09:02
Вторник, 28.02.2017
Главная » 2012 » Февраль » 18 » Рогозин пошел войной(окончание)
14:15
Рогозин пошел войной(окончание)
Новость на Newsland: Рогозин пошел войной

Вопрос: Что скажете об инициативе вывести "Рособоронзаказ" из подчинения Минобороны?

Игорь Коротченко: Любые решения подобного рода надо принимать очень аккуратно и после консультаций со всеми заинтересованными сторонами. Такие решения нужно принимать осторожно, учитывая, что система только несколько лет назад начала создаваться. А при принятии каких-то радикальных мер по трансформации и передаче из подчинения одного ведомства в другое, всегда присутствует такой элемент, как потеря управления и, в определенной степени, сбои в работе – это неизбежно. Поэтому, любые решения такого рода должны приниматься с учетом всех аспектов данной проблемы и, безусловно, с учетом позиции Министерства обороны, которое является основным органом, отвечающим за обороноспособность государства.

Вопрос: Минобороны последнее время спровоцировало ряд скандалов, связанных с критикой нашей техники, с закупкой иностранных образцов. Эту же позицию разделяет начальник Генштаба, который на днях заявил, что армия вообще не будет закупать бронетехнику в течение пяти лет. Такая критика справедлива?

Игорь Коротченко: Что касается критики, понимаете, объективная критика имеет место быть. Если бы качество было хорошее, никакой критики бы не было. Министерство обороны исходит из того, чтобы обеспечить надежную, комфортную и сберегающую жизнь солдат технику, которая соответствует современным условиям войны. Здесь нет никаких злобных замыслов Министерства обороны удушить оборонную промышленность. Претензии очень простые: дайте технику войскам, которая будет соответствовать современным условиям войны. Все! Это исчерпывающий набор требований, ничего сверхъестественного Министерство обороны никому не предъявляет.

Ну если реально вопрос связывается с тем, что бронемашины, либо БТР не выдерживают подрыва на минах, фугасах, и не обеспечивают жизнь людей, которые находятся внутри бронекорпуса. Поэтому люди передвигаются верхом, потому что в этом случае есть шанс уцелеть – тебя сбросит с брони, тебя контузит, но если ты будешь находиться внутри бронекорпуса, то будет гарантирован смертельный исход. Ну и что, такая ситуация может считаться нормальной? Абсолютно она не нормальная. И Министерство обороны говорит: "Дайте технику, ребята. А мы, естественно, не хотим закупать то, что не соответствует современным требованиям дня". Поэтому, позиция военных тут предельно понятна.

Вопрос: Ну а как быть с репутацией российского оружейника? Даже Путин в декабре заявил, что подобные высказывания отражаются на экспорте нашего оружия.

Игорь Коротченко: Наверное, такие дискуссии надо вести в узком профессиональном кругу, но нужно понимать, что в любом случае, какие-то вещи будут в прессу просачиваться. Я, например, могу сказать, что когда главком Сухопутных войск делал свои критические заявления (генерал-полковник Александр Постников,– прим. Накануне.RU), отнюдь не рассчитывал, что в зале окажутся представители информационных агентств. Поскольку это было профильное заседание в Совете Федерации, какие-то вещи критические главком Сухопутных войск озвучивал применительно к тому, что в зале присутствует профессиональная среда, но отнюдь не пресса. А потом, учитывая, что там были представители двух информационных агентств, информация пошла гулять и обрастать соответствующими деталями. Поэтому не надо думать, что Министерство обороны только и думает, как уконтропупить промышленность. Нет, они просто просят, чтобы им дали надежную, современную технику. 

Вопрос: А как Минобороны финансирует опытно-конструкторские разработки?

Игорь Коротченко: Минобороны финансирует новые НИОКРы. Например, в рамках ОКРа "Армата" "Уралвагонзавод" создает новую бронеплатформу, которая должна будет в перспективе послужить основой нового танка, новой тяжелой боевой машины пехоты и других видов техники. Все это финансируется. Более того, могу сказать, что тот же Макаров (начальник Генерального штаба Николай Макаров, – прим. Накануне.RU) хвалил разработку "Уралвагонзавода" танк "Т-90АМ" и сказал, что башня нового танка просто превосходна и к ней никаких претензий нет. Реально, "Уралвагонзавод", работая с Минобороны, продвигается все больше к тому, что танк на базе платформы "Армата", в которой будут учтены ряд наработок по "Т-90АМ", будет предъявлен Минобороны и этот танк пойдет в серию.

У "Уралвагонзавода" подписан контракт на модернизацию строевых танков "Т-72", эти работы выполняются с Минобороны. То есть, мы можем сказать, что "Уралвагонзавод" гибко реагирует на требования Минобороны и я думаю, что масштабный оборонзаказ не за горами для этого завода именно по "Армате". Это произойдет, может быть, в ближайшие 3-5 лет. Очень хороший экспорт у "Уралвагонзавода", который помогает предприятию. "Уралвагонзавод" – очень мощный танковый центр и понятно, что мы должны поддерживать такого флагмана, одного из флагманов мировой танковой промышленности. И вот эта новая платформа "Армата", очевидно, послужит прообразом для нового серийного боевого танка будущего.

