13:01
Вторник, 12.12.2017
Главная » Статьи » История

«Дух оптимизма... витал на командном пункте фронта». Харьковская катастрофа Красной Армии

Советские бойцы Юго-Западного фронта атакуют при поддержке танка БТ-7.

75 лет назад, в мае 1942 года, почти одновременно с боями в Крыму развернулись активные военные действия в районе Харькова, которые также закончились масштабной военной катастрофой. Красная Армия начала Вторую Харьковскую битву, которая завершилась окружением и практически полным уничтожением наступающих советских армий. Из-за катастрофы под Харьковом стало возможным стремительное продвижение вермахта на южном стратегическом направлении на Воронеж и Ростов-на-Дону с последующим выходом к Волге и продвижением на Кавказ.

Среди причин катастрофы под Харьковом можно выделить две основные: 1) объективная — обе стороны готовились к наступлению, и немцы имели в районе наступления Красной Армии мощные подвижные соединения, которые использовали для контрудара и разгрома советских войск. Немцы были ещё объективно сильнее, лучше воевали; 2) субъективная — ошибки советского командования, в первую очередь главнокомандующего войсками Юго-Западного направления маршала Советского Союза С. К. Тимошенко, начальника штаба генерал-лейтенанта И. X. Баграмяна, члена Военного совета Н. С. Хрущёва. Командование Юго-Западного направления недооценило противника, а когда стало ясно, что надо переходить к обороне и отводить войска, упорствовало в своей ошибке.

Перед сражением

После зимней кампании 1941-1942 гг. вермахт в целом восстановил силы и планировал завершить войну в ходе кампании 1942 года. Германская военно-политическая верхушка всё ещё сохраняла уверенность в превосходстве вермахта над Красной Армией. Адольф Гитлер 15 марта заявил, что в течение лета 1942 года русская армия будет полностью уничтожена. Однако гитлеровская ставка видела невозможность повторения кампании 1941 года — с одновременным наступлением на всем огромном Русском фронте. Было решено наступать на одном стратегическом направлении — южном. Гитлер приказал главные усилия немецких войск направить на юг для захвата Кавказа и прорыва к Волге. Немцы планировали в последовательных операциях по частям разгромить противника.

Зимнее наступление советских войск в марте 1942 года заглохло, Красная Армия перешла к обороне. Советское верховное командование предугадало, что противник летом 1942 года развернёт новое стратегическое наступление. Советская Ставка и Генштаб, исходя из того, что наиболее мощная группировка вермахта в составе 70 дивизий по-прежнему располагалась на московском (центральном) стратегическом направлении, пришли к выводу, что главная борьба с наступлением лета вновь развернётся в районе Москвы. Здесь ожидался главный решительный удар врага и концентрировались резервы. Также учитывалось, что при недостатке хорошо подготовленных резервов и авиации, крупные наступательные операции Красной Армии нецелесообразны. В Генштабе к середине марта 1942 г. был подготовлен план операции на весну и начало лета 1942 года. «Главная идея плана: активная стратегическая оборона, накопление резервов, а затем переход в решительное наступление. В моем присутствии, — писал А. М. Василевский, — Б. М. Шапошников доложил план Верховному Главнокомандующему, затем работа над планом продолжилась».

Таким образом, Генштаб выдвинул предложение организовать временную стратегическую оборону, а к наступательным действиям большого масштаба перейти лишь после изматывания сил противника. Эта установка в целом была одобрена Верховным. В конце марта 1942 года Ставка приняла решение о стратегическом плане на лето 1942 г., согласившись с выводами и мнением начальника Генштаба. Вместе с тем решение предусматривало одновременное проведение частных наступательных операций на ряде направлений: под Ленинградом, в районе Демянска, на смоленском, льговско-курском и харьковском направлениях, в Крыму. Частные операции должны были «закрепить успехи зимней кампании, улучшить оперативное положение наших войск, удержать стратегическую инициативу и сорвать мероприятия гитлеровцев по подготовке нового наступления летом 1942 г. Предполагалось, что всё это в целом создаст благоприятные условия для развертывания летом ещё более значительных наступательных операций на всем фронте от Балтики до Чёрного моря» (А. М. Василевский. Дело всей жизни).

