Договор об обычных вооруженных силах в Европе уже не могут реанимировать ни США, ни Россия

2011-11-25 / Виктор Николаевич Литовкин - ответственный редактор "НВО".

Договор об обычных вооружениях в Европе (ДОВСЕ), ставший в 90-х годах прошлого века краеугольным камнем укрепления доверия на старом континенте, умер окончательно и бесповоротно. Такой вывод следует сделать из прозвучавших в минувший вторник из Вашингтона и Кишинева двух противоречивых заявлениях о его судьбе. О нем с одной стороны Атлантики говорила официальный представитель Госдепартамента США Виктория Нуланд, с другой – министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Виктория Нуланд заявила, что «сегодня США объявили в Вене, что приостанавливают исполнение ряда обязательств по Договору об обычных вооруженных силах по отношению к России», и добавила, что «на протяжении четырех лет США и союзники по НАТО пытались найти дипломатическую развязку (проблемы. – «НГ».) после принятого Россией в 2007 году решения приостановить действие договора по отношению ко всем остальным 29 странам – участницам ДОВСЕ». Но ничего так и не получилось, так как Москва якобы не выполнила взятые на себя стамбульские обязательства. Сергей Лавров, в свою очередь, сказал, что настоятельно рекомендует «ознакомиться с документами, которые получили на международном жаргоне название «стамбульские обязательства». Все до последней запятой, что имеет отношение к вступлению в силу адаптированного Договора об ограничении вооруженных сил и вооружений в Европе, Российская Федерация выполнила и перевыполнила».

В этих заявлениях неспециалисту разобраться, наверное, очень трудно. И потому мы вынуждены вспомнить 19 ноября 1990 года, когда в Париже странами, входившими в Североатлантический альянс (НАТО), и государствами Организации Варшавского договора (ОВД) был подписан этот самый Договор об обычных вооруженных силах в Европе. Он, с одной стороны, ограничивал количество тяжелых вооружений той и другой стороны по пяти параметрам – по танкам, боевым бронированным машинам, артиллерийским установкам, боевым самолетам и боевым вертолетам, а с другой – устанавливал квоты на эту боевую технику для каждого из подписавших ДОВСЕ государств. В сумме они были равными и для НАТО, и для ОВД. В то же время договор требовал от каждого участника регулярно, раз в полгода, информировать своих партнеров о наличии этих вооружений в той или иной точке своей страны (в ее европейской части), называя конкретную воинскую часть и ее географические координаты, а также открывал беспрецедентную и немыслимую ранее возможность для военных из НАТО или ОВД приехать на место и проверить точность полученных сведений.

ДОВСЕ вступил в силу 9 ноября 1992 года, когда и Организация Варшавского договора, и Советский Союз прекратили свое существование. Возникла новая Россия. Практически все страны, входившие в ОВД, а также некоторые бывшие республики СССР, на которые распространялись условия договора, вступили в НАТО. Квоты на вооружения в Североатлантическом альянсе стали превышать российские по некоторым показателям в пять-шесть раз. Требовалось адаптировать ДОВСЕ к изменившимся историческим условиям, что и было сделано на саммите ОБСЕ в Стамбуле 19 ноября 1999 года. Но там же, на этом саммите, в документах, не имеющих прямого отношения к ДОВСЕ, странами НАТО было зафиксировано условие, что они ратифицируют адаптированный договор только после того, как Россия выведет свои войска из Грузии и Молдавии.

Из Грузии российские военные базы были выведены в 2005 году, хотя в Абхазии и Южной Осетии оставались отечественные миротворческие подразделения на линии разграничения грузино-абхазского и грузино-югоосетинского конфликтов, введенные туда в одном случае на основании соглашения, принятого главами СНГ, в другом – в соответствии с российско-грузинским Дагомысским соглашением. Из Молдавии 14-я армия также выведена. Там также остались только наши миротворческие подразделения, которые, согласно двустороннему соглашению между Молдавией и Россией(кстати, вместе с молдавскими и приднестровскими миротворцами), контролируют соблюдение режима безопасности в зоне урегулирования конфликта и охраняют склады с вооружениями, которые Приднестровье считает своими, а Россия – своими.

Тем не менее страны НАТО продолжали отказываться ратифицировать адаптированный ДОВСЕ. А страны Балтии, вступившие в Североатлантический альянс, вообще не присоединились к этому документу. Складывалась странная ситуация. Офицеры Литвы, Латвии и Эстонии в составе натовских инспекций могли приехать, к примеру, в Калининградскую область и проверить там наличие тех или иных тяжелых вооружений. А российские офицеры совершить ответный визит не могли – страны Балтии не участники ДОВСЕ. А потом образовались новые государства на Балканах, где есть базы США и других стран альянса.

Предупреждения Москвы, что, если государства, подписавшие адаптированный ДОВСЕ, не приступят к его ратификации, Россия выйдет из этого договора, не возымели никакого действия. И в декабре 2007 года указом тогдашнего президента Владимира Путина наша страна приостановила свое участие в договоре. То есть она перестала информировать своих бывших партнеров о наличии, количестве, дислокации и перемещении по европейской части страны своих тяжелых вооружений, не принимает военные инспекции из стран НАТО и, естественно, сама не посылает своих офицеров в такие инспекции.

А на все недовольства из столиц западных стран из Москвы всегда следовал ответ: сначала ратификация адаптированного ДОВСЕ, потом возвращение России к требованиям договора. Но теперь, после грузинской агрессии против Южной Осетии, признания Москвой независимости и суверенитета Цхинвала и Сухума, заключения двусторонних договоров на размещение российских военных баз на территории двух этих государств, говорить о ратификации адаптированного ДОВСЕ не приходится. ДОВСЕ в том виде, как он был модернизирован в 1999 году в Стамбуле, умер и вряд ли когда возродится. Отсюда и запоздалое заявление Виктории Нуланд о том, что США приостанавливают исполнение ряда своих обязательств по ДОВСЕ по отношению к России.

Заявление это запоздало и по той причине, что, как утверждает постоянный представитель России при НАТО Дмитрий Рогозин, будущий ДОВСЕ должен учитывать не только количество танков, боевых бронированных машин, артиллерии, самолетов и вертолетов, но и американские корабли с системой ПРО «Иджис», которые они собираются базировать в Средиземном, Балтийском, Норвежском и Северном морях, а также аналогичные системы, что планируют разместить в Румынии, Турции, Польше и других европейских странах. Сегодня уже ясно, что без решения проблемы ЕвроПРО и признания Абхазии и Южной Осетии с размещенными там российскими базами никакой новый ДОВСЕ невозможен.