04:32
Среда, 22.02.2017
Главная » 2012 » Март » 22 » Ткк что же с перевалкой НАТО в Ульяновске?
12:03
Ткк что же с перевалкой НАТО в Ульяновске?
Полковник_Баранец

Аватар Полковник_Баранец 
[more]
http://zavtra.ru/content/view/skvernoe-nachalo/


Скверное начало

Николай Коньков , Александр Нагорный
21.03.2012

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, выступая 14 марта перед депутатами Госдумы, сообщил, что договор о создании перевалочного пункта по транзиту грузов НАТО в Ульяновской области еще не вступил в силу и не рассматривался правительством. При этом на официальном сайте МИДа появился материал, в котором говорится, что «о каких-либо военных базах или объектах речи не идет. Под цели возможного транзита были бы задействованы исключительно гражданские объекты материально-технического обеспечения — склады временного хранения и прочее. Присутствие натовского персонала не предполагается».


Но из слов Лаврова следует, что, во-первых, такой договор действительно существует, а, во-вторых — что он уже предварительно подписан, но требует утверждения в двух инстанциях: правительстве и парламенте.


Сторонники данного договора достаточно хорошо известны.


Во-первых, это руководство Ульяновской области. В частности, губернатор Сергей Морозов публично сказал следующее: «Мы уже давно занимаемся этим проектом. Мы считаем, что это выгодный проект, если НАТО и Соединенные Штаты Америки согласятся создать такой пункт на базе аэропорта »Ульяновск-Восточный«. Мы считаем, что это даст нам несколько тысяч новых рабочих мест». Полностью солидарен с ним и начальник Ульяновской таможни Валерий Герасев: «Перевозка одного контейнера стоит 5–6 тысяч долларов, какая-то часть будет оставаться в виде налогов. Если учесть, что ежемесячно из Европы в Афганистан перевозится несколько тысяч контейнеров, то это работа на несколько лет».


Во-вторых, это руководство Министерства обороны РФ. Министр Анатолий Сердюков заявил, что «полагается целесообразным продолжить взаимодействие с США и другими странами НАТО по вопросу транзита через российскую границу нелетальных грузов для многонациональной группировки в Афганистане», и что реализация данного проекта — «в интересах национальной безопасности России».


В-третьих, это руководство Министерства транспорта РФ, которое, судя по всему, и подписало указанный выше договор — вряд ли без ведома и без согласия действующего главы правительства Владимира Путина.


Наконец, в-четвертых, вслед за исполнительной властью потянулась и значительная часть депутатов Госдумы РФ, мнение которых высказал глава оборонного комитета Госдумы Владимир Комоедов: «Перевалочный пункт в г. Ульяновске не является военной базой НАТО или США… Отказ от выполнения данных международных обязательств, взятых Россией на основе резолюции Совбеза ООН 1386 в 2001 году, подорвал бы репутацию России как надежного партнера в сфере безопасности». Согласен с Комоедовым и его заместитель Виктор Заварзин: «Если это будет выгодно для России, в том числе для региона, то идти по этому сценарию надо, — заявил он. — Я лично на аэродроме этом не был, но естественно предположить — при необходимости там будут увеличены число и длина полос для грузовых самолетов, которые придется принимать. И это, конечно, для всех будет хорошо».


Интересно, что те политические силы России, которым «по долгу службы и совести» надлежало бы везде и всюду выражать бурную радость относительно данной акции: Чубайс, Немцов, Новодворская и другие «либералы», — напротив, словно воды в рот набрали и молчат, как рыбы. Видимо, чтобы не дискредитировать своими восторгами перед российским обществом сверх- нужное и архиважное для них дело, всю «грязную работу» на данном направлении предоставив «кремлёвским недочеловекам». Как пелось в известной песенке из телефильма про Буратино: «На жадину не нужен нож: ему покажешь медный грош — и делай с ним, что хошь».


Суммируя общий смысл приведенных выше (и многих других) высказываний представителей российской «властной вертикали», можно сказать, что практически вся она, сверху донизу и снизу доверху, вовсе не против того, чтобы Ульяновск стал «перевалочным пунктом» для грузов НАТО, поскольку это: а) экономически выгодно для России; б) отвечает интересам безопасности нашей страны в части борьбы против глобального терроризма и её международным обязательствам; и, наконец, в) «всем будет хорошо».