Одной из частных операций должна была стать Харьковская. Во второй половине марта 1942 г. Военный совет Юго-Западного направления — главком маршал С. К. Тимошенко, ЧВС Н. С. Хрущев, начальник оперативной группы генерал И. Х. Баграмян — обратился к Верховному Главнокомандующему с предложением провести наступательную операцию силами Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов с целью разгрома противостоящих группировок врага и выхода на линию Гомель — Киев — Черкассы — Первомайск — Николаев. В результате Барвенково-Лозовской операции (январь 1942 г.) на стыке Юго-Западного и Южного фронтов советским войскам удалось глубоко вклиниться в расположение противника. К югу от Харькова образовался так называемый барвенковский (или изюмский) выступ глубиной до 90-100 км, откуда создавалась прямая угроза флангу и глубокому тылу основной немецкой группировки, оккупировавшей Донбасс и побережье Азовского моря.



К наступлению предлагалось привлечь войска Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов, значительно усилив их резервами Ставки. Намечалось осуществить две частные операции: одну — силами Юго-Западного фронта для разгрома немецкой группировки в районе Чугуев — Балаклея; другую — силами Южного фронта с целью уничтожения войск противника в районе Славянск — Краматорск. Эти операции должны были укрепить фланги советских войск, расположенных на Барвенковском выступе, и создать благоприятные условия для освобождения Харькова. Для достижения поставленных целей штаб Тимошенко запросил дополнительно 500 тыс. солдат и 1500 танков. Тимошенко ошибочно считал, что немцы на Юго-Западном направлении понесли серьезные потери в живой силе, вооружении и боевой технике и что без достаточно длительной передышки и получения крупных подкреплений из глубокого тыла они не в состоянии перейти к решительным действиям. Учитывая эти обстоятельства, маршал полагал, что если Ставка существенно подкрепит его направление резервами и техникой, то, предприняв ряд взаимосвязанных наступательных операций, он освободит от врага Харьков и Донбасс.

Соображения Военного совета Юго-Западного направления Ставка рассмотрела в конце марта. Ставка отклонила предложение о крупном наступлении на юге. Запрошенных Тимошенко больших резервов Сталин не дал. Командованию Юго-Западным направлением дали указание разработать план по разгрому только харьковской группировки противника и освобождению Харькова. Успешное осуществление этой операции позволяло создать условия наступления на Днепропетровск. В целом то, что командованию Юго-Западным направление не дали сотни тысяч новых солдат было благом, их также бы положили в землю, или они попали в плен, что привело к ещё более масштабной катастрофе на южном стратегическом направлении.

Колонны немецкой 6-й армии в селе в Харьковской области

Расчет немецкой 150-мм полевой гаубицы sIG 33 ведет огонь в населенном пункте во время боев за Харьков. Фотография сделана в оперативном секторе 6-й немецкой армии

Планы. Силы сторон

Красная Армия. Командование Юго-Западным направлением разработало план Харьковской операции, который был утвержден Ставкой. Операцию планировали провести силами Юго-Западного фронта путем нанесения двух сходящихся ударов: одного — из района Волчанска, второго — из Барвенковского выступа в общем направлении на Харьков. Первый этап операции предусматривал прорыв советскими войсками первых двух полос обороны, разгром тактических резервов противника и обеспечение ввода в прорыв подвижных групп. Общая глубина наступления — 20-30 км, продолжительность этапа — трое суток. Второй этап намечалось осуществить в течение 3-4 суток с продвижением наступающих войск на глубину 24-35 км. В ходе его предусматривалось разгромить оперативные резервы врага, выйти главными силами ударных группировок фронта непосредственно на ближние подступы к Харькову, а подвижными соединениями завершить окружение и разгром харьковской группировки противника.

