20:50
Пятница, 20.10.2017
Главная » 2012 » Январь » 24 » Почему Российской армии не хватает солдат
19:26
Почему Российской армии не хватает солдат
Боеготового солдата за год можно сделать только на 10 процентов
Боеготового солдата за год можно сделать только на 10 процентов
Фото: Евгения ГУСЕВА

Военных снова «обули»?

Ведущие – полковник Михаил Тимошенко и военный обозреватель «КП» полковник Виктор Баранец.

Баранец:

– Сразу берем быка за рога и обозначаем нынешнюю нашу тему. Не за горами очередной весенний призыв в нашу армию, но что-то такое происходит, что в нашем Генеральном штабе творятся какие-то нелады с элементарной арифметикой.

Тимошенко:

– А такое впечатление, что они ЕГЭ проходили…

Баранец:

– Итак, в соответствие с указом президента РФ до 1 января 2016 года в нашей армии должен быть миллион военнослужащих. Что же мы имеем сегодня?

Тимошенко:

– 220 тысяч офицеров, 200 тысяч сержантов и контрактников.

Баранец:

– Я бы даже не спешил… 185–186…

Тимошенко:

– Начальник Генерального штаба называл точную цифру – 186 тысяч с половиной.

Баранец:

– В Общественной палате 17 ноября.

Тимошенко:

– Это получается 406 тысяч.

Баранец:

– К ним приплюсовываем 218 тысяч весеннего призыва…

Тимошенко:

– Какие 218? 100.

Баранец:

– Это осенний призыв прошлого года. А весной 218 тысяч было. И 135 800. Вот все, Михаил, что имеем сегодня под ружьем в России. Сколько получается: Порядка 750 тысяч.

Тимошенко:

– 760 тысяч.

Баранец:

– А где же миллион?

Тимошенко:

– У меня возникает другой вопрос. 760 тысяч – это значит, что у нас в строю. И не хватает каждого четвертого. А в солдатском строю это точно, каждого третьего.

Баранец:

– 25-процентный почти некомплект.

Тимошенко:

– Теперь выкидывай отсюда органы управления, учебные заведения, преподавательский состав. Мы получим, останутся лохмотья сухопутных войск и получится, что те 85 бригад постоянной боевой готовности, на самом деле, таковыми не являются. Она бригада по названию. Но она не постоянной готовности, она ограниченно боеготова.

Баранец:

– Что происходит?

Тамишенко:

– Надувательство. Как обычно.

Баранец:

– А кого надувают?

Тимошенко:

– Народ. И того, кого народ избрал. Ему же докладывают…

Баранец:

– Можно сказать, что наша армия боеготова на две трети?... Так пойдет?

Тимошенко:

– А так может вообще не получиться. Если бы ты ровненько размазал масло по краюшке, ты бы это получил. Но какие-то бригады ты укомплектовываешь на 100 процентов, а в остальных может оказаться меньше 60. Половина.

Баранец:

– Хорошо, есть в мотострелковом батальоне не хватает 15-16 человек… А если это РВСН? Атомная подводная лодка?

Тимошенко:

– А если это хотя бы любая другая часть, которая несет боевое дежурство?

Баранец:

– И что это значит для боевой готовности? Есть военный бюджет, который голосованием утверждает Госдума…

Тимошенко:

– Упреждаю ваш вопрос. Денежки там заложены на миллионную армию.

Баранец:

– А куда же идут деньги на недостающие 200 тысяч? Надо быстро докладывать в Кремль!

Тимошенко:

– Что докладывать? Что мы сейчас, Дмитрий Анатольевич, вернем эти деньги? Нет. Эти деньги разойдутся по четырехсотому приказу, по приказу 10/10.

Звонок:

– Добрый вечер! К вам обращается майор, который закончил Львовское высшее политучилище. Скажите, нас, политработников, кем заменили?