То есть все озвученные плюсы такого решения лежат в сфере той самой социально-экономической «комфортности жизни», о которой так любят говорить первые лица нашего государства. Даже не будем специально разбираться в том, насколько эти плюсы соответствуют действительности, а насколько — являются вымышленными и мнимыми. Точно так же не станем акцентировать своё внимание на том, насколько эффективным окажется российский таможенный контроль транзитных грузов НАТО, включая недопущение наркотрафика из Афганистана, хотя опыт «глобальной рыночной экономики» по данной проблеме однозначен: любые соглашения и документы по данному вопросу, с самыми высокими подписями, оказываются бессильными перед одной скромной бумагой: долларом США. Самого честного и неподкупного чиновника, полицейского или таможенного, можно шантажировать, дискредитировать, в конце концов — убить, чтобы поставить на нужное место нужного человека.


Поговорим о тех рисках, которые, видимо, просто не берутся в расчет нашими власть предержащими, поскольку выходят за рамки непосредственно «рыночных отношений», но способны очень сильно повлиять на конечное соотношение выгоды и рисков, приведя эту величину даже не в исчезающую малую, но в безусловно отрицательную.


Начнем с рисков мировоззренческого и метафизического характера.


Сколько бы нас ни убеждали в том, что «перевалочный пункт» в Ульяновске — это вовсе не военная база НАТО на российской земле, подобные утверждения могут удовлетворить только тех, кто, образно говоря, ставит знак равенства между невинностью и «технической девственностью». Предположим даже, что постоянного присутствия ни военнослужащих, ни гражданского персонала НАТО, согласно подписанным документам, на «перевалочном пункте» не планируется и не предусматривается. Но это вовсе не значит, что экипажи самолётов НАТО, перевозящих «нелетальные» грузы из Афганистана и обратно, будут безвылазно сидеть в ожидании следующего рейса на аэродроме, не имея права выйти за пределы «перевалочного пункта». Более того, Федеральным Законом Российской Федерации от 7 июня 2007 г. N 99-ФЗ «О ратификации Соглашения между государствами-участниками Североатлантического договора и другими государствами, участвующими в программе »Партнерство ради мира«, о статусе их Сил от 19 июня 1995 года и Дополнительного протокола к нему» фактически предусматривается не только право военнослужащих НАТО «владеть оружием и носить оружие» на территории «принимающего государства» (ст. VI Договора НАТО-СОФА от 19. 06. 1951 г., к которому присоединилась Россия), но и (ст. VII, п. 10 того же Договора) «право на организацию охраны порядка в любых лагерях, учреждениях или прочих помещениях и участках, занимаемых ими в результате соглашения с принимающим Государством. Военная полиция сил может принимать все надлежащие меры по поддержанию порядка и безопасности в таких помещениях и участках». Иными словами, охрана личного персонала и грузов НАТО на «перевалочном пункте» в Ульяновске, в соответствии с вышеуказанным Договором, может осуществляться военнослужащими (военной полицией) НАТО. И в случае любого инцидента (например, теракта со стороны «мусульманских экстремистов» — думаете, его вероятность стопроцентно исключена?), или даже без такового, данная возможность будет реализована.


Тем более, что основной функцией «перевалочного пункта» в Ульяновске — и в коридорах сердюковского Минобороны это даже не скрывается — будет вовсе не поставка минеральной воды и туалетной бумаги в Афганистан, а эвакуация из Афганистана свыше 100 тысяч военнослужащих и военной техники стран НАТО, которая должна быть осуществлена до конца 2014 года. А дополнительной (и, видимо, на деле главной) — начало «технической привязки» натовских контингентов к российской местности и её объектам.


В том же договоре НАТО-СОФА присутствуют и другие интересные моменты: например, порядок компенсаций гражданам «принимающего государства» ущерба, нанесенного военнослужащими «направляющего государства» (ст. VIII, п. 6), или положение о том, что «Принимающее Государство принимает особые меры к тому, чтобы поставка горюче-смазочных материалов для служебных автотранспортных средств, летательных аппаратов и судов сил или гражданского персонала осуществлялась беспошлинно и какими-либо налогами не облагалась» (ст. XI, п. 11). Но главное заключается всё-таки в том, что с открытием «перевалочного пункта» НАТО в Ульяновске все положения программы «Партнерство во имя мира» из сферы юридической абстракции неизбежно переходят в сферу правоприменительной практики, а постоянное пребывание на «перевалочном пункте» военнослужащих и гражданского персонала НАТО становится только вопросом времени, то есть, этот «перевалочный пункт» в любой момент может быть в одностороннем порядке преобразован в полноценную военную базу. В результате Ульяновску фактически уготована судьба «российского Гуантанамо».


