19:56
Вторник, 28.02.2017
Главная » 2011 » Ноябрь » 25 » Противотанковая брешь Минобороны все расширяется Подробнее: http://nvo.ng.ru/armament/2011-11-25/8_protivotank.html
21:59
Противотанковая брешь Минобороны все расширяется Подробнее: http://nvo.ng.ru/armament/2011-11-25/8_protivotank.html

Технические и тактические характеристики динамической защиты и ПТУР отстали от современных требований

2011-11-25 / Михаил Михайлович Растопшин - кандидат технических наук.

минобороны, танк, птур, птрк / Отечественный ПТРК
Отечественный ПТРК "Корнет".
Фото Виктора Литовкина

Минобороны, видимо, с помощью мистификации включило в Государственную программу вооружений до 2020 года (ГПВ-2020) вертолеты Ми-28Н, Ка-52 с устаревшими противотанковыми ракетными комплексами (ПТРК) второго поколения, непригодными для использования в условиях бесконтактных войн, в которых экипажам этих носителей уготовлена участь камикадзе (см. «НВО» № 22, 2009 год; № 24, 2011 год). К моменту завершения ГПВ-2020 вертолетные ПТРК «Атака» и «Вихрь-М», принятые на вооружение в середине 90-х годов, будут отставать по уровню совершенства от зарубежных образцов третьего поколения на 25 лет.

ПРОТИВОТАНКОВЫЕ РАКЕТЫ НЕ ТОЙ ДАЛЬНОСТИ

Подобная картина наблюдается с ПТРК танков Т-72. При этом все отечественные противотанковые управляемые ракеты (ПТУР) с тандемными боевыми частями (БЧ) не преодолевают тандемную динамическую защиту, устанавливаемую на зарубежных танках. Такое положение свидетельствует о крайне низкой эффективности ПТРК, состоящих на вооружении Российской армии. И странно выглядит обещание, что после завершения ГПВ-2020 в армии будет не менее 70% новых вооружений. Очевидно, что вертолеты Ми-28Н, Ка-52 и модернизированные танки Т-72 в 70% не попадают.

При создании вооружений очень важно соблюдать принцип опережающего развития отечественных систем над системами вероятных противников. Применительно к перспективным ПТРК это положение не выполняется при бездействии российского Минобороны. Состоящие на вооружении Российской армии ПТРК создавались по еще советским тактико-техническим заданиям для поражения танков М1, М1А1 с динамической защитой.

Разработка этих комплексов с ракетами, оснащенными тандемными БЧ, осуществлена нашими выдающимися генеральными конструкторами Аркадием Георгиевичем Шипуновым и Сергеем Павловичем Непобедимым. Но за последние 20 лет Минобороны не уделяло должного внимания развитию перспективных ПТРК. Вместе с тем уже значительно усилилась защита танков М1А2 SEP, «Леопард-2А6», «Меркава-4» и изменился характер боевых действий. Они стали бесконтактными и требуют создания самоходных и вертолетных ПТРК большой дальности поражения бронетехники. В этих условиях тактико-технические характеристики ПТРК должны соответствовать шестому поколению войн. Поскольку таких ПТРК не оказалось, военачальники с помощью мистификации обосновали использование устаревших ПТРК, приписывая им способность бороться с современными целями.

При этом следует отметить, что главными недостатками самоходных («Корнет», «Хризантема», «Конкурс-М») и вертолетных («Атака», «Вихрь-М») ПТРК с ракетами, оснащенными тандемными БЧ, в новых условиях являются: принадлежность ко второму поколению с полуавтоматической системой управления ракетой, которая не позволит решать задачи поражения в бесконтактных войнах; неудовлетворительное преодоление динамической защиты зарубежных танков; невозможность поражения объектов противника в тактической зоне на дальностях 15 км и более.