Баранец:

– Это сложный вопрос. Вы прямо тронули мое сердце. После 91-го года помните, какие только перипетии не выдержали должности, которые занимали хотя бы замы командиров по воспитательной работе. Их поначалу низвели до старших автобусов, за старших, куда пошлют. Потом их статус был помощников, потом заместителей, сокращали. И довели до того, что в армии осталось просто жалкое подобие той большой структуры, которая занималась мозгами воином вооруженных сил. Сейчас это называется ГУРЛС… Главное управление по работе с личным составом. В армии сейчас шутят: по борьбе с личным составом… Все это печально, но мне кажется, что клюнул петух в попу кое-кого наверху и сейчас эти органы начинают потихоньку оздоровлять. Но меня раздражает только одно: бедный главпур. После 91-го года его ни разу не возглавлял генерал или полковник, который имеет профессиональное педагогическое, психологическое или другое образование.

Еще звонок:

– Добрый вечер! Мы говорим о боеготовности нашей армии. Я военный пенсионер. Я в звании подполковника работаю в такси. И как-то на заказ поехал. А это оказалось, что наш военный офицер переезжает с одного места в другое. Вещи грузили, фуру, солдаты. Они такие… Вид у них такой… Если нам будет шить Юдашкин или… По одежде военной они выглядели очень не как бойцы. И вот противно было смотреть! И я им вопрос задал: а где служите? Они служат в мотострелковой части. Один 7 месяцев, другой 8. Спросил, держали ли в руках автомат? Говорят, на присяге. И все.

Тимошенко:

– Лучше, если бы они не подготовлены, оружие им не давать.

Баранец:

– Вот вам и аутсорсинг.

Тимошенко:

– Зато 5 часов физо в день. А сколько на самом деле? Бес его знает.

Баранец:

– Ничего нового для нас нет. Как эксплуатировали солдатиков, так и продолжают. А сейчас уж и подавно. Потому что на кой хрен этим офицерам эта служба?

Баранец:

– Ты с чем это связываешь?

Тимошенко:

– Я смотрю на то, как вдруг совершенно внезапно, ничего вроде не предвещало, резко уменьшили в разы наряд по призыву из республик Северного Кавказа.

Баранец:

– Огромное урезание, прежде всего, по Дагестану. По-моему, раз в десять сократили.

Тимошенко:

– Это не конец нашей национальной политики, как ты думаешь?

Баранец:

– Я даже думаю, что это начало. Вот такое сокращение призыва из Дагестана и вот такое замалчивание того, что из Чечни мы вообще никого не призываем, это говорит о том, что мы признали свое поражение в принципах комплектования армии с учетом национальных аспектов.

Тимошенко:

– Залезли бы они на сайт «Одноклассников». Там есть группа дагестанских орлов, которые отслужили в армии. Очень любопытно, что написано. И их сослуживцы там называются неверными. И вообще мы тут вот «маму вашу делали, деньги у офицеров отнимали»... Может, решили их не обучать искусству владения оружием? Так на Кавказе оно в каждой семье. Это тебе не Москва.

Баранец:

– У нас на проводе сразу пять слушателей.

Звонок, Виктор:

– Здравствуйте! Я правую руку поднимаю и кричу «Хайль, Гитлер!». Потому что там пенсия большая.

Баранец:

– У кого пенсия большая?

Виктор:

– У немцев пенсия 60 тысяч. А у нас 6.

Баранец:

– Я понимаю… Вы у какой пивнушки сейчас находитесь? Ради бога, только никому никогда не верьте, что 60 тысяч. Даже у генерала США, генерал-лейтенанта с выслугой 30 лет, по-моему, десятки не набирается…

Тимошенко:

– Ежемесячно?

Звонок:

– Как вы смотрите на то, что призыв в российскую армию сокращен до одного года?

Тимошенко:

– У нас не получается сделать из призывника солдата за один год. По всем нормативам, которое посчитало Главное управление боевой подготовки, когда оно еще существовало, получалось, что за год можно сделать солдата боеготового на 10 процентов, за два года на 30. А уж за 5 лет его можно было сделать настоящим профи.