Вся история отношений Российской Федерации и НАТО за последние двадцать с лишним лет сводится к постепенному, но неуклонному «включению» нашей страны в сферу влияния этого военно-политического блока. В 1995 году было подписано соглашение о присоединении РФ к программе НАТО «Партнёрство во имя мира», в 2005 году для военно-транспортных самолётов НАТО были открыты коридоры в российском воздушном пространстве, теперь дошёл черёд до «перевалочного пункта». Спрашивается, что дальше? Тем более, что Министерство обороны РФ под руководством Анатолия Сердюкова настойчиво проводит политику перевода российских Вооруженных Сил на стандарты НАТО, уничтожая «устаревшие» отечественные системы оружия, фактически саботируя госзаказ и тем самым демонтируя отечественную «оборонку», закрывая военные образовательные учреждения «старого образца» и во всё больших масштабах закупая западную военную технику, подчас по всем показателям уступающую российским аналогам.


Так вот, наличие на территории Российской Федерации иностранных военнослужащих, не обладающих дипломатическим (взаимным) иммунитетом и не подчиняющихся (пусть даже выборочно, как предусматривает программа НАТО «Партнерство во имя мира») российской юрисдикции, фактически означает частичную утрату нашей страной своего государственного суверенитета, то есть, её своеобразную ОККУПАЦИЮ. От того, что эта схема выглядит добровольной, происходящей по согласию и даже инициативе Кремля, суть дела не меняется.


А она заключается, прежде всего, в том, что отпечатки натовсих сапог на российской земле ломают веками сложившийся код самоосознания нашего народа. Иностранное военное присутствие в отечественной истории всегда, за редким исключением присутствия сил союзников во время войны, воспринималось населением России именно как негативное явление, как недопустимый и невыносимый вызов его государственному и культурно-историческому самосознанию. В случае с Ульяновском нынешняя «властная вертикаль» бросит обществу именно такой вызов. Вдобавок усугубленный тем, что Ульяновск — родина Ленина, основателя Советского государства, правопреемником которого является Российская Федерация, то есть налицо символический отказ от такой правопреем- ственности, по сути, равноценный сносу ленинского мавзолея на Красной площади. А значит — и от идей социальной справедливости, исторического прогресса и претензий на глобальную историческую миссию нашей страны, всего того, что не только отвечает интересам значительной части нашего общества, но и составляло смысловой стержень предвыборной президентской программы Владимира Путина.


И — что, наверное, в данном отношении самое показательное — ходившие дотоле упорные слухи по поводу «базы НАТО в Ульяновске» получили массированное и всесторонне официальное подтверждение только после 4 марта и сразу после 4 марта. Как будто на эту тему до выборов был наложен некий запрет, поскольку её обсуждение могло сыграть против Путина, а теперь все табу сняты, и предвыборные лозунги больше не имеют никакого значения. Это настолько скверное начало для третьего президентского срока Владимира Владимировича, что хуже ничего придумать невозможно, даже пожар в Манеже восемь лет назад, 14 марта 2004 года, был не настолько ужасен.


Тема «военной базы НАТО в Ульяновске» заставит отвернуться от вновь избранного президентом России «национального лидера» очень многих, если не всех, людей левых и патриотических взглядов, лишит его значительной части массовой поддержки в противостоянии с либеральной «оранжевой» оппозицией (хотя в данной ситуации такое противостояние будет выглядеть уже, скорее, «борьбой нанайских мальчиков» с целью достижения нужного результата, нежели реальным политическим конфликтом).


Однако в любом случае данный шаг приведет к нарастанию конфликтного потенциала в политической жизни российского общества, существенно уменьшит возможность его мобилизации для решения критически важных задач социально-экономического развития страны. На этом фоне «несколько тысяч новых рабочих мест» для жителей Ульяновска и Ульяновской области и несколько десятков миллионов долларов ежегодно за натовский транзит выглядят совершенно несерьёзно — неизбежные потери окажутся намного больше. Иными словами, мировоззренческие риски здесь моментально конвертируются в риски социально-экономические и внутриполитические.


А есть еще и внешнеполитические риски.


Прежде всего, данный шаг приведет к ощутимому падению международного престижа России. По крайней мере, это будет, наверное, первый в послевоенной истории случай, когда государство-постоянный член Совета Безопасности ООН с правом вето разместит на своей территории иностранные военные базы не на основе союзнических, а на основе «партнерских» соглашений, то есть признает свой подчиненный статус в отношениях с третьими странами. Многие вопросы после этого будут решаться помимо России и без российского участия.


Особое значение в данном спектре проблем приобретут отношения России с Китаем, со странами Восточной Европы и с постсоветскими республиками.