Несмотря на то что требования к современным системам управляемого вооружения вертолета обосновывают необходимость решения широкого круга задач поражения различных целей, приоритетными объектами поражения остаются танки и другая бронетехника. При этом нельзя не отметить, что ведущаяся разработка перспективного боевого вертолета предприятием «МВЗ им. М.Л.Миля» никак не интересует Минобороны (см. «НВО» № 18, 2011 год).

В настоящее время в зарубежных странах ведутся работы по созданию ПТРК большой дальности. Так, например, английская ПТУР третьего поколения «Бримстоун» принята на вооружение авиации Сухопутных войск в 2002 году и входит в боекомплект вертолета WAH-64D, а также самолетов «Харригер», «Тайфун», «Торнадо». Ракета оснащена активной радиолокационной головкой самонаведения (ГСН), инерциальной системой наведения, цифровым автопилотом, тандемной БЧ (бронепробиваемость – 1200 мм) и обладает дальностью стрельбы 10 км.

На вооружение авиации Сухопутных войск США в 2016 году будет принята вертолетная ПТУР JAGM третьего поколения с дальностью стрельбы 16 км. В самолетном варианте максимальная дальность стрельбы этой ракеты достигает 28 км. Ракета оснащена системой наведения, подобной установленной на ракете «Бримстоун». При этом многорежимная ГСН обнаруживает и распознает цели с использованием встроенного алгоритма. Ракета JAGM снаряжается либо тандемной (бронепробиваемость – 1200 мм), либо осколочно-фугасной БЧ. Эти примеры свидетельствуют об активных разработках ПТРК большой дальности в развитых странах мира.

ДЗ ТРЕБОВАЛА СМЕНЫ МЫШЛЕНИЯ

При вторжении израильских войск в Ливан летом 1982 году на танках М48А3, М60А1, «Центурион» – Мк10 впервые в боевых условиях была применена противокумулятивная навесная динамическая защита (НДЗ), которая позволила преодолеть насыщенную советскими противотанковыми средствами оборону сирийских войск. Вскоре после этого состоялось совещание Военно-технического совета (ВТС) под председательством заместителя министра обороны по вооружениям генерала армии Виталия Шабанова, посвященное оценке эффективности кумулятивных боеприпасов при стрельбе по зарубежным танкам, оснащенным НДЗ.

На совещании Виталий Шабанов демонстрировал присутствующим фото М48А3 с НДЗ, что символизировало вопрос: «Этот зверь вам по зубам?» С основным докладом выступил начальник ГРАУ генерал-полковник Юрий Андрианов, в котором была отмечена неэффективность распространенных в то время боеприпасов с одним кумулятивным зарядом при стрельбе по танку М60А1 с НДЗ. Одновременно были даны рекомендации промышленности по созданию боеприпасов, способных преодолевать НДЗ.

Если к моменту появления израильской НДЗ НИИ стали имел 20-летний опыт поисковых исследований по созданию динамической защиты, то боеприпасные организации советского Министерства машиностроения такого задела не имели. По этой причине только в 1988 году был создан ПТРК «Зенит», а в 1989 году – «Инвар» с ракетами, оснащенными тандемными БЧ.

ПТУР с тандемными БЧ создавали КБ приборостроения, КБ машиностроения, КБ точного машиностроения, относящиеся в советские времена к Министерству оборонной промышленности. Им помогали в части тандемных БЧ НИМИ, НПП «Базальт», ЦНИИХМ, относящиеся к Министерству машиностроения.

Вслед за этим Виталий Шабанов провел совещание ВТС по ускорению работ по созданию динамической защиты, на котором возник вопрос: «Почему израильтяне первыми оснастили свои танки НДЗ, а советские танкостроители пропустили своевременное внедрение этого перспективного направления усиления защиты?» Ответ на этот вопрос заключался в следующем.

