Полководческий талант неудобен на скользком паркете

2012-02-17 / Владимир Сергеевич Антонов - ветеран военной службы, полковник в отставке.

жуков, маршал, правда /

Исаев А.В. Мифы и правда о маршале Жукове. – М.: Яуза, Эксмо, 2011, 480 с., ил.

В последние годы одной из главных мишеней «либеральных» историков-ревизионистов стал Георгий Константинович Жуков. В чем только его не обвиняют – и в некомпетентности, и в самодурстве, и в жестокости, и в пренебрежении солдатскими жизнями. Цели подобной «критики» очевидны – очернив Маршала Победы, ставшего одним из символов величайшего триумфа СССР, а заодно бросить тень и на само советское прошлое. Именно об этом идет речь в предлагаемой читателю очередной книге видного современного историка и публициста Алексея Исаева, изданной совместно московскими издательствами «Яуза» и «Эксмо» в популярной серии «Великая оболганная война».

ИСТОРИЯ В ДОКУМЕНТАХ

Следует особо подчеркнуть, что содержание книги основывается не на расхожих мифах и цитатах из «Воспоминаний и размышлений» полководца, а на подлинных оперативных документах за подписью самого Жукова, которые наглядно раскрывают его истинную роль в качестве, как сейчас любят говорить в определенных кругах, «кризис-менеджера» Красной армии, того человека, которого бросали на самый трудный и опасный участок фронта. Его прибытие на находящийся в кризисе или требующий особого внимания участок фронта гарантировало Ставке повышенную эффективность действий советских войск на этом направлении. При этом автор подчеркивает, что Жуков не был полководцем, который не проиграл ни одного сражения. Чаще ему приходилось при почти неизбежной катастрофе избегать поражения, выравнивать ситуацию от хаоса к хрупкому равновесию, вытаскивать других из глубокого кризиса.

Георгию Константиновичу доставались самые сильные противники, самые трудные участки фронта. Мягкое подбрюшье спокойного участка фронта, недавно перешедшие к обороне резервы Жукову, как правило, не доставались. Иной раз ему приходилось бросать начатое дело и отдавать возможность пожинать плоды его усилий другим, вновь направляясь выручать попавшие в беду армии и фронты или вступать в бой с самой сильной и опасной группировкой противника.

Считается, что обороняться, сидя в безопасном окопе за рядами мин и колючей проволоки, безопаснее, чем подниматься из окопа в наступление навстречу роям пуль и осколков. Но действительно великими полководцами становились те, кто понимал преимущества активной стратегии, те, кто был готов наступать с решительными целями в самой безвыходной ситуации. Успех в конечном итоге приходил к тому, кто умом или звериным чутьем понимал необходимость подавить инстинкт самосохранения и атаковать сегодня, чтобы выжить и победить завтра. Искусством делало военное ремесло умение выбора точки и момента перехода в наступление от вынужденной обороны. По мнению автора книги, Жуков этим искусством овладел в совершенстве. С первых дней войны он демонстрировал понимание того, как следует наносить контрудары в оборонительных операциях.

Еще более сложной и многогранной делала личность полководца необходимость управлять большими массами людей, обладание даром принятия решения. Помимо умения понимать оперативную обстановку военачальникам нужно доводить свои решения до многочисленных подчиненных и добиваться их исполнения. Это означает определенную жесткость, даже жестокость, умение психологически давить на собеседника и даже ораторские способности. В отличие от кабинетного ученого военачальник подчас принимает решения в условиях недостатка информации, не имея просто физической возможности всесторонне обдумать приказы и распоряжения. У него нет времени на рефлексию: он опирается только на свой опыт и интуицию. Причем после выбора того или иного варианта действий чаще всего нужно упрямо гнуть свою линию, так как последовательное проведение в жизнь пусть не лучшего решения на войне гораздо лучше приводящих к хаосу метаний.

ЖЕСТКИЙ НЕ ЗНАЧИТ ЖЕСТОКИЙ

Автор предлагаемой читателю книги констатирует, что для общего блага и сохранения государства военачальникам часто приходится принимать жесткие решения в отношении тех или иных людей или даже сознательно обрекать на гибель целые подразделения. Более того, даже успешные боевые действия неизбежно приводят к потерям. В этой связи, подчеркивает Алексей Исаев, обвинения в отношении военачальников любого уровня в излишних потерях никогда не были редким явлением. Однако в последнее время именно Георгий Жуков оказался под прицелом активной критики, причем далеко не всегда конструктивной. В книге отведено этому вопросу достаточно места. Отметим лишь, что, по мнению автора, у этого явления есть две причины. Во-первых, наличие ряда людей, в первую очередь – убежденных антикоммунистов, которые не могут простить Жукову колоссального вклада в успех Советского Союза в Великой Отечественной войне. И во-вторых, заметную группу неконструктивных критиков Жукова составляют люди, для которых он является символом жесткого и бескомпромиссного начальника.

Кстати, приводимые в книге данные свидетельствуют о том, что на деле назначение Георгия Жукова на наиболее трудные участки фронта всегда означало снижение потерь за счет его квалификации. Так, например, в период контрнаступления под Москвой безвозвратные потери Западного фронта под командованием Жукова в процентном отношении от общей численности войск были значительно ниже потерь Калининского фронта.

Такая же картина наблюдается при сравнении потерь войск под командованием Жукова и других военачальников в ходе Ржево-Вяземской, Висло-Одерской и Берлинской операций. А потери войск 2-го Украинского фронта в Будапештской операции (Малиновский) были, например, в 1,5–2 раза больше, чем в Берлинской операции Жукова.

Использованные Алексеем Исаевым в своей работе документы военного периода наглядно свидетельствуют и о том, что одной из черт полководческого искусства Жукова была способность воевать теми войсками, которые были в его распоряжении. Воевать дивизиями, состоящими из хорошо подготовленных «терминаторов», нетрудно. Намного тяжелее проводить сложные и многоплановые операции свежесформированными соединениями, опираясь на молодых командиров, которых нужно постоянно учить. Поэтому помимо непосредственного руководства операциями Жуков принял активное участие в создании Красной армии заново после катастрофы 1941 года.

ИСКУССТВО ПОБЕЖДАТЬ

Разработка теории и практики ведения наступательных операций и техники прорыва фронта на многие месяцы и даже годы стала объектом его раздумий и критического анализа прошедших боев. Артиллерийское наступление и штурмовые группы стали его детищем и визитной карточкой операций. Умение расстраивать, подавлять и преодолевать огонь противника, продвигаться вперед и закреплять успех было первоочередным навыком войск, необходимым как в обороне, так и в наступлении. Жуков оттачивал это искусство с первых дней войны, постоянно работал над совершенствованием тактики прорыва, повышением скрытности, улучшением взаимодействия войск. Жуковские наработки создали советскую технологию прорыва позиционного фронта нового времени, успешно проложившую Красной армии путь к Берлину.

Как и Красной армии в целом, Георгию Константиновичу пришлось пройти жестокую школу первых лет войны, но здесь это случай, когда учеба была впрок и ее результаты успешно использовались в изгнании непрошеных учителей.

Заинтересованный читатель найдет в книге документы военного периода, схемы победных сражений и операций Великой Отечественной войны, многочисленные фронтовые фотографии, в том числе и публикуемые впервые. Большой интерес для любителей военной истории может представить и список использованной автором литературы, являющийся одновременно хорошим библиографическим справочником по данной тематике.

В заключение своей работы автор констатирует, что Георгий Жуков испил до дна чашу человека его положения. Он испытал и зависть, и предательство, и забвение. Его судьба – это воплощенный в жизнь древний миф о Геракле. Ему было суждено уничтожить устрашающую «лернейскую гидру» танковых соединений вермахта. Он держал на своих плечах «небесный свод» сдерживания наступления группы фашистских армий «Центр» на Москву. Он разил «стимфалийских птиц» – перешедшие к обороне немецкие дивизии под Москвой зимой 1941/42 года. Жуков заставил перейти к обороне «критского быка» – 6-ю армию Паулюса под Сталинградом в сентябре 1942 года. Проведенный им штурм Берлина стал доказательством и символом могущества легионов Красной армии.
Подробнее: http://nvo.ng.ru/notes/2012-02-17/13_zhukov.html