Звонок, Анатолий:

– Добрый вечер! Конечно, мне обидно стало, что вас первый обидел.

Баранец:

– Мы ни на кого не обижаемся. Мы к этому привыкли.

Анатолий:

– Я, конечно, не аналитик. Я – офицер запаса. Мне кажется, что вся рыба портится с головы. Мне обидно за то, что министр обороны гражданский. Зам – гражданский, да еще женщина. Это все бесит меня. Отсюда все оно и идет. Они не хотят вооружать нашу армию, не хотят повысить боеготовность. Не знаю, о чем они думают, на Ближнем Востоке затевается всякая.. А мы ходим, руки опустили, и стрелять не умеем. Неужели Верховный главнокомандующий не видит всего этого?

Баранец:

– Думаю, видит и знает.

Тимошенко:

– А, может, и не видит.

Баранец:

– Может, тут другие отношения…

Тимошенко:

– Говорили же, что у нас нет врагов.

Баранец:

– Да.

Тимошенко:

– Как это? Если у нас нет врагов, мы не знаем, к чему готовить нашу армию? Чем ее вооружать? И нужна ли она нам?

Звонок, Вадим:

– Я думаю, что недобор происходит из-за того, что наши недра, территория поделена между десятком известных фамилий. И остальной народ остался ни с чем. И защищать нам, в принципе, нечего. Поэтому в армию никто не рвется. А уж тем более вооружать дагестанцев, чеченцев, они при удобном случае э то оружие повернут против нас.

Баранец:

– Очень сложный вопрос.

Тимошенко:

– Допустим, у нас в Мулино есть дисбат. Там даже по официальным оценкам было 40 процентов уроженцев Северного Кавказа. А если верить тому, что пишут сами уроженцы этого Северного Кавказа, их там 90 процентов. И они боятся этого дисбата ужас как, потому как если туда загнать только их, то они между собой начинают выяснять, кому мыть сортиры, кому пол и так далее. И перестают быть мужчинами.

Я вот о чем хотел бы поговорить. Знаменитый указ 16/63 от 2000 года. Это о социальной поддержке работников оружейного комплекса. Мудрецы, которые его рихтовали, сочиняли, ухитрились потерять командиров подводных лодок. Атомных. Ядерный реактор лодки невозможно защитить так, как защищают реактор атомной электростанции. Все. Шесть с половиной лет максимум для набора предельной дозы радиации.

Звонок, Николай:

– У вас хорошие передачи, но я бы хотел, чтобы вы в ближайшее время сказали бы, что ждет тех пенсионеров, которые давно ушли на пенсию, в 94-м году, допустим, как я. И будет ли эта пенсия, нам тупо прибавили 50 %, повышаться, как было написано в газете.

Баранец:

– Да.

Тимошенко:

– Ничего не будет. И не жди.

Баранец:

– А чего другого?

Тимошенко:

– Два процента и…

Баранец:

– Со 2 января в 2,1 раза многим повысили пенсии. Разве это не факт?

Тимошенко:

– А многим повысили в полтора и не больше?..

Баранец:

– Я подозреваю, что если хороший напор со стороны военных пенсионеров пойдет, то, возможно, через год-полтора этот проклятый 0,54, возможно, и отменят. А так – будем ждать, как будут работать эти законы.

Тимошенко:

– А дальше что получилось… Это чистое излучение реактора. А есть и ионизированный излучением воздух, конструкции. И получалось, что дозу офицер набирал за два года. И у меня вопрос к самому себе, как к тому, кто у нас звонил насчет пенсий. Как же так? Страна такая большая, мы можем набрать денег на мундиаль, гордиться пару лет зимней Олимпиадой, потом гордиться по результатам будет нечем… Потом АТЭС. А лодок – пересчитать по пальцам рук и ног.