Начальник, главный маршал бронетанковых войск Амазасп Хачатурович Бабаджанян, категорически был против НДЗ, поскольку образующиеся при срабатывании ее высокоскоростные фрагменты представляют опасность для пехоты, находящейся на танке и рядом с ним. Такое отношение маршала к НДЗ было связано с устаревшим опытом боевых действий в Великой Отечественной войне и отсутствием понимания, что при существующих габаритно-массовых ограничениях обеспечить защиту танков от перспективных средств поражения только за счет увеличения толщины брони невозможно. Успешное решение этой проблемы обеспечивалось только с использованием динамической защиты.

ЭЛЕМЕНТЫ ДЗ НЕ СООТВЕТСТВОВАЛИ ЗАРУБЕЖНЫМ АНАЛОГАМ

Следует отметить, что создание отечественной ДЗ оказало как положительное, так и отрицательное влияние на боеприпасную отрасль. Положительным было то, что боеприпасные организации (НИМИ, НПП «Базальт», ЦНИИХМ) стали разрабатывать тандемные кумулятивные боеприпасы. Отрицательное влияние заключается в том, что неудачные разработки по НДЗ были использованы боеприпасниками в качестве значительных послаблений при проектировании тандемных конструкций БЧ.

Анализ конструктивных особенностей израильской НДЗ позволил НИИ стали в короткие сроки создать ДЗ с плоскими элементами. В сентябре 1983 года появились первые советские танки с противокумулятивной НДЗ «Контакт», каждый контейнер которой представлял собой штампованный полый корпус из листовой стали толщиной 3 мм. В контейнер устанавливалось по два плоских элемента динамической защиты (ЭДЗ).

ЭДЗ состоял из двух штампованных пластин толщиной 2 мм (длина – 250 мм; ширина – 130 мм) и размещенного между ними слоя пластичного взрывчатого вещества (ВВ) толщиной 6 мм. Защиту от бронебойных подкалиберных снарядов (БПС) и кумулятивных боеприпасов должен был обеспечить принятый на вооружение в 1985 году комплекс встроенной ДЗ (ВДЗ) «Контакт-5». В этом комплексе использован тот же ЭДЗ 4С20, применяемый в НДЗ. Компоновочная схема ВДЗ отличается только толщиной (15 мм) стальной крышки контейнера.

НДЗ и ВДЗ, установленные на российских танках, отражают безобразно неэффективный вариант развития технологий, который способен бороться только со старыми кумулятивными боеприпасами, имеющими один кумулятивный заряд. Существующие зарубежные ПТУР с тандемными БЧ «ХOT-2T», «Милан-2T», PARS-3LR, AGM-114L «Хеллфайр», «Джавелин», «Спайк-ER», «Бримстоун» преодолевают российскую навесную и встроенную ДЗ с вероятностью 0,9 и способны надежно поражать танки Т-72.

НИИ стали при создании динамической защиты допустил грубейшую ошибку при выборе одной из основных характеристик ЭДЗ. Если на танках М48А3, М60А1, «Центурион» – Мк10 в основном использовались ЭДЗ длиной 400–500 мм, то для советских танков был определен ЭДЗ длиной 250 мм. При этом было хорошо известно, что эффективность ЭДЗ зависит от его размеров в плоскости взаимодействия. Трудно представить, чем руководствовались ученые НИИ стали при обосновании размеров ЭДЗ.

Для экспериментальной отработки тандемных БЧ, проведения предварительных и государственных испытаний необходим имитатор зарубежной ВДЗ. В этой ситуации происходит невероятное, невообразимое, вопреки здравому смыслу событие: при поддержке Минобороны в качестве имитатора зарубежной ВДЗ НИИ стали протаскивает контейнер ВДЗ с длиной ЭДЗ 250 мм, который не отражал сущность конструкции зарубежной динамической защиты (см. «НВО» № 13, 2008 год).