Главный удар с Барвенковского выступа предстояло нанести войскам 6-й армии под командованием генерал-лейтенанта А. М. Городнянского (8 стрелковых дивизий, 4 танковых бригады), и армейской группе под командованием генерал-майора Л. В. Бобкина (2 стрелковых дивизии, 6-й кавалерийский корпус и танковая бригада). 6-я армия должна была прорвать оборону противника и развивать наступление на Харьков с юга. Армейская группа должна была развивать наступление на Красноград и тем самым обеспечить действия 6-й армии с юго-запада. Для развития успеха на втором этапе в полосе 6-й армии в прорыв вводились 21-й и 23-й танковые корпуса, наносившие удар в общем направлении на Люботин. Во взаимодействии с 3-м кавалерийским корпусом из состава северной ударной группы им предстояло завершить окружение харьковской группировки противника. При этом 21-й танковый корпус генерала Г. И. Кузьмина — 198-я, 199-я, 64-я танковые и 4-я мотострелковая бригады — должен был развивать наступление на Змиев и на пятый-шестой день овладеть Люботиным. К этому времени 23-й танковый корпус генерала Е.Г. Пушкина — 6-я, 130-я, 131-я танковые, 23-я мотострелковая бригады — должен был выйти в район Валков. Общий состав сил южной ударной группировки: 10 стрелковых, 3 кавалерийские дивизии, 11 танковых и 2 мотострелковые бригады. В оперативном подчинении генерала Городнянского находились также 5-й и 55-й полки реактивной артиллерии.

Из района Волчанска атаковала другая ударная группа — 28-я армия генерал-лейтенанта Д. И. Рябышева и примыкавшие к ней фланговые соединения 21-й и 38-й армий генерал-майора В. Н. Гордова и генерал-майора К. С. Москаленко. В качестве подвижной группы Рябышеву придавался 3-й гвардейский кавалерийский корпус генерал-майора В. Д. Крюченкина. Войска этой группы должны были развивать наступление на Харьков с северо-востока навстречу наступавшей с юга главной ударной группировке. Северная группировка насчитывала 13 стрелковых и 3 кавалерийские дивизии, 8 танковых и 2 мотострелковые бригады.

Таким образом, в состав двух ударных группировок Юго-Западного фронта входило 23 стрелковые дивизии, 2 кавалерийских (6 дивизий) и 2 танковых корпуса. Большинство танковых бригад (560 танков) — придавались стрелковым дивизиям и должны были использоваться для непосредственной поддержки пехоты в первом эшелоне. Прорыв немецкой обороны и развитие успеха поддерживала вся фронтовая и армейская авиация Юго-Западного фронта — 656 самолетов. Кроме того, для обеспечения наступления южной ударной группировки привлекались 233 машины из состава Южного фронта.

С юга наступающие войска Юго-Западного фронта должен был обеспечить Южный фронт, командование которого должно было организовать оборону на южном фасе Барвенковского выступа силами 57-й армии под командованием генерал-лейтенанта К. П. Подласа и 9-я армии генерал-майора Ф. М. Харитонова. 57-я армия в составе пяти стрелковых дивизий, усиленных тремя полками РГК и отдельным танковым батальоном, защищала 80-километровый фронт на южном фасе выступа. 9-я армия — шесть стрелковых дивизий, одна стрелковая, 121-я и 15-я танковые бригады, пять артполков РГК — на южном и юго-восточном. Позади них располагался резерв командующего Южным фронтом: 5-й кавкорпус генерала И.А. Плиева и 12-я танковая бригада. Кроме того, в случае необходимости боевые действия 57-й и 9-й армии могли поддержать резервные 2-й кавалерийский корпус, две стрелковые дивизии и 92-й тяжелый танковый батальон, размещенные на стыке двух фронтов. Таким образом, Южный фронт имел внушительные силы. Однако главнокомандование Юго-Западного направления не поставило активных задач войскам Южного фронта, что впоследствии отрицательно сказалось на ходе Харьковской операции.

Вермахт. С немецкой стороны советским войскам противостояли силы группы армий «Юг» под командование Ф. фон Бока в составе: 6-я армия Ф. Паулюса, 17-я армия Г. Гота и 1-я танковая армия Э. Клейста. Против Юго-Западного фронта первоначально действовали 14 пехотных и 2 танковые дивизии 6-й армии и 1 пехотная дивизия армейской группы Клейста.

В целом численный перевес советских войск над противником был незначительным. Это было связано с низкой укомплектованностью советских дивизий — по 8-9 тыс. человек в каждой. Немецкие дивизии были более весомы — укомплектованы живой силой и техникой на 90%, и насчитывали по 14-15 тыс. человек. Соединения Юго-Западного фронта имели полуторное превосходство в орудиях и минометах. На стороне Красной Армии было некоторое превосходство и в танках. Количество авиации у обеих сторон было примерно равным. Но немцы имели превосходство в бомбардировочной авиации.