Баранец:

– И «Челси» на наши деньги приобретена, и яхта…

Тимошенко:

– Эти три тысячи… А там же контрактники, матросы. И мичмана. Полный экипаж. А это около ста человек. Но пусть там у нас 30 лодок. Ну, 3 тысячи человек. У нас нет сменных экипажей, как у американцев. А летчиков?

Баранец:

– Тоже обули.

Тимошенко:

– Решили не огорчать. Сделать всем поровну и за классность не платить. И правильно. Деньги нужны государству.

Баранец:

– Мы на этом экономим.

Звонок, Солнечногорск:

– Нахожусь в Ставропольском крае, я дальнобойщик. За год подготовить механика-водителя, сам я танкист, прошел 55-ка, 64-ка… Подготовить механика-водителя нереально. Были у нас курсы «Выстрел». Знаменитый, легендарный. Их уничтожили. Надо уничтожить, по-моему, Сердюкова! Вместе с его командой.

Баранец:

– Кровожадный…

Звонок:

 – Я не кровожадный. Он в армии служил?

Тимошенко:

– Он служил по специальности…

Звонок:

Думаю, уничтожать не надо, а поручить, к примеру, руководителям министерства обороны муска и женска пола запустить двигатель Т-64 в сырую и холодную погоду.

Баранец:

– Солнечногорск. На берегу прекрасного озера расположены курсы. Прекрасная земля, дорогая. О какой переподготовке и боеготовности можно говорить, если золотая земля под ногами? Миш, за сколько соточку?

Тимошенко:

– Думаю, там она стоит тысяч сорок. Озеро рядом.

Звонок от Игоря:

– Я по поводу того, что молодежи сейчас неинтересно служить в армии. Целый год терять в никуда. И нет у нас национальной идеи.

Тимошенко:

– А когда служили три, два года, вроде как теряли их, но служили и находили с этом смысл…

Игорь:

– Это же насильно, из-под палки.

Баранец:

– Я прослужил 33 года и ни разу не чувствовал, чтобы меня кто-то заставлял служить Родине.

Игорь:

– А когда людей отлавливали?

Баранец:

– Я, наверное, покончил бы с собой, если бы меня на областной призывной комиссии не взяли бы армию.

Тимошенко:

– Тягот и лишений я не ощущал…

Баранец:

– Другое поколение пришло. Другое ощущение времени.

Тимошенко:

– Может, они правы…

Баранец:

– Возможно. Кто-то же должен бегать за «Клинским»… Тусоваться в ночных клубах.

Звонок:

– Добрый вечер! У нас подводную лодку «Курск» утопили американцы и моряков, чтобы не рассказали правду. А вот как дивизия подводных лодок «Тайфун», 6 штук. С ними что-нибудь сделали сейчас? Или они так и стоят?

Тимошенко:

– У нас было 5. Шестую не достроили. На сегодня в строю только «Дмитрий Донской».

Баранец:

– Никогда и никому не верьте, что «Курск» утопили американцы. «Курск» утопили мы. Все.

Тимошенко:

– Ты не прав. Зеленый человечки вывели из строя Фобус грунт… Инопланетяне…

Баранец:

– Утопило наше ротозейство.

Звонок от Александра Евгеньевича:

– Я служил в Генштабе, полковник в отставке. Прошел школу от лейтенанта до полковника. И мне обидно за державу, что во главе армии стоит торгаш. Он продал все. И Генштаб разграбил. Мой кабинет находился на шестом этаже. Все это финское дерево было… Все снято, развалено. Там работают таджики. Вы были на Фабрициуса? В Сочи? Этот торгаш купил для своей семьи вот этот…

Баранец:

– К этому надо относиться очень серьезно. Накануне слушатель сказал, что американцы утопили «Курск». Мы живем в плену каких-то лживых предсказаний. Теперь по поводу Фабрициуса. Надо знать санаторий, кому он принадлежал, какой его нынче статус. И чтобы мы ни говорили о Сердюкове, но он еще не обнаглел настолько, чтобы скупать санатории. Но…

Тимошенко:

– Зачем ему санаторий?