В Минобороны и в 3-м ЦНИИ МО не нашлось специалистов, которые воспрепятствовали бы принятию этого имитатора, способствующего созданию малоэффективных тандемных БЧ. Ведь еще тогда анализ взаимодействия ПТУР с ВДЗ позволял сделать вывод о том, что установленная на зарубежных танках динамическая защита с ЭДЗ длиной 400–500 мм позволяет бороться с моноблочными кумулятивными боеприпасами и тандемными БЧ при попадании в верхнюю половину контейнера ВДЗ (см. «НВО» № 4, 2011 год).


Рисунок-схема выполнен автором

СИСТЕМЫ ВТОРОГО ПОКОЛЕНИЯ БЕЗНАДЕЖНО ОТСТАЛИ

Состоящие на вооружении ПТРК (см. табл. 1) относятся ко второму поколению, кроме комплекса «Хризантема». Создатели этого комплекса относят его к третьему поколению, но в данном случае это некорректная оценка. Комплекс ушел от второго поколения и не пришел к третьему. Другими словами, он относится к поколению 2,5.

К третьему поколению («выстрелил – забыл») относятся ПТУР, в состав которых входят автономные системы наведения, их работа полностью определяется аппаратурой, размещенной на ракете. В комплексе «Хризантема» радиолокационная система, позволяющая автоматически сопровождать цель с одновременным наведением ракеты в этом же радиолуче, размещена на боевой машине 9П157-2, что доказывает принадлежность данного комплекса к ПТРК усовершенствованного второго поколения. При попадании ракеты 9М123 в верхнюю половину зарубежного контейнера (длиной 500 мм) основной заряд тандемной БЧ уже через 100 микросекунд будет подвергнут разрушению в течение 120 микросекунд под воздействием метаемой стальной пластины, выполняющей роль крышки контейнера ВДЗ.

Возникшую кризисную ситуацию более подробно рассмотрим применительно к ПТУР «Метис-М» и «Конкурс-М», отличающихся различными компоновочными схемами. Тандемная БЧ этих ракет состоит из двух кумулятивных зарядов, расположенных друг за другом. Первый (лидирующий – ЛЗ) должен обеспечивать подрыв ДЗ, а второй (основной заряд – ОЗ) должен действовать по «голой» броне. Однако в действительности все обстоит иначе (см. рис. 1).

После попадания ракет в верхнюю половину контейнера ДЗ и срабатывания ЛЗ (4) метаемая взрывом ВВ (3) стальная пластина (2) всегда будет отрицательно воздействовать на функционирование ОЗ (9): либо деформировать канал (7) для прохождения кумулятивной струи (в случае «Метиса-М»), либо разрушать ОЗ (в случае «Конкурса-М»). Экспериментально установлен результат такого взаимодействия: бронепробиваемость основного заряда тандемной БЧ «Метис-М» снизилась на 60%, что недостаточно для надежного поражения танка «Генерал Абрамс» при обстреле фронтальных, наиболее защищенных зон.

Ракеты комплексов «Аркан», «Зенит», «Инвар», «Метис-2», «Атака», «Вихрь-М», «Корнет», «Хризантема», взаимодействуя с элементом ДЗ (длиной 500 мм), будут иметь невысокую вероятность ее преодоления – 0,5. Другими словами, нормальное функционирование наблюдается при попадании ракеты в нижнюю половину контейнера ВДЗ. В старых условиях контактного ведения боевых действий при обстреле вышеперечисленными ракетами наиболее защищенных фронтальных зон танков М1А2, «Леопард-2А6», оснащенных ВДЗ (без учета действия систем активной защиты, установленных на этих бронемашинах), вероятность поражения будет в пределах 0,1–0,3. Наибольший эффект поражения при этом будет достигаться только при попадании в борт.