Вопрос: С "Уралвагонзаводом" понятно, но ведь не он один бронетехнику выпускает. Почему у остальных военные не хотят технику закупать?

Игорь Коротченко: Да, есть производители БТРов, бронированных автомобилей, и у них есть определенные проблемы во взаимоотношении с Министерством обороны, поэтому оно предпочло взять контракт на лицензионное производство бронемашин Iveco, которые будут собираться в Воронеже на одном из российских оборонных предприятий. Опять же, это будет не сборка готовых деталей, а именно трансферт технологий. Бронекаспуслы Iveco обеспечивают гарантированную жизнь экипажу при подрывах.

В основе требований Минобороны – жизнь солдат. Мы можем взять технику, которую производит наша промышленность, а люди будут гибнуть при взрывах, при наездах на мины. И спрашивается, кого мы в этой ситуации должны поддерживать? Как минимум, позиция Минобороны здесь заслуживает того, чтобы быть услышанной.

Вопрос: Еще одно заявление было на днях относительно того, что в рамках обновления "стратегии 2020" будет происходить сокращение финансирования силового блока примерно на 700 млрд руб. в год , в том числе и за счет сокращения гособоронзаказа. Чем это грозит?

Игорь Коротченко
: Дмитрий Рогозин сказал по этому поводу, что он не в курсе, а это профильный вице-премьер. Я лично считаю, что ни в коем случае не следует подрезать расходы на национальную оборону и на гособоронзаказ. Это должны быть защищенные статьи бюджета, потому что инвестиции в оборону – лучший вид инвестиций, при условии, конечно, что будет реальная борьба с коррупцией. Я думаю, что стоит поддержать инициативу Рогозина, когда он сказал, что руководители оборонных предприятий обязательно должны декларировать свой имущественный статус.

Кроме того, Рогозин намерен открыть интернет-приемную, в которую граждане смогут обращаться по фактам свидетельств о коррупции при выполнении гособоронзаказа – это тоже необходимо. Необходимо также проанализировать судьбу имущественного комплекса оборонных предприятий, которые были мошенническим путем выведены из собственности этих оборонных предприятий. Это необходимая мера, чтобы возбуждать дела и добиваться передачи изъятой собственности этим предприятиям. Вот в этой части он формулирует абсолютно правильные, нужные и своевременные решения и думаю, что все это заработает уже в ближайшие месяцы.

Вопрос: Несколько лет назад была начата реформа института военпредов. Как он работает сейчас и стоит ли говорить о возврате к прежней схеме?

Игорь Коротченко: Система военпредов по-прежнему остается на сегодня, этот институт сохранили. Претензии по качеству носят концептуальный характер и дело здесь не в военпредах, будь они трижды умные и прекрасно понимают технику.

Вот отказались от закупок автоматов Калашникова старых модификаций, "Ижмаш" предлагает новую модификацию – модульный автомат АК-12. То есть, промышленность реагирует, не вся она в оппозиции Минобороны. Там, где это происходит, естественно будут закупки, но потратить 20 трлн руб. на то, чтобы закупить технику, не соответствующую элементарным требованиям войны, наверно неправильно. За последнее время, Запад сильно ушел вперед по целому ряду направлений, связанных с созданием современного оружия. Нам надо не воспроизводить устаревшие разработки, а делать новые, концептуальные прорывы в области производства военной техники. И вопрос здесь не к военпреду, а к промышленности, к конструкторским кадрам.

Вместе с тем, мы должны четко понимать, что основные производители оружия должны быть поддержаны государством и Министерством обороны. В первую очередь, это успешно работающие холдинги оборонные, такие как концерн ПВО "Алмаз-Антей", "Объединенная авиастроительная корпорация", "Объединенная судостроительная корпорация", корпорация "Тактическое ракетное вооружение", холдинг "Вертолеты России".

Вот у "Вертолетов России", например, никаких проблем с Министерством обороны нет, потому что техника современная, надежная и контракты заключаются быстро и без, всякого рода, разборок. Люди четко понимают требования Минобороны, они рапортуют только о новых достижениях. Надо брать, наверно, эти примеры за основу.

Сергей Табаринцев-Романов
Источник: nakanune.ru
Категория: Новости МО и МВД РФ(архив) | Просмотров: 474 | Добавил: Ленпех | Теги: аналитика, минобороны, гособоронзаказ, ВПК, дмитрий рогозин | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Код *:

МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
Кто действительно защищает права военных пенсионеров?
Всего ответов: 2325
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 87
Гостей: 82
Пользователей: 5
kust48, Ленпех, West, миг, Людмила