Баранец:

– Мы еще не получили с Михаилом ответа на два вопроса. Действительно ли Сердюков строит дачу в Краснодарском крае и действительно строит в священном месте Подмосковья – в Архангельском, где недавно был взорван корпус спортбазы ЦСКА.

Звонок:

– По поводу «Фобос-грунта». Если из сбивают, нельзя ли их запускать боевыми ракетами, имеющими систему преодоления ПРО?

Тимошенко:

– А причем здесь система преодоления ПРО и спутник?

Баранец:

– Я по-простому отвечу. Все это дешевые отмазки. Ответы нужно искать не в кабинетах ЦРУ и Пентагона. А в кабинетах нашего оборонно-промышленного…

Тимошенко:

– Наш минувший год был годом космонавтики. И мы отстрелялись так, что стыдно говорить.

Звонок от Павла:

– Вы начали разговор о нехватке людей в армии. Я служил рядовым, водителем. И дослужился до старшего водителя. Кто-то потерял время, кто-то нет… Я как был водителем, как возил командира, так и возил. Я и на гражданке так мог руль держать. А автомат держал один раз только… Когда присягу принимал. Это считается армией?

Баранец:

– У народа существует превратное представление, если человека, сына, племянника брали в армию, значит, он каждый день должен выстреливать тысячу патронов. В ракетных войсках, на подводном флоте, в ВВС, где есть необходимость палить каждый день? Нет. Это зловредная постановка вопроса. У нас 350 тысяч призывников сейчас. Но есть такие должности…

Тимошенко:

– …где нужно умение надежно стрелять из автомата.

Баранец:

– Или резать хлеб.

Тимошенко:

– Надо ввести перекрестную систему проверок в армии. Допустим, сухопутчики приезжают и проверять подводный флот. Выводят экипаж на палубу. И команда: «Газы, окопаться!».

Баранец:

– Хорошо.

Тимошенко:

– А сухопутчиков проверяют летчики. И тоже дурнину такую спросят, что те и чихать смешаются. Вот тут враг запутается окончательно.

Звонок:

– Здравствуйте! Я служил три года. И за время службы стал сержантом. Где взять деньги для зарплаты населению и вооруженным силам пенсионерам. У нас депутаты и президент получают огромную зарплату. У Путина 70 тысяч оклад президентский. Он 840 тысяч в год должен получить. А у него зарплата 3 миллиона… Так же у Медведева. И у нас…

Баранец:

– Это вы где услышали?

Звонок:

– Годовая зарплата у Путина 3 миллиона 600 тысяч.

Тимошенко:

– Делим на 12. Получаем чего? 200 тысяч. Зарплата министра на тот момент была 120 тысяч. А он начальник. Он должен получать побольше. 70 тысячами там не пахло много лет.

Звонок, Александр:

– Добрый вечер! Недавно был в военном городке. Относится к 12-му ГУМО. И на прошлой неделе по каналу засветился начальник этого 12-гоГУМО полковник Сыч. Таким потрясающим управлением командует полковник! Не нонсенс?

Тимошенко:

– Нонсенс. Потому что начальник оркестровой дирижерской службы Министерства обороны – генерал-лейтенант. Это все от незнания и непонимания того, что в армии важно, а что нет. И как понимать назначение полковника, это очень большой аванс. С другой стороны, сначала можно было бы присвоить ему генерала-майора, а потом назначать. Получается, что ты демонстрируешь отношение, что нам не очень нужна ядерная составляющая нашего ракетно-ядерного щита. Не очень-то понимают многие, зачем армия нашей стране.

http://www.kp.ru/radio/stenography/24537/

Категория: Новости МО и МВД РФ(архив) | Просмотров: 958 | Добавил: West | Теги: армия, реформа армии, Сердюков | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ
Новости

Военный пенсионер.рф

Новости мира
Опрос
За кого Вы проголосуете на выборах Президента РФ
Всего ответов: 7829
Статистика
Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте всего: 127
Гостей: 125
Пользователей: 2
Ленпех, Питерский