ТАНДЕМНАЯ БЧ ПРОТИВ ТАНДЕМНОЙ ДЗ

В августе нынешнего года НИИ стали создал динамическую защиту «Реликт», которая эффективно работает против тандемных боеприпасов. Одновременно отмечается, что аналогов «Реликту» нет. Но еще в 1992 году в польском Военном институте технологий вооружений была разработана для танка Т-72 противотандемная динамическая защита ERAWA-2, первый ряд ВВ которой нейтрализует действие лидирующего заряда, второй – действие ОЗ тандемной БЧ. В таких условиях все отечественные ракеты ПТРК «Аркан», «Инвар», «Зенит», «Конкурс-М», «Метис-М», «Атака», «Вихрь-М», «Корнет» и «Хризантема» не способны преодолевать тандемную ВДЗ.

Есть ли управа на тандемную ДЗ? Есть! Но прежде рассмотрим упрощенную схему модуля тандемной ДЗ, которая может устанавливаться на зарубежных танках. В состав модуля входят: верхняя 3-мм стальная пластина; первый слой ВВ толщиной 6 мм; 20-мм пластина полиуретана, играющая роль демпфера; вторая 15-мм стальная пластина; второй слой ВВ толщиной 15 мм; нижняя стальная пластина толщиной 3 мм. Модуль устанавливается на корпус и башню танка так, чтобы угол встречи ПТУР и БПС составлял 60 градусов от нормали к верхней 3-мм пластине модуля.

Для преодоления подобной тандемной ДЗ необходимо создать тандемную БЧ с отстреливаемым ЛЗ, имеющим бронепробиваемость не менее 400 мм для надежного инициирования первого и второго ряда ВВ тандемной ДЗ. Конечно, в конструкции этой БЧ не обойтись без устройства, обеспечивающего момент отстрела ЛЗ, создающего необходимое время задержки, после которой происходит нормальное функционирование ОЗ по «голой» броне. Кроме этого, компоновка тандемной БЧ с отстреливаемым ЛЗ позволяет значительно упростить защиту ОЗ от последствий взрыва ЛЗ.

Вместе с тем надо изучить характеристики уязвимости зарубежной тандемной ДЗ (ТДЗ) с целью создания ее имитатора для отработки и проведения испытаний новых тандемных БЧ ПТУР. Поскольку такая защита создавалась после принятия на вооружение танков, она имеет габаритно-массовые ограничения. Увеличение массы ТДЗ отрицательно влияет на ходовую часть бронетехники. Можно ожидать, что масса зарубежного комплекса ТДЗ не будет превышать 2,5 т, часть которой будет использована на стальные пластины, находящиеся перед вторым слоем ВВ и являющиеся главным звеном повышения противокумулятивной и противоснарядной стойкости.

Определяя требования к ЛЗ, имеющего бронепробиваемость 400 мм, надо представлять, что, возбудив детонацию первого слоя ВВ тандемной ДЗ, кумулятивная струя ЛЗ будет состоять из двух частей: практически неповрежденной, называемой лидером, и значительно поврежденной основной части. Следовательно, основная нагрузка на инициирование детонации второго слоя ВВ приходится на лидера кумулятивной струи ЛЗ. К настоящему времени не уделено достаточного внимания вопросу инициирования детонации второго слоя ВВ лидером кумулятивной струи. Кроме этого не определены параметры медной облицовки в ЛЗ, позволяющие увеличить длину лидера в условиях взаимодействия тандемной БЧ с тандемной ДЗ. Это можно достичь за счет скорости лидера 10 км/с. Вместе с тем лидер кумулятивной струи ЛЗ должен обладать эффективной способностью создания детонационного очага во втором слое ВВ.

От боеприпасных организаций НИМИ, НПП «Базальт» и ЦНИИХМ в настоящее время не следует ожидать скорейшего решения вышеперечисленных задач по причине утраты высококвалифицированных специалистов. Эти задачи могут быть решены Российским ядерным центром ВНИИЭФ, у которого есть кадры, методы исследования быстропротекающих процессов, соответствующая аппаратура, а также высокоэффективные ВВ для использования в конструкции ЛЗ.

