковник В. С. Абакумов. Именно Абакумову в начале своей работы в министерском кресле пришлось столкнуться с «волной» различных послевоенных преступлений. Война завершилась, однако проблем была ещё масса, необходимо было ликвидировать «лесных братьев» в Прибалтике и подавить укронацистов на Украине, сбить волну обыкновенного бандитизма (криминал воспользовался войной для роста своего влияния на общество) и т. д.

Весной 1946 г. в Министерстве вооруженных сил СССР (МВС СССР) произошли кадровые изменения. Нарком авиационной промышленности А. И. Шахурин, командующий ВВС, главный маршал авиации А. Новиков, заместитель командующего — главный инженер ВВС А. К. Репин были арестованы в ходе расследования т. н. «авиационного дела». На пост командующего ВВС СССР был назначен генерал-полковник авиации К. Вершинин. Маршал Советского Союза Г. К. Жуков был назначен Главнокомандующим сухопутными войсками МВС СССР.

30 апреля 1946 г. министр МГБ Абакумов направляет Сталину заявление Новикова. В нем бывший командующий ВВС заявил о «вредительстве», в сокрытии «антигосударственной практики в работе ВВС и НКАП». Новиков признавался, что «сам культивировал угодничество и подхалимство в аппарате ВВС. Все это происходило потому, что я сам попал в болото преступлений, связанных с приемом на вооружение ВВС бракованной авиационной техники. Мне стыдно говорить, но я также чересчур много занимался приобретением различного имущества с фронта и устройством своего личного благополучия. У меня вскружилась голова, я возомнил себя большим человеком…».

Также Новиков обвинил Жукова в «политически вредных разговорах с ним, которые мы вели в период войны и до последнего времени». Жуков якобы, как «человек исключительно властолюбивый и самовлюбленный», «сколачивает людей вокруг себя, приближает их к себе». По словам Новикова: «Жуков очень хитро, тонко и в осторожной форме в беседе со мной, а также и среди других лиц пытается умалить руководящую роль в войне Верховного Главнокомандования и в то же время Жуков не стесняясь выпячивает свою роль в войне как полководца и даже заявляет, что все основные планы военных операций разработаны им. Так, во многих беседах, имевших место на протяжении последних полутора лет, Жуков заявлял мне, что операции по разгрому немцев под Ленинградом, Сталинградом и на Курской дуге разработаны по его идее и им, Жуковым подготовлены и проведены. То же самое говорил мне Жуков по разгрому немцев под Москвой. Таким образом, проявился «бонапартизм» Жукова, вырисовывалась линия военного заговора с целью государственного переворота.

После смерти Сталина, Новиков станет чуть ли не главным свидетелем на судебном процессе Абакумова и главный обвинитель Руденко приложит все свое старание доказать, что арест главного маршала авиации был безосновательным, а его показания были выбиты путем пыток и истязаний. Эта версия, прозвучавшая в ходе начала «хрущевской оттепели», то есть десталинизации, будет в дальнейшем растиражирована и станет основной в ходе «перестройки» и «демократизации» России в 1980-1990-х годах.

Дело Жукова

1 июня 1946 г. дело Жукова было рассмотрено на Высшем Военном Совете в присутствии всех девяти маршалов Советского Союза, каждый из которых высказал своё мнение относительно личности Г. К. Жукова. Совет, коллегиальным решением внес предложение освободить маршала Жукова от должностей Главнокомандующего Сухопутными войсками, Советскими оккупационными войсками и заместителя министра Вооруженных Сил СССР. 3 июня Совет Министров СССР утвердил эти предложения. Георгий Жуков был назначен на должность командующим Одесским военным округом, что для него означало опалу.

Однако на этом проблемы Жукова не закончились. 23 августа 1946 г. министр Вооруженных сил Н. Булганин направил на имя Сталина докладную записку, в которой сообщалось, что около Ковеля задержано 7 вагонов, в которых находилось 85 ящиков с мебелью. При проверке документации выяснилось, что мебель принадлежит маршалу Жукову. По описи имущества, прибывшего из города Хемниц, в 7 вагонах находилось: 194 предмета мебели для спальни, гостиной, кабинета, кухни и т.д. Особо выделялась мебель для гостиной, сделанная из красного дерева. Реакция Сталина на это происшествие неизвестна, однако вскоре произошли события, которые вошли в историю, как «трофейное дело».

«Трофейное дело»

Очевидно, что беспорядки творящиеся в Красной Армии, несмотря на ее быстрое сокращение, сильно беспокоили Сталина. Необходимо было навести порядок, особенно среди высшего командного состава. Иначе Советский Союз мог легко стать жертвой США и Британии. Тяга к материальному вела к перерождению советской элиты, превращала её в буржуазный класс с мещанской психологией. Советский проект был основан на построении общества созидания и служения, а здесь появлялись зачатки общества потребления. После устранения Сталина, именно отказ от стремления к идеалу общества созидания и служения и ориентация на материальное, приведет к падению Красной империи. Две «перестройки» - Хрущева и Горбачева, уничтожат суть красного (советского) проекта, программу создания «идеального» общества. Советский Союз потеряет цель своего существования, что и вызовет геополитическую катастрофу 1991 г.

Ведь коррупция поразила даже чекистские органы. К примеру, начальник управления контрразведки 1-го Белорусского фронта, А. А. Вадис создал при управлении «нелегальный склад трофейного имущества», из которого делал подарки заместителям начальника УКР «СМЕРШ» Н. Н. Селивановскому, И. И. Врадию и другим высокопоставленным чекистам. Вадис не забывал и себя – ценное имущество отправлял семье служебным самолетом из Германии в Москву, и супруга Вадиса им спекулировала. Сам же из Берлина вывез вагон мебели и прочих вещей, а также легковой автомобиль. Затем Вадис привез в Москву трофеи, приобретенных во время работы в Маньчжурии (служил начальником УКР «СМЕРШ» Забайкальского фронта) - меха, шелковые и шерстяные ткани, и пр. Впоследствии Вадис дорос до заместителя МГБ УССР, но в январе 1952 г. был исключен из партии за то, что не обеспечил мер по ликвидации оуновского подполья, неумеренное пьянство и излишнюю любовь к трофеям (А. Тепляков «О коррупции в органах НКВД-НКГБ-МГБ-КГБ СССР»).

Продолжение следует…
Автор Самсонов Александр

Категория: История | Добавил: Ленпех (04.06.2016)
Просмотров: 530 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
Кто действительно защищает права военных пенсионеров?
Всего ответов: 2120
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 134
Гостей: 131
Пользователей: 3
Ponik, Ленпех, nikkuz