Стоит отметить, что немецкое командование также готовило в районе Харькова наступательную операцию. 10 мая 1942 г. Паулюс представил фон Боку план «Фридерикус». Начало операции было намечено на 18 мая. Цель операции заключалась в том, чтобы отрезать тыловые коммуникации советским войскам, расположенным южнее реки Донец и занять район севернее р. Изюм. Этот район планировали использовать как плацдарм для развертывания дальнейшего наступления. Барвенковский выступ немецкое командование планировало срезать двумя ударами, нанося их по сходящим направлениям: первый — из района Балаклеи на юг силами 6-й армии, второй — из района Славянск — Краматорск в северо-западном направлении армейской группой Клейста. Немецкие части пополнялись личным составом и техникой, из Франции перебрасывались новые пехотные и танковые дивизии.

При этом немцы не жалели сил на укрепление уже занятых рубежей и на совершенствование обороны. На харьковском направлении главная полоса имела две-три позиции общей глубиной 6-7 км. Основу каждой из них составляли опорные пункты и узлы сопротивления, созданные вокруг населенных пунктов. Вторая оборонительная полоса была построена в 10-15 км от переднего края, тыловая — в 20-25 км по рубежу населенных пунктов Змиев, Чугуев, Липцы, Черемошное. Хорошо развитая система обороны и огневого взаимодействия позволяла Паулюсу держать весь фронт предстоящего советского наступления шестью пехотными дивизиями, остальные войска находились на тыловых рубежах, готовые оказать поддержку на любом участке. Кроме того, немцы знали, что русские готовятся к наступлению. Перегруппировка и сосредоточение советских войск велись без особого соблюдения мер секретности, маскировки и длились почти 30 суток. О подготовке советских войск сообщали и перебежчики. В итоге немцы были готовы к советскому наступлению.

Таким образом, в районе Харькова и Барвенковского выступа одновременно готовились к атаке обе стороны. Поэтому немцы имели серьёзные силы в этом районе и смогли оперативно среагировать на наступление советских войск. Далее отрицательную роль (для Красной Армии) сыграла качественно лучшая подготовка немецкого командования к таким сценариям и более высокая боеспособность вермахта в этот период.


Танкисты советской 5-й гвардейской танковой бригады у своих Т-34-76

Так, командование Юго-Западным направлением видело опасность немецкого удара в районе Барвенковского выступа. Для прикрытия южной ударной группировки с фланга были выделены серьёзные силы. Войска получили приказ: ««создать прочную оборону, развитую в глубину, с продуманной системой противотанковой защиты, с максимальным развитием инженерных сооружений, противотанковых и противопехотных препятствий и широким приспособлением к обороне населенных пунктов». В директиве № 00275 от 28 апреля, подписанной Тимошенко, Хрущевым и Баграмяном, в частности, указывалось, что «...возможна попытка противника ликвидировать барвенково-лозовский выступ и одновременно предпринять наступление в направлении Харькова, Купянска с целью выхода на основные коммуникации наших армий, действующих на внутренних крыльях фронтов Юго-Западного направления».

Проблема была в том, что приказы и директивы менялись по несколько раз в день, а советский план не учитывал возможные действия противника. Немцев штаб Юго-Западного направления считал неспособными к каким-либо активным действиям. «Как это ни странно, Военный совет фронта уже не считал противника опасным, — вспоминает бывший командующий 38-й армией, — ... меня усиленно уверяли, что противостоящий враг слаб и что мы имеем все необходимое для его разгрома. Военный совет Юго-Западного направления был убежден в непогрешимости своей оценки сил противостоящего врага».

В канун наступления командующий созвал в Купянске совещание командиров; еще раз заверив их в слабости противника, он говорил о полном преимуществе своих армий — как в живой силе, так и в техническом обеспечении. «Дух оптимизма... витал на командном пункте фронта», — вспоминал Москаленко.

Захваченный под Харьковом танк Т-34 130-й танковой бригады


Источник

Категория: История | Добавил: West (19.05.2017)
Просмотров: 500 | Теги: вов, Харьков, война | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Опрос
За кого Вы проголосуете на выборах Президента РФ
Всего ответов: 14587
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 117
Гостей: 113
Пользователей: 4
behtin49, ан-62, leonidkobzev, strg