Одновременно следует отметить нецелесообразность создания новой тандемной БЧ, в конструкцию которой заложен предконтактный подрыв лидирующего заряда с бронепробиваемостью 400 мм. Главная причина нецелесообразности заключается в том, что в этом случае требуется ЛЗ с бронепробиваемостью порядка 500 мм, от воздействия взрыва которого невозможно защитить ОЗ.

Размышления по поводу ракет 9М128, 9М119М, предназначенных для стрельбы из 125-мм танковой пушки, наводят на мысль о том, что имеются большие трудности по продлению жизни этих ракет. Калибр танковой пушки является ограничителем при создании тандемной БЧ с целью преодоления тандемной ДЗ зарубежных танков.

Таким образом, состоящие на вооружении ПТУР плохо преодолевают зарубежную ВДЗ, а тандемная ДЗ зарубежных танков полностью нейтрализует действие тандемных БЧ наших ПТУР. Если к этому добавить отсутствие ПТРК с дальностью стрельбы 15–30 км, то становится очевидным бездействие Минобороны в деле подготовки к условиям бесконтактных войн.

УСЛОВИЯ ВОЙН ШЕСТОГО ПОКОЛЕНИЯ

Еще в 1999 году генеральный конструктор Конструкторского бюро приборостроения, академик РАН Аркадий Шипунов сформулировал основные требования к современному противотанковому управляемому оружию (см. «Военный парад» № 1, 1999 год), которые остались без внимания Минобороны. А ведь с тех пор прошло 12 лет. За это время можно было иметь на вооружении современные ПТРК.

Применительно к бесконтактному ведению боевых действий Аркадий Шипунов сформулировал технические требования к ПТРК, главными из которых являются следующие: поражение противника должно осуществляться в тактической зоне на дальностях 15 км и более с целью срыва выдвижения и развертывания его бронетанковых подразделений при сокращении собственных потерь на переднем крае обороны; для эффективного поражения бронетанковых подразделений противника необходимо радикальное увеличение диапазона разведки; для уничтожения группировки потенциального противника, которая содержит бронетанковую технику, требуется поражение всей номенклатуры целей, входящих в ее состав, а также других целей различного класса.

Этим требованиям отвечал ПТРК «Гермес», предложенный в 1999 году генеральным конструктором КБП Аркадием Шипуновым. Но у Минобороны не хватило компетентности принять решение для организации работ по данному направлению.

Особо следует отметить, что Аркадий Шипунов в требованиях к современным ПТРК уделяет большое внимание сокращению собственных потерь. Можно полагать, что эта концепция должна сопровождаться использованием спутников разведки, навигации для точного наведения и поражения целей в глубине боевых порядков противника. Вместе с тем на больших дальностях район поиска целей, а также точка начала их поиска может определяться с помощью беспилотных летательных аппаратов. В этом случае захват цели происходит после пуска, чтобы избежать поражения бронетехники своих войск. Поэтому ГСН должна включаться и осуществлять поиск цели по достижении заданного района. Новые ПТУР с помощью новых БЧ должны надежно преодолевать тандемную ДЗ современных и перспективных зарубежных танков.

Вышеперечисленное свидетельствует об отсутствии в войсках современных ПТРК, способных надежно поражать бронетехнику вероятных противников в условиях бесконтактных войн. Минобороны, как и в 1982 году, «проспало» новую защиту зарубежной бронетехники, условия бесконтактных войн и создание перспективных ПТРК.
Подробнее: http://nvo.ng.ru/armament/2011-11-25/8_protivotank.html


Категория: Новости МО и МВД РФ(архив) | Просмотров: 639 | Добавил: Ленпех | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Код *:

МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
Кто действительно защищает права военных пенсионеров?
Всего ответов: 2350
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 91
Гостей: 87
Пользователей: 4
rusakov08, Art53, Fema, sgetsevich