КНР в её нарастающем глобальном конфликте с США перестанет рассматривать Россию не только в качестве своего потенциального союзника и «геостратегического тыла», но и в качестве некоей самостоятельной «третьей силы». И в этих условиях взаимоотношения между Пекином и Москвой способны резко ухудшиться, а такие международные институты, как БРИКС и ШОС, утратить реальное содержание и перспективы развития. Значит, Пекин должен по-новому подойти к своему военному строительству и силам развертывания в отношении Северного соседа, начать концентрировать силы с учетом возможного удара с Севера. Далее, если в глазах Китая Россия превращается в сателлита Соединенных Штатов, то предложение Збигнева Бжезинского о разделе российских ресурсов и российской территории между США и КНР приобретёт для пекинского руководства вполне актуальный геостратегический смысл. Со всеми вытекающими отсюда последствиями, которые иначе, нежели плачевными, для нашей страны не назовёшь.


Кроме того, включение нашей страны в орбиту НАТО — даже в определенных и ограниченных рамках — придаёт совершенно иной вес требованиям стран Восточной Европы (а также Прибалтики и Закавказья) о компенсациях за период «советской оккупации», обесценит многолетние российские усилия воспрепятствовать размещению третьего позиционного района американской ПРО в Европе, даст США принципиальную возможность выступать в роли арбитра по спорам между своими «младшими партнерами», к числу которых теперь де-факто будет относиться и Российская Федерация.


Наконец, это решение прокладывает путь США в Среднюю Азию с выходом к бассейну Каспийского моря и установлением контроля за богатейшими сырьевыми ресурсами этого региона. А наши бывшие союзные республики, прежде всего Украина, Молдова и Грузия, почувствуют себя намного самостоятельнее в части развития отношений с НАТО. Ведь если военная база Альянса появится в Ульяновске, почему такие же базы нельзя будет размещать, скажем, в Севастополе или в Батуми, или почему Киргизии надо свертывать уже существующую базу в аэропорту «Манас»? Опять же, все дипломатические усилия России по данной проблеме за последние годы будут фактически перечеркнуты — точно так же, как и все инициативы по превращению нашей страны в центр реинтеграции постсоветского пространства.


Подведем итоги. Сейчас российское общественное мнение осознаёт, что сразу после выборов 4 марта начался открытый второй этап правления Путина. И он начался подобным образом. А ведь отношение к самому Путину со стороны реальных хозяев и вершителей судеб в Америке отнюдь не изменилось и вряд ли изменится. Он мешал и мешает планам формирования мирового правительства под эгидой США. И никакие уступки с его стороны, никакие «заигрывания» с «вашингтонским обкомом» в надежде, что его, в конце концов, «признают своим и примут в закрытый клуб глобальной элиты», не принесут желаемого результата.


Даже Горбачев, полностью «сдавший» Западу не слабую Россию, а, практически, всю мировую систему социализма и Советский Союз, получил за это всего лишь «коробку леденцов» в виде Нобелевской премии мира, а также кредитов и грантов на сумму в несколько десятков миллионов долларов. Что уж говорить про Путина?! Такие фигуры лидеры Запада считают «расходным материалом», подлежащим «в удобное время» политической, а то и физической зачистке. Примеров тому полно: от филиппинца Маркоса до египтянина Мубарака…


Кстати, как раз в эти дни американское посольство в Эстонии выступило с официальным заявлением, порицающим действия советской военной авиации при освобождении Таллина в 1944 году. Подобный демарш не мог быть сделан без верховной санкции Вашингтона, что демонстрирует тотальную антироссийскую ориентацию нынешних руководителей США, готовых ради диффамации России пойти на альянс даже с откровенными прибалтийскими фашистами, пособниками и продолжателями дела Гитлера. И Москве надо бы делать из этого и подобных ему прецедентов официальные выводы. Но их нет.


С другой стороны, появление военной базы НАТО в Ульяновске становится лакмусовой бумажкой для проверки всего политического спектра России. Где заявления и акции КПРФ, других левых партий и общественных организаций, которые реально бы поставили официальный Кремль в труднейшее положение? Где мужественный борец уличных шествий Удальцов и писатель Лимонов, где, пусть не действующие, но хотя бы отставные генералы и адмиралы?


Граждане России ждут адекватной реакции на «ульяновскую инициативу» со стороны патриотической части кремлёвской элиты. Возможно, такая реакция проявится в предстоящие до ратификации договора с НАТО месяцы. А если нет, то нашей стране предстоит сделать свой выбор в пользу новых политических деятелей.
Категория: Новости МО и МВД РФ(архив) | Просмотров: 409 | Добавил: Ленпех | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
Кто действительно защищает права военных пенсионеров?
Всего ответов: 2141
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 24
Гостей: 23
Пользователей: 1
perminov